Новая картина Квентина Тарантино, «Однажды в…Голливуде», под российскую премьеру которой маэстро даже посетил Белокаменную и побродил по ее достопримечательностям, встретила у нашей публики весьма восторженный прием. Большинству понравились и идеология, и общее качество фильма, некоторые спорно оценили идеологию, но качество одобрили, совсем уж негативно высказались лишь отдельные диссиденты, мгновенно и яростно оспариваемые значительно превосходящими численно тарантинофилами.
Еще Бердяев указывал на то, что интеллигент в России – это не принадлежность к какому-то профессиональному сообществу. Российский интеллигент – это носитель особого типа сознания, во многом совпадающего с сознанием религиозных фанатиков-сектантов.
Вокруг фильма «Балканский рубеж» идут жаркие споры, ломаются копья – и это тот случай, когда предмет полемики действительно ее достоин. На меня лента произвела мало сказать что сильное впечатление – «Рубеж» показался произведением искусства, создатели которого сказали и показали намного больше и лучше, чем изначально планировали. Впрочем, есть подозрение, что они, имея заказ и методичку с одними целями и требованиями, в итоге под внешней завесой их соблюдения сняли нечто сильно другое, сознательно или полусознательно.
Не претендуя на научность и на полноту, я составил список из 125 известных деятелей гуманитарной культуры СССР (писатели, композиторы, режиссёры, актёры, учёные и т.д.) середины 1950-х – конца 1980-х гг., которые или сами подвергались репрессиям в период с 1917 по 1953 г., либо репрессиям подвергались их близкие родственники.
Path to Paradise begins in Hell  «Наступит день, когда небесные корабли-звездолеты ринутся вглубь Вселенной и перенесут бывших пленников Земли на Луну, к планетам – в другие миры, казалось бы, навеки недоступные для земного человечества». Автор этого «пророчества» - знаменитый российский популяризатор науки Яков Перельман, опубликовавший книжку о межпланетных путешествиях в далеком 1915 году. Космических кораблей тогда еще не было, а вот «величайшая греза» (по его выражению) о полетах в космические дали уже была.
Очевидцы рассказывают, что когда в октябре 1957 года вышло сообщение ТАСС о запуске первого спутника, студенты технических вузов стали выбегать из общежитий на улицы с радостными криками: «Трындец тебе, Америка!». По другую сторону океана эту новость восприняли с нескрываемой тревогой. Писатель-фантаст Артур Кларк по этому поводу якобы сказал: «Америка стала второстепенной державой». Оглушительные успехи советского ракетостроения вызвали закономерные вопросы: «Как у большевиков такое вообще могло получиться?».
  ...Скоро изнашивает наш север лучших людей своих! А.И. Герцен Когда несколько лет назад умер Алексей Балабанов, я, подобно множеству других ценителей его творчества, ощутил кончину этого человека, с которым никогда не был знаком, как огромную личную потерю. Говоря словами Толстого - будто «опора какая-то отскочила». Но не потому, что он был неким «учителем жизни» (на эту роль он никогда и не претендовал), а потому что в современной русской художественной культуре он сделался для меня, по сути, единственным собеседником, с которым я мог – виртуально естественно - обсудить волнующие меня вопросы. Ни с кем из его коллег, так же как ни с кем из нынешних мастеров изящной словесности, у меня такого диалога не получалось – было не интересно.
Природой здесь нам суждено В Европу прорубить окно.    Через тот выход в Европу, который подсказала Петру сама природа, через другие, которые были найдены его преемниками, совершился великий русский исход. Чтобы видеть Европу, нам уже нет надобности глядеть на нее издалека, сквозь прорубленное гениальным плотником окошко: казалось, мы были вынуждены стать европейцами. Однако не стали все же, если говорить не об отдельных людях, но о населении русском, о том странном эмигрантском племени, которое "село" на берегах Эльбы, или Шпрее, или Сены и завело в больших и малых европейских столицах свои укромные городки и деревни, нашедшем своих то огорченных, то снисходительных бытописателей. Русский житель, и оказавшись жителем Европы, часто смотрит на нее из оного окна. 
Одно из главных  событий в отечественной интеллектуальной жизни если не всего года, то уж точно ближайших нескольких месяцев – выход в издательстве «Питер» русского перевода книги Джордана Питерсона «12 правил жизни: противоядие от хаоса». Книга должна была появиться на прилавках еще в феврале, но по не вполне понятным причинам срок был сдвинут до марта. Кроме того, этой весной всемирно известный канадский ученый должен приехать в Россию собственной персоной.
 Часть вторая Этнический базис западного индивидуализма  Магический (Восточный) человек является частью духовного начала «мы». Будучи ниспослано свыше, оно является одним и тем же для всех его членов. Душа и тело, конечно, принадлежат только человеку. Внутри него, однако, существует еще «нечто», относящееся к иному измерению. Это «нечто» превращает человека со всем его опытом и убеждениями в часть глобального консенсуса, который, являясь эманацией Бога, исключает всякую возможность самоутверждения для Эго. В глазах носителя такой ментальности понятие правды будет отличаться от того, как его видит представитель европейской цивилизации.
Часть первая Культурная уникальность, если говорить в общем, может быть обусловлена двумя факторами: природой и воспитанием. Споры о том, что из них первично, велись с незапамятных времен и, как мне представляется, сегодня нам гораздо проще, нежели раньше, найти подход к данной проблеме. В своей статье я постараюсь показать, что на самом деле оба фактора играют здесь ключевую роль. Западные культуры пережили уникальные трансформации, которые не могли быть спрогнозированы в рамках биологической или эволюционной теории, однако вместе с тем каждая из них имеет уникальный опыт собственной эволюции. Западная культура создавалась людьми, отличавшимися генетически от представителей других цивилизаций и культур Земного шара. Ниже я попытаюсь продемонстрировать, что общества Запада обладают рядом уникальных отличительных характеристик, выделяющих их среди других цивилизаций. Вот их перечень:
19 мая в РИА-Новостях прошло занимательное и потенциально важное мероприятие: Международный форум русскоязычных вещателей.
Гершензон М.О. «Узнать и полюбить». Из переписки 1893 – 1925 годов / Сост., коммент. Е.Ю. Литвин; послесл. В.В. Сапов. – М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2016. – 512 с. – (серия «Российские Пропилеи»). Михаил Осипович Гершензон – одна из ключевых фигур в истории как изучения русской общественной мысли XIX века, так и общественной мысли XX века, уже не как исследователь, но как деятель, сам в свою очередь становящийся объектом пристального изучения – в последнем отношении достаточно напомнить хотя бы о его роли в издании «Вехи». Однако в данной публикации переписки Гершензона второй его ипостаси уделено минимальное внимание – в изданных письмах текущие общественные и политические сюжеты затрагиваются лишь в силу неизбежного касательства их к совсем иным, собственно исследовательским и издательским хлопотам автора и его собеседников – или в той мере, в какой собеседники сами настаивают на обсуждении данных сюжетов, настойчиво переводят разговор на них.
I Безоговорочное и непримиримое противопоставление России Западу, Запада России есть ядро идейного комплекса, любопытного прежде всего тем, что его создали и дружно развивали ни в чем другом не согласные между собой умы: исключительные приверженцы всего русского в России и фанатические поклонники Запада на Западе.