Если в солнечный день вы прогуляетесь по новым столичным пешеходным зонам, вы окажетесь среди них – могильщиков великодержавия, и одновременно – надежд на построение либеральной демократии. «Поколение Z», зумеры, те, кому сейчас вокруг и около двадцати (рожденные между 1997 и 2012 годом), почти наверняка не сделают революцию. Но и для имперского строительства они совершенно непригодны.
В последнее время активно обсуждается природа нынешнего российского режима, делаются попытки дать точную политологическую оценку той системе господства, что сложилась в РФ и других республиках бывшего СССР. В этих политических и политологических дебатах часто используется понятийный инструментарий, предложенный более 100 лет назад классиком мировой социологии Максом Вебером. Далее предпринимается попытка показать значимость веберовского концептуального языка для понимания постсоветских реалий.
На фоне афганских событий, когда «запрещенная организация» за полтора месяца вернула себе контроль над страной, имеет смысл еще раз обратиться к вопросу о движущей силе социальных перемен. Шок, который испытала мировая прогрессивная общественности при виде оглушительного триумфа бородатых варваров, сумевших разогнать «хорошо обученную» правительственную армию Афганистана, еще раз показывает, насколько далекими от реальности бывают наши социальные ожидания. Мало того, мы до сих пор еще не научились непредвзято оценивать развитие подобных событий, более доверяя своим вкусам и симпатиям, нежели полагаясь на понимание сути вещей.
Есть все основания полагать - нет ничего, что вызвало бы у постсоветского населения моральное негодование. А без него реальные, фундаментальные перемены невозможны.
Представьте человека, который испытывает панический ужас перед онкологией. Он постоянно пребывает в волнении по поводу своего здоровья, связывая все возможные напасти только с одним зловещим словом из трех букв – «рак». Он старается оценить свою симптоматику, сверяется со всякими теоретическими выкладками, внимательно себя осматривает и ощупывает. Он пытает вопросами специалистов. А вдруг? Вдруг коварный враг уже буравит его тело? Но проходят годы, и нашего паникера разбивает… инфаркт миокарда. Или инсульт…
Классик политической теории модерна Жан-Жак Руссо в одноименной главе своего знаменитого сочинения «Об общественном договоре, или Принципы политического права» (1762 г.) ввел довольно странное на первый взгляд понятие "гражданская религия". Его аргумент звучит следующим образом: "...для государства весьма важно, чтобы каждый гражданин имел религию, которая заставляла бы его любить свои обязанности; но догматы этой религии интересуют государство и его членов лишь постольку, поскольку эти догматы относятся к морали и обязанностям, которые тот, кто ее исповедуют, обязан исполнять по отношению к другим. <...> Существует, следовательно, исповедание веры чисто гражданское, статьи которого надлежит устанавливать суверену; и не в качестве догматов религии, но как правило общежития, без которых невозможно быть ни добрым гражданином, ни верным подданным".
Если Россия для вас – цивилизация, а империя непреходящая ценность – вы обязаны быть евразийцем. Нет мифа иного, кроме чингисхановско-ордынского (позитивно окрашенного разумеется) который мог бы удержать вместе русских, татар, якутов и пр., а также пристегнуть надежно казахов. Это пока еще удается чисто по инерции, за счет того, что руководят везде советские люди. Когда они уйдут, исламская, тюркская и др. идентичности возобладают.
Всю постсоветскую историю от начала 90-х, каждый раз участвуя в бесконечных русских дискуссиях о нашем историческом прошлом, трудном и нестерпимым настоящем и непременно - светлом русском будущем, со всеми своими друзьями, родственниками и коллегами по работе, ловил себя на мысли, что каждый раз спор погружается в обсуждение каких-то второстепенных деталей, и изощренные риторические наработки спорящих непременно перерастают в неизбежную перебранку, и потому все обсуждения бессмысленны. Ведь у каждого есть своя какая-то смутная, до конца не сформулированная внутренняя установка… и каждый спорящий неприметно и интуитивно ей следует, без всяких явных артикуляции своих ощущений. Поэтому нет смысла ни в каких полемических эскападах, пока не будет определенна мировоззренческая базовая платформа каждого участника обсуждения.
Лишние люди цифрового века  Недавно мне довелось поучаствовать в российско-германском научном онлайн-форуме, посвященном проблеме «зеленой» трансформации мировой экономики. Один из спикеров – представитель Федерального Министерства экономики Германии – с неподдельной грустью рассказал о печальном опыте тридцатилетней давности, когда в этой стране массово закрывались угольные шахты. Работу потеряли как минимум 90 тысяч человек. Некоторые районы обезлюдели из-за переезда жителей в поисках рабочих мест. Последствия тех событий, пояснил докладчик, дают о себе знать по сию пору.
Пророчества об антихристе издревле не просто будоражат умы, но и, так или иначе, оказывают влияние на политический выбор. Особенно, нижеследующее: «И ныне вы знаете, что не допускает открыться ему в свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только [не совершится] до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет Духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего, того, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными" (2 Фес.2:6–9). Кто же этот «удерживающий» (Катехон, по-гречески), хранящий, по словам апостола Павла, мир от прихода антихриста?
Недавно на канале «Дождь» телеведущий Павел Лобков и известный блогер Павел Пряников учили нашу интеллигенцию высаживать овощную рассаду. Перефразируя одного политика, дело это своевременное, нужное. Овощи и зелень в супермаркетах стремительно дорожают, особенно в сегменте для гурманов. В этой связи логика авторов передачи проста и понятна: на кой тратить большие деньги на покупку дорогих культур, ежели их можно вырастить самостоятельно в нужных количествах? Материальные выгоды здесь очевидны, благо, с семенами в наше время проблем нет. А развить навыки выращивания полезных растений не так уж и сложно. Столь нехитрую мысль как раз и попытались донести до зрителей упомянутые персоны.
Не так давно Путин заявил: «Либеральная идея устарела. Она вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения». И если бы он один. И до, и после на разные голоса – и слева и справа уверенно заявляют о кризисе либерализма. Но всегда ли эти обличители понимают, о чем говорят? А говорят они о кризисе того, что само по себе является разворачивающимся во времени и пространстве кризисом. Либерализм – это кризис традиционного понимания человека, его роли и его цели.
Жозеф де Местр задается вопросом: «Каким образом случилось, что до христианства на рабство всегда смотрели как на необходимую часть правления и политического устройства и в республиках, и в монархиях и ни одному философу не приходило даже в голову осуждать рабство, а законодателям противодействовать ему посредством законов?
Я вынужден вновь вернуться к теме «альбигойского» уклада, которую затронул в одной из предыдущих публикаций. Статья была написана еще до установления карантинных мероприятий, поэтому не содержала тех впечатлений, которыми теперь переполнены многие из нас, наблюдая за особенностями борьбы с новой заразой. Для меня стало совершенно очевидно, что кошмарные пророчества по поводу глобального потепления дополнились еще одним апокалиптическим сюжетом. Я использую здесь слово «апокалиптический» в прямом смысле. Раздуваемые сейчас страхи перед климатической катастрофой или пандемией куда сильнее приближаются к типичным эсхатологическим переживаниям, нежели страхи перед ядерной войной - на чем мы были помешаны еще лет тридцать-сорок назад.
Помню, в советской школе нам так объясняли главное преимущество колхозов перед единоличными крестьянскими хозяйствами: дескать, благодаря объединению небольших участков появлялась возможность широкого использования техники. Якобы трактор и комбайн не в состоянии развернуться на тесном земельном наделе. Отсюда следовал вывод, что механизация в сельском хозяйстве автоматически требовала коллективизации, поскольку других способов для укрупнения полей будто бы не было.
Я уже неоднократно утверждал, что общественно-политическую ситуацию в России необходимо тесно увязывать с развивающимися на наших глазах мировыми процессами. Еще раз напомню, что ни одна из наших политических сил не имеет внятной повестки, в которой четко отражались бы контуры желательного развития страны. Люди, претендующие на роль антипутинской оппозиции (взять хоть либералов, хоть националистов, хоть коммунистов), готовы без устали обсуждать российскую ментальность, «культурные коды», роль тех или иных персон в нашей истории, но при этом предпочитают обходить стороной те вопросы, от грамотного решения которых РЕАЛЬНО ЗАВИСИТ наше будущее. Возможно – ближайшее будущее.
В сегодняшней общественной жизни Америки внезапно проявились две яркие публичные линии: «красная» и «черная», и если еще недавно эти два явления существовали в параллельных реальностях, то прямо сейчас на наших глазах эти два «очарования», минуя конфетно-букетный период, взяли и… «сошлись».
Думаю, нет смысла доказывать, насколько сильно впечатлили российскую аудиторию прокатившиеся по США и Европе волны социальных выступлений на почве так называемой «расовой дискриминации». Собственно, впечатлили не столько сами выступления, сколько реакция на проблему со стороны представителей белой расы. Вставание на колени перед темнокожим населением многими из нас воспринималось как явный перебор. Политкорректность белых американцев и европейцев зашла так далеко, что данная форма «покаяния» потребовала хоть какого-то внятного объяснения.
События в США опять подхлестнули разговоры о влиянии радикальных леваков на состояние западной цивилизации. Я, конечно, рад тому, что российские правые сохраняют здравомыслие в столь непростое для нас время, однако есть один момент, искренне меня огорчающий. Как правило, нынешняя правая повестка сводится к одной чеканной формуле: «не трогайте – оставьте всё, как было!». Характерный месседж правых практически всегда имеет подчеркнуто консервативную составляющую.
«Коронавирус полностью изменит этот мир!» - сегодня такие «пророчества» раздаются из каждого угла. Я понимаю интересы некоторых прорицателей подогревать ажиотаж вокруг актуальных тем, но дело в том, что мир менялся и без всякого коронавируса. И, безусловно, он изменится в любом случае – с пандемией или без пандемии. Причем, перемены грядут фундаментальные.
В течение пары лет я не решался углубляться в эту тему, поскольку она поднимает довольно специфические вопросы, актуальность которых наша аудитория пока еще ставит под сомнение. И мне, разумеется, совсем не хочется давать своим критикам повод для зубоскальства. Тем не менее, обстоятельства последних дней вынуждают меня начать этот разговор. Сегодня наша «прогрессивная» общественность с азартом мусолит «жизненно важную» (как ей кажется) дилемму: принимать или не принимать поправки? Лидеры мнений опять разносят по умам дежурный тезис насчет «гражданской ответственности». Мол, если ты болеешь душой за страну, то ты просто-таки обязан принять участие в плебисците и продемонстрировать властям свою зрелую (и непримиримую, конечно же) позицию по вопросам изменения Конституции.
Восемьсот лет назад они хотели изменить мир. Они ходили по тогдашней Европе с видом небожителей, принимая от людей почести и наставляя их к «духовной» жизни. Они отказывались от мясной пищи, не убивали животных, проповедовали ненасилие, осуждали несовершенный мир, неправедную власть и «сатанинскую» Римскую церковь. Они не обзаводились семьями, не предавали значения браку и не считали деторождение благом.
Страница 1 из 3