Бурные события лета 2020 года: горящие центры нескольких американских городов, многотысячные марши молодежи, попытки политиков стать слега «полевее», миллионно-долларовые донаты от лидеров Уолл-стрит для BLM, буквальное «восстание» (!) либеральных СМИ против «массового» белого супрематизма. Все это достаточно похоже на звездный час «левых», который они жаждали многие десятилетия, из поколения в поколения борясь с текущей реальностью американского капитализма.

Я уже неоднократно утверждал, что общественно-политическую ситуацию в России необходимо тесно увязывать с развивающимися на наших глазах мировыми процессами. Еще раз напомню, что ни одна из наших политических сил не имеет внятной повестки, в которой четко отражались бы контуры желательного развития страны. Люди, претендующие на роль антипутинской оппозиции (взять хоть либералов, хоть националистов, хоть коммунистов), готовы без устали обсуждать российскую ментальность, «культурные коды», роль тех или иных персон в нашей истории, но при этом предпочитают обходить стороной те вопросы, от грамотного решения которых РЕАЛЬНО ЗАВИСИТ наше будущее. Возможно – ближайшее будущее.

Евразийцы, участники соответствующего идеологического течения 1920-х годов и их современные последователи, яростно отрицая существование Татаро-монгольского ига, всячески клеймят иго другое — «Романо-германское». Согласно их воззрениям, начиная с Петра I, Россия жила под властью чуждых ей культурных норм и цивилизационных принципов. Впрочем, речь не об адекватности концепций обоих «иг», но о том, как собственно возник «романо-германизм». О том, кто конкретно стоял у его истоков. Понимание этого может изменить всю перспективу виденья выше представленной картины.

Есть выражения, которые сразу понятны соотечественникам и современникам: например, «жить стало лучше, жить стало веселее» или «процесс пошел», – но для других требуют пояснений. Следивший за политикой французский читатель газет в межвоенные годы сразу понимал, что такое «la der des ders», для непосвященного звучащее как абракадабра. Это ироническая скороговорка формулы «la dernière des guerres» (последняя из войн), пущенной в широкий обиход Морисом Барресом в 1914 г. Тогда многие верили, что начавшаяся война будет последней: «По пажитям Европы древней идет последняя война» (Валерий Брюсов). Война оказалась отнюдь не последней. Напротив, она, точнее, созданная в ее результате версальская система, породила столько новых проблем и конфликтов, что наиболее логичным выходом из создавшегося положения виделась война европейского, а то и мирового масштаба.

В эпоху равенства

Всеобщее равенство – быть может самая неосуществимая мечта человечества. Люди уже давно летают в космос, скоро они снова отправятся на Луну, а возможно и на Марс. Победили чуму и холеру, и есть все основания полагать, что также победят со временем коронавирусы и ретровирусы. Разговор с другом из Америки или Австралии для нас дело обычное, заурядное. Кругосветное путешествие давно уже не подвиг, а развлечение. Быть может, со временем люди научатся телепортироваться, мгновенно или за несколько секунд перемещаться в другие города и страны. Возможно все, кроме равенства.

Из татар да в турки

Иван III быстро оправился от пережитого во время набега хана Ахмата страха и продолжил «собирать» русские земли. Так, в 1485 году сбылась вековая мечта князей Московских — была окончательно ликвидирована независимость Твери. А еще через два года Иван приступает к реформе, которая определит московский государственный строй на века. Зимой 1487–1488 года Иван III производит массовое переселение зажиточных новгородцев. Летопись это называет «выводом». Собственно, происходит закономерное — Иван становится Навуходоносором, так же как тот древних евреев, он лишает родины новгородцев. Впрочем, замысел его был глубже, чем у знаменитого предшественника.

Внезапное «пробуждение» Белоруссии по понятным причинам представляет особый интерес для миллионов русских людей, надеющихся и верящих в неизбежную демократизацию РФ. Рассмотрим распад архаичной диктатуры А. Лукашенко из перспективы интересов русской политической нации, неотъемлемой частью которой – по мнению русских демократических националистов – должны стать и жители ныне разваливающегося гособразования под названием «Республика Беларусь».

Грядущие выборы в Америке – всемирные. Это потому, что США глобальный гегемон и осуществляет силовой диктат? Да, разумеется, но почему эта страна таковым является? Только ли из-за экономического и военного потенциала? Никоим образом. И не из-за «масонского заговора», знак коего, как известно каждому русскому патриоту, – на долларе в виде усеченной пирамиды.

В сегодняшней общественной жизни Америки внезапно проявились две яркие публичные линии: «красная» и «черная», и если еще недавно эти два явления существовали в параллельных реальностях, то прямо сейчас на наших глазах эти два «очарования», минуя конфетно-букетный период, взяли и… «сошлись».

Думаю, нет смысла доказывать, насколько сильно впечатлили российскую аудиторию прокатившиеся по США и Европе волны социальных выступлений на почве так называемой «расовой дискриминации». Собственно, впечатлили не столько сами выступления, сколько реакция на проблему со стороны представителей белой расы. Вставание на колени перед темнокожим населением многими из нас воспринималось как явный перебор. Политкорректность белых американцев и европейцев зашла так далеко, что данная форма «покаяния» потребовала хоть какого-то внятного объяснения.

Страница 1 из 12