Меня долгие годы манит и занимает история Холодной войны, до сих пор собираю материалы по этой «странной войне» и все пытаюсь понять логику, хронологию и скрытые смыслы тех событий, и все это, по нескольким обстоятельствам.

Вот уже несколько месяцев в соцсетях активно обсуждаются пытки. Поначалу хотел сказать, что вопрос оказался «в центре общественного внимания». Но нет, совершенно эта тема не в центре. И попытаемся понять, почему…

Начиная с этой публикации, РЕ предполагает периодически знакомить своих читателей с публицистическими текстами и аналитическими исследованиями современных американских правых консерваторов, взятых с сайтов их достаточно немногочисленных изданий, практически неизвестных в современной России.

Скорее всего, даже люди высокообразованные, увидев заголовок, сочтут, что открывает его имя и фамилия известного телеведущего. И да, сегодня, забив «Владимир Соловьев» в поисковой системе, мы получим ворох ссылок, ведущих на материалы, связанные с этим персонажем. Но речь пойдет не о нем, а о его великом тезке.

Если в солнечный день вы прогуляетесь по новым столичным пешеходным зонам, вы окажетесь среди них – могильщиков великодержавия, и одновременно – надежд на построение либеральной демократии. «Поколение Z», зумеры, те, кому сейчас вокруг и около двадцати (рожденные между 1997 и 2012 годом), почти наверняка не сделают революцию. Но и для имперского строительства они совершенно непригодны.

Об интимной жизни души Льва Шестова известно одновременно практически все – и почти ничего.

Систематическая история взаимодействия советской власти с западными литераторами, но имеющиеся case-study показывают многообразие его вариантов и механизмов. Вспомним основные из них.

В этом году как-то незамеченным (что и неудивительно) прошел знаковый юбилей – 300 лет со дня упразднения Петром I патриаршества и учреждения Святейшего Правительствующего Синода. Сегодня ни власти, ни церкви вспоминать об этой дате как-то не с руки. Но в связи с ней важно в очередной раз присмотреться к «религиозной политике» Петра. Тем более, что есть основания считать ее основополагающей и, можно сказать, смыслообразующей для всей деятельности императора.

Условно замиренные

К базовому самоописанию обществ модерна – наряду с предикатами «рациональные», «рефлексивные», «эффективные» – относится и такая важнейшая их характеристика, как «внутренняя замиренность». Речь идет об умиротворении самих модерных обществ, получивших исторически конкретный политический дизайн национальных государств Нового времени.

Рецензия на книгу:

Соловьев К.А. Выборгское воззвание: Теория и практика пассивного сопротивления. – М.: Кучково поле Музеон, 2021. – 320 с. : ил.

Страница 1 из 16