В последнее время активно обсуждается природа нынешнего российского режима, делаются попытки дать точную политологическую оценку той системе господства, что сложилась в РФ и других республиках бывшего СССР. В этих политических и политологических дебатах часто используется понятийный инструментарий, предложенный более 100 лет назад классиком мировой социологии Максом Вебером. Далее предпринимается попытка показать значимость веберовского концептуального языка для понимания постсоветских реалий.

«Свобода не есть средство достижения более высокой политической цели. Она сама – высочайшая политическая цель. И необходима она не ради хорошей общественной администрации, но для обеспечения безопасности на пути к вершинам гражданского общества и частной жизни… Лучше быть гражданином скромной альпийской республики, чье влияние едва ли перешагнет за ее тесные границы, чем подданным грандиозной самодержавной монархии, под сенью которой пребывает половина Азии и половина Европы».

На фоне афганских событий, когда «запрещенная организация» за полтора месяца вернула себе контроль над страной, имеет смысл еще раз обратиться к вопросу о движущей силе социальных перемен. Шок, который испытала мировая прогрессивная общественности при виде оглушительного триумфа бородатых варваров, сумевших разогнать «хорошо обученную» правительственную армию Афганистана, еще раз показывает, насколько далекими от реальности бывают наши социальные ожидания. Мало того, мы до сих пор еще не научились непредвзято оценивать развитие подобных событий, более доверяя своим вкусам и симпатиям, нежели полагаясь на понимание сути вещей.

Впереди у нас 300-летие империи. 2 ноября 1721 года Петр I принял титул императора и Отца Отечества.

Совсем недавно, имея за один присест несколько многочасовых перелетов, мне удалось пересмотреть пару фильмов, по сюжету – типичных экономических голливудских триллеров, о причинах, внутренней динамики и психологических коллизиях непосредственных участников, еще не совсем забытой американской «Великой рецессии» 2008 года.

«Публичные чтения о Петре Великом» (1872) Сергея Михайловича Соловьева – произведение, во многом остающееся недооцененным. На первый взгляд такое суждение может показаться провокационным и одновременно избыточно-традиционным.

Есть все основания полагать - нет ничего, что вызвало бы у постсоветского населения моральное негодование. А без него реальные, фундаментальные перемены невозможны.

Зачем стоять на коленях?

Я пишу эти строки, а сам гляжу на экран телевизора. Вижу, как люди стоят на коленях. Каются в грехах далёких предков, или даже не предков. Просто встают на колени, потому что иначе их могут затравить, ошельмовать, лишить выгодных контрактов. Стоят футболисты, судьи, полицейские или просто граждане, у которых цвет кожи оказался слишком светлым. Впрочем, стоят и чернокожие футболисты (за компанию?) Когда я смотрю на эту позорную картину, то думаю… о шумерах и хеттах. Они были столь же воинственны и трудолюбивы, как некогда французы и немцы. Они строили великие города. Создавали оригинальную культуру. Возводили храмы и дворцы. Нападали на соседей, захватывали рабов.

5 июня Владимир Путин открыл памятник императору Александру III в Гатчине. Это уже второй памятник российскому самодержцу 19 века, открытый им лично: в ноябре 2017 года монумент «царю-миротворцу» был установлен при его участии в парке Ливадийского дворца в Крыму. Несколько бюстов и памятных знаков появились и в других городах России. Видимо, «исторические реконструкторы» из Администрации президента РФ выбрали образ идеального прошлого, которое они одновременно пытаются продать оболваненному пропагандой населению в качестве оптимальной модели управления для нашей страны в 21 веке. До этого кремлевский автократ в поисках исторических предшественников обращался к еще более одиозной фигуре Николая I, чей портрет даже висел в его кабинете…

Проследите русскую историю хоть с Ивана III; либеральные, высокопросвещенные, вполне честные и искренние люди в ней никогда не переводились. Поколение за поколением выступали эти люди и погибали в неровной и непосильной борьбе. Их жизнь, деятельность и судьба есть целый непрерывающийся мартиролог в течение многих столетий… Имена огромного их числа не только забыты, но и в свое время были известны немногим. Культурное значение их жизни и усилий бесспорно и велико, но на развитие общественного и политического быта и форм их влияние было  почти ничтожно, почти равнялось нулю. То, что они как будто сделали, затянулось и утонуло в волнах российского хаоса и неурядицы… Невольно спрашиваем себя: да не осуждены ли мы взаправду навеки веков барахтаться безысходно в тине и болоте, в которых пребываем?

Страница 1 из 15