20 июля сего года исполняется ровно полвека с того момента, когда Нейл Армстронг ступил на поверхность Луны, сопроводив это действие исторической фразой: «That’s one small step for a man, but one giant leap for mankind». В декабре 1972 года завершилась последняя, шестая миссия на Луну по программе «Аполлон». Двенадцать людей, как двенадцать апостолов, побывали на поверхности нашего естественного спутника. С тех пор уже почти полстолетия этот one giant leap как бы застыл в пространстве без продолжения.

Фрагменты юношеского дневника известного советского историка Аркадия Георгиевича Манькова (1913 - 2006) за 1938 - 1941 гг. Опубликовано в журнале «Звезда» (1995. № 11).

1938

25/V Комсомольский пленум посвящен приему в члены и конфликтным делам. Теперь в комсомол принимают широко, без всяких препон. Достаточно проявить хотя бы малейшую лояльность. Это борьба за молодежь.

Фрагменты юношеского дневника известного советского историка Аркадия Георгиевича Манькова (1913 - 2006) за 1933 год. Опубликовано в журнале «Звезда» (1994. № 5).

30 марта

Вот уже полтора года работаю на заводе «Красный треугольник». Сегодня пытаюсь дать отчет в том, что я приобрел на заводе. Многое, разумеется, потерял, но больше (несравненно больше!) приобрел. Потерял: 1) часть здоровья, 2) способность наимаксимально продуктивно учиться, 3) колоссальное количество непроизводительно затраченного времени.

Текущая эпоха открывает для историков и культурологов просто невиданное поле возможностей. Глядя на происходящее, рационально осмысливая все «странности», имеющие место в нашем обществе, исследователь старины может существенно приподнять свой теоретический уровень. Главное – подойти к наблюдаемым фактам именно с позиций исследователя, отметая в сторону моральные, идеологические и политические оценки. Достаточно только руководствоваться простым методологическим правилом: процессы, наблюдаемые в наши дни, должны иметь свои сопоставимые аналоги в прошлом. Причем, в достаточно далеком прошлом, для интерпретации которого нам остро не хватает надежных источников.

Была когда-то Россия, был снежный

уездный городишко, была масленица

Бунин И.А., Подснежник, 1927 г.

 

Россия погибла (что бы там не говорили или

не пытались внушить нам старшие) не случайно

– что-то было не в порядке, порочно в основе

Байдалаков В.М.,

председатель эмигрантского НТС в 1934-1955 гг.

 

Не так давно мне посчастливилось познакомиться с великолепным изданием семейных мемуаров представителей трех поколений рода Калитиных.

Одним из неоспоримых проявлений петровского «западничества» обычно считается церковная реформа – отмена патриаршества и учреждение Синода – якобы лишившая «Русскую Церковь ее самобытного и независимого существования», сделавшая её «слугою государства»: «Духовная коллегия [ставшая затем Синодом], как она была задумана Петром и Феофаном [Прокоповичем], есть не что иное, как генеральная церковная консистория немецко-шведского типа, а “Духовный регламент” – вольная копия протестантских церковных уставов…»[1].

«Тридцать седьмой наступает», «ГУЛАГ возрождается», «Путин – это Сталин – 2.0», «массовые репрессии – скоро!» - эти тезисы кочуют в интеллигентской среде как минимум лет десять. Каждая новая инициатива властей по контролю за интернет-пространством, каждый разогнанный митинг, каждое новое дело по политической статье неизменно укладывается в этот мрачный прогноз.

Это нелюди из древних русских сказок,

внешне в человеческом образе, но с душой,

полностью разрушенной специальной подготовкой.

Они сделают всё, что прикажут, не думая и не ощущая ничего.

Иван Ефремов. Час Быка, 1968 г.

Когда на видеороликах каких-нибудь текущих событий мордовороты «добровольных помощников» силовиков рефлекторно перемежают недавно выученные ими слова «Россия» и «православие» с непечатными, впитанными ими с молоком матери; когда средства массовой информации доносят до нас очередное людоедское высказывание некоего чиновника средней руки, которых в стране легион; задумываешься со страхом: точно ли одной с нами природы все эти существа?..

25 августа 1698 г. в Москву из долгого заграничного путешествия вернулся царь Пётр Алексеевич. На следующий день на приёме в Преображенском дворце самодержец поразил своих подданных эксцентричной выходкой – взяв в руки ножницы, он принялся обрезать бороды пришедшим поздравить его с прибытием боярам, пощадив только своего воспитателя Тихона Стрешнева, ветхого старца князя Михаила Черкасского и патриарха Адриана. Этот скандальный казус символически открывает новую эпоху в истории России – эпоху радикальной европеизации, перехода от Московского царства к Петербургской империи.

У славянофилов была, и во многом за ними сохраняется по сей день, репутация чего-то курьезного – борода, мурмолка, хорошо хоть не «сапоги со скрипом». Герцен пустил шутку, что Константина Аксакова в таком облачении мужики принимали за персиянина – и шутка эта зачастую едва ли не единственное, что помнят о славянофилах.

Страница 1 из 8