6.АнтиМодерн

Итак, из фактов, изложенных в предыдущих разделах, вырисовывается совершенно отталкивающий для всякого непредубеждённого человека образ сталинского СССР: перманентная нищета, голодное/полуголодное существование, несвободный/полусвободный труд, регламентированное социальное неравенство, нескончаемые репрессии – всё это напрямую касалось подавляющего большинства населения страны.

3.Неравенство

Менее всего можно считать общество сталинского СССР эгалитарным, напротив, это было общество строго иерархическое, в котором каждая ступенька социальной лестницы определялась наличием или отсутствием тех или иных привилегий. Государство, следуя приоритетам своей политики, распределяло материальные блага, исходя из «двух основных факторов — принадлежности к властной элите и непосредственной вовлеченности в индустриальное производство»[1].

В голове нашего среднего обывателя за последние годы сложилось сугубо мифологическое представление о сталинской периоде отечественной истории, в котором он предстаёт чуть ли не потерянным раем - неудивительно, что мечта о его возвращении стала настоящим массовым психозом «россиян». Это настроение резко контрастирует с тем, как видели ту эпоху её современники. Например, в замечательном «Дневнике» Л.В. Шапориной без обиняков говорится о «жизни без горизонта, полуголодной, полухолодной, полукаторжной и абсолютно рабской», где господствует «презрение к обывателю, возведенное в принцип»[1].

Украина как параллельная реальность России

Как бы ни хотелось иным, но взгляд русского на украинские дела никогда не будет взглядом со стороны. Как и взгляд украинца на дела российские. Можно сколько угодно взаимно возмущаться: «Какое вам до нас дело?!» А дело именно в том, что процессы и события в одной стране неизбежно оказывают сильное влияние на процессы и события в другой. Это даже если не считать двух ещё более сильных обстоятельств.

«Да хранит тебя Господь от чумы, идущей из Кастилиии от голода, распространяющегося из Андалусии», – говорит Гусман де Альфараче, герой некогда популярнейшего плутовского романа Матео Алемана. Эти слова написаны в эпоху золотого века испанского искусства и литературы, более того – в эпоху расцвета испанской государственности. В исторической науке даже есть устойчивое выражение «Золотой век Испании». И в этот «Золотой век» жители великой империи страдали от бедности, не раз им угрожал голод.

Двадцать лет назад вышла замечательная книга: «58¹º. Надзорные производства Прокуратуры СССР по делам об антисоветской агитации и пропаганде. Март 1953 –1991. Аннотированный каталог. Под ред. В.А. Козлова и С.В. Мироненко; сост. О.В. Эдельман (М., 1999: Международный Фонд «Демократия»). В ней собраны краткие справки об осуждённых по печально знаменитой статье, каравшей за «пропаганду или агитацию, содержащих призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений».

05.04.2019

Без государственного оформления Нации еще, строго говоря, не существует. Нет государства, нет и Права, нет, следовательно, полной объективации национальной идеи в социальной сфере. Разделение наций на "Staatsnationen" и "Kulturnationen" — лишь условно. Всякая "Kulturnation" или была некогда "государственной нацией", или стремится стать таковою. Рассеянная среди "языков" еврейская нация никогда не переставала чувствовать себя в рассеянии и в изгнании.

"РЕ": В издательстве "Молодая гвардия" вышла новая книга нашего постоянного автора Василия Молодякова "Риббентроп. Дипломат от фюрера" - первая русская биография министра иностранных дел Третьего Рейха. Предлагаем вниманию читателей фрагмент из этой книги, посвященный неудавшейся попытке заключить союз между странами Тройственного пакта (Германией, Италией, Японией) и СССР, на котором настаивал Риббентроп.

Не успели мы отсмеяться по мультяшному чудо-оружию из знаменательной президентской презентации, как вдруг руководство страны сделало серьезный вид и стало оглашать эпохальные решения, якобы призванные реализовать невероятно амбициозные планы. Президент заговорил о технологическом прорыве, о программе покорения Луны и Марса. А чтобы супостатам спокойно не спалось, он дал поручение министру обороны ввести в строй гиперзвуковую ракету. Премьер также не остался стороне. Не так давно он озвучил намерение правительства осуществить поддержку НИОКР для военной отрасли. Это, напомним, был его ответ на решение американцев по выходу из соглашения по ракетам средней и малой дальности.

«У меня к Вам вопрос: отчего современные русские националисты склонны к паранойе и конспирологии? На меня это производит какое-то гнетущее впечатление. Это просто ад и ужас! Они же дискредитируют идею! То Британия у них виновата, то марсиане… А если не согласен с ними, то ты сразу русофоб!». Это написал мне один фейсбучный «френд». Он не так давно переехал в Россию из некой недружественной страны. Оказался в кругу русских патриотов и националистов. И видно, наслушался их любимых разговоров «по горло». Грустно усмехнувшись, я ответил, что в двух словах об этом не скажешь и что, пожалуй, лучше я напишу об этом небольшую статью, ибо давно хотел на сей счёт высказаться.

«Подлец, Ванька Каин, человек без души, без сердца, вампир», «глава и начальник коммунизма в России», который «действует умнее Марата и Робеспьера», «наглый мародер», «конокрад»; он же – «Нестор русской журналистики», «опытный и мудрый советник почти всех наших писателей, подвизавшихся на журнальном поприще», близкий (возможно, самый близкий) приятель Лермонтова, открывший ему путь в литературу, глава влиятельнейших периодических изданий XIX века, где печатались лучшие литераторы, критики и даже министры, один из учредителей Русского телеграфного агентства (РТА) и создатель Международного телеграфного агентства; меценат и деятельный участник множества благотворительных обществ.

Не претендуя на научность и на полноту, я составил список из 125 известных деятелей гуманитарной культуры СССР (писатели, композиторы, режиссёры, актёры, учёные и т.д.) середины 1950-х – конца 1980-х гг., которые или сами подвергались репрессиям в период с 1917 по 1953 г., либо репрессиям подвергались их близкие родственники.

Никакая самая успешная война не приведёт к распаду этого государства, которое зиждется на миллионах русских.

Даже если расчленить их международными трактатами, они соединятся друг с другом как капли ртути

Отто фон Бисмарк

Цитата, вынесенная в эпиграф, взята из старого советского учебника по новой истории, где каждый параграф сопровождался какими-то документами эпохи. Характерно, что Железный Канцлер писал о русских как о нации.

В заголовке статьи легко усмотреть тавтологию. Нация, если это действительно нация, по определению антикоммунистична. Ибо она представляет собой буржуазное образование. Но нелишне напомнить об этом ещё раз: русские – не какая-то особая общность. Причём в русском национально-государственном строительстве, буде таковое когда-нибудь возобновится, антикоммунизм по необходимости займёт важнейшее место. Если угодно, сыграет роль «духовной скрепы».

Из дневников мая - августа 1917 года

Политика – это маховик государства, сейчас он вертятся быстро без передаточного ремня: молотилка стоит и еле молотит. Правда, неудивительно ли это: на всех политических съездах, советах крестьяне призывают к единению и сами крестьяне делают такие постановления и заключения, будто они самые настоящие социалисты. Земля есть и у социалиста, и у христианина, но земля крестьянская – планета.

Path to Paradise begins in Hell

 «Наступит день, когда небесные корабли-звездолеты ринутся вглубь Вселенной и перенесут бывших пленников Земли на Луну, к планетам – в другие миры, казалось бы, навеки недоступные для земного человечества». Автор этого «пророчества» - знаменитый российский популяризатор науки Яков Перельман, опубликовавший книжку о межпланетных путешествиях в далеком 1915 году. Космических кораблей тогда еще не было, а вот «величайшая греза» (по его выражению) о полетах в космические дали уже была.

Отличительное свойство русского ума состоит в отсутствии понятия о границах. Можно подумать, что все необъятное пространство нашего отечества отпечаталось у нас в мозгу. Всякое понятие является нам в форме безусловной. Для нас исчезают линии, которые отделяют его от смежных с ним областей; мы не постигаем ни места, которое оно занимает в ряду других, ни отношения его к тем понятиям, которые находятся с ним в соприкосновении.

Очевидцы рассказывают, что когда в октябре 1957 года вышло сообщение ТАСС о запуске первого спутника, студенты технических вузов стали выбегать из общежитий на улицы с радостными криками: «Трындец тебе, Америка!». По другую сторону океана эту новость восприняли с нескрываемой тревогой. Писатель-фантаст Артур Кларк по этому поводу якобы сказал: «Америка стала второстепенной державой». Оглушительные успехи советского ракетостроения вызвали закономерные вопросы: «Как у большевиков такое вообще могло получиться?».

  ...Скоро изнашивает наш север лучших людей своих!

А.И. Герцен

Когда несколько лет назад умер Алексей Балабанов, я, подобно множеству других ценителей его творчества, ощутил кончину этого человека, с которым никогда не был знаком, как огромную личную потерю. Говоря словами Толстого - будто «опора какая-то отскочила». Но не потому, что он был неким «учителем жизни» (на эту роль он никогда и не претендовал), а потому что в современной русской художественной культуре он сделался для меня, по сути, единственным собеседником, с которым я мог – виртуально естественно - обсудить волнующие меня вопросы. Ни с кем из его коллег, так же как ни с кем из нынешних мастеров изящной словесности, у меня такого диалога не получалось – было не интересно.

Костромской Бонапарт

Если вы спросите о Муравьеве образованного человека, то он почти наверняка ответит: Муравьев? Это декабрист? Или это Муравьев-вешатель? В России Михаил Артемьевич Муравьев, покоритель Киева и победитель румын, забыт. Даже сведения о его внешности скупы и фрагментарны. «Бледный, с неестественно горящими глазами на истасканном, но все еще красивом лице», – так описывает Муравьева царский и советский генерал Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич. Зато на Украине имя Михаила Артемьевича Муравьева хорошо известно. Это один из главных антигероев украинской истории. Такой исторический Саурон или Волан-де-Морт Украины, злейший ее враг.

Природой здесь нам суждено 
В Европу прорубить окно.

   Через тот выход в Европу, который подсказала Петру сама природа, через другие, которые были найдены его преемниками, совершился великий русский исход. Чтобы видеть Европу, нам уже нет надобности глядеть на нее издалека, сквозь прорубленное гениальным плотником окошко: казалось, мы были вынуждены стать европейцами. Однако не стали все же, если говорить не об отдельных людях, но о населении русском, о том странном эмигрантском племени, которое "село" на берегах Эльбы, или Шпрее, или Сены и завело в больших и малых европейских столицах свои укромные городки и деревни, нашедшем своих то огорченных, то снисходительных бытописателей. Русский житель, и оказавшись жителем Европы, часто смотрит на нее из оного окна. 

Одно из главных  событий в отечественной интеллектуальной жизни если не всего года, то уж точно ближайших нескольких месяцев – выход в издательстве «Питер» русского перевода книги Джордана Питерсона «12 правил жизни: противоядие от хаоса». Книга должна была появиться на прилавках еще в феврале, но по не вполне понятным причинам срок был сдвинут до марта. Кроме того, этой весной всемирно известный канадский ученый должен приехать в Россию собственной персоной.

Когда мы хотим проследить некую тенденцию в истории, установить в ней закономерность, мы придумываем теоретические конструкции и стараемся наполнить их фактическим содержанием. Никаких общепризнанных критериев, кроме кажущейся логичности и стройности (ну и, конечно, отсутствия слишком явного противоречия известным фактам), в них нет. История не поддаётся экспериментальной проверке, поэтому любые её «законы» остаются умозрительными спекуляциями. В конечном итоге, общее признание на какой-то момент получает та концепция исторического процесса, которая передана наиболее убедительными словами или имеет за собой более мощную информационную поддержку. И ещё: больше всего шансов добиться популярности у той исторической гипотезы, которая может быть удачно конвертирована в текущую политику. Удастся ли кому-то, и каким образом, конвертировать в политику предлагаемую версию событий 1917-1920 годов, автор не берётся предугадывать.

Страница 1 из 4