Как в научной литературе, так и в публицистике существуют самые разные точки зрения по вопросу о заговоре против императора Николая II накануне Февральской революции 1917 года. Если заговора не было, то почему верхи российского генералитета так легко и практически единодушно поддержали отречение царя? Если заговор был, почему события развивались в виде масштабной революции, которая вскоре перешла в социалистическую фазу? Попытаемся ответить на оба эти вопроса.
В 2010 году на экраны турецких кинотеатров вышла кинокартина режиссера Зюльфю Ливанели «Прощание» («Veda»), посвященная жизни основателя Турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка. Необычность этого художественного фильма заключалась в том, что, пожалуй, впервые «отец нации» был показан не столько как герой, полководец и политик, а скорее как сугубо частное лицо, раскрывающее себя через призму взаимоотношений с родными и близкими.
Евразийцы, участники соответствующего идеологического течения 1920-х годов и их современные последователи, яростно отрицая существование Татаро-монгольского ига, всячески клеймят иго другое — «Романо-германское». Согласно их воззрениям, начиная с Петра I, Россия жила под властью чуждых ей культурных норм и цивилизационных принципов. Впрочем, речь не об адекватности концепций обоих «иг», но о том, как собственно возник «романо-германизм». О том, кто конкретно стоял у его истоков. Понимание этого может изменить всю перспективу виденья выше представленной картины.
Есть выражения, которые сразу понятны соотечественникам и современникам: например, «жить стало лучше, жить стало веселее» или «процесс пошел», – но для других требуют пояснений. Следивший за политикой французский читатель газет в межвоенные годы сразу понимал, что такое «la der des ders», для непосвященного звучащее как абракадабра. Это ироническая скороговорка формулы «la dernière des guerres» (последняя из войн), пущенной в широкий обиход Морисом Барресом в 1914 г. Тогда многие верили, что начавшаяся война будет последней: «По пажитям Европы древней идет последняя война» (Валерий Брюсов). Война оказалась отнюдь не последней. Напротив, она, точнее, созданная в ее результате версальская система, породила столько новых проблем и конфликтов, что наиболее логичным выходом из создавшегося положения виделась война европейского, а то и мирового масштаба.
В эпоху равенства Всеобщее равенство – быть может самая неосуществимая мечта человечества. Люди уже давно летают в космос, скоро они снова отправятся на Луну, а возможно и на Марс. Победили чуму и холеру, и есть все основания полагать, что также победят со временем коронавирусы и ретровирусы. Разговор с другом из Америки или Австралии для нас дело обычное, заурядное. Кругосветное путешествие давно уже не подвиг, а развлечение. Быть может, со временем люди научатся телепортироваться, мгновенно или за несколько секунд перемещаться в другие города и страны. Возможно все, кроме равенства.
Из татар да в турки Иван III быстро оправился от пережитого во время набега хана Ахмата страха и продолжил «собирать» русские земли. Так, в 1485 году сбылась вековая мечта князей Московских — была окончательно ликвидирована независимость Твери. А еще через два года Иван приступает к реформе, которая определит московский государственный строй на века. Зимой 1487–1488 года Иван III производит массовое переселение зажиточных новгородцев. Летопись это называет «выводом». Собственно, происходит закономерное — Иван становится Навуходоносором, так же как тот древних евреев, он лишает родины новгородцев. Впрочем, замысел его был глубже, чем у знаменитого предшественника.
Абсолютно знаковые для Руси и Сербии Куликовская и Косовская битвы абсолютно мифологизированы. Ничего конкретного, кроме отдельных (основных) фактов, сказать о них нельзя. Все прочее мифология - у них про Милоша Обилича, у нас про Пересвета и Ослябю и «засадный полк».
В первый свой «заход» на Русь чума унесла Симеона Гордого и его сыновей, освободив, тем самым, дорогу к престолу Дмитрию, будущему «Донскому». Второй раз «мор» приходит, когда он уже юный князь.
Русский француз «Все наши личные переживания и сражения, вся наша личная жизнь меркнут, теряют свое значение перед событиями, происходящими в области мировой политики и в области войны, на западе, за границей», – запишет сын Марины Цветаевой Георгий Эфрон (Мур) вскоре после оккупации Парижа германскими войсками.
Не претендуя на сколько-нибудь полное освещение темы (для самого краткого варианта понадобилось бы несколько томов) и на научность, попробую дать даже не обзор – а несколько примеров, «кейсов» тех, кому «посчастливилось» познакомиться с действием Третьего отделения непосредственно – в виде арестов и допросов.
По «мандату» Тенгри Уже к концу правления Василия Темного Москва перестает быть реально зависимой от Орды. Причем не только в силовом смысле, но и как от центра принятия решений, относительно легитимности великого князя. Это просто становилось нелепым - после того, как Темный, победив Шемяку, стал единственным и неоспоримым лидером Руси.
Декабристскому сюжету в отечественной историографии посвящена огромная литература. И тем не менее даже сегодня, когда декабристоведение, освобожденное от тягостной опеки коммунистического официоза, явно обретает «второе дыхание» (достаточно назвать работы В.М. Боковой, П.В. Ильина, О.И. Киянской, В.С. Парсамова, С.Э. Эрлиха) современный историк называет проблему «национализма в декабристском движении» все еще «ожидающей глубокого исследования»[1]. Увы, с этим невозможно не согласиться.
«Ты настолько Русский, насколько ты Православный, и настолько ты Православный, насколько ты Монархист», - такие слова Достоевского любят приводить современные сторонники самодержавия. Источник, однако, не указывают. Впрочем, согласимся, что если Федор Михайлович и не говорил такого буквально, то по совокупности всего им в подобном духе высказанного, можно согласиться – он вряд ли против такого утверждения возразил бы.
Как вы знаете, с недавних пор на просторах бывшего СССР появились разные «эксперты» по генетике, сомневающиеся в «арийском» происхождении русских людей. Особенно в этом усердствуют некоторые особо рьяные патриоты Незалежной Украины. Дескать, генетика типичного «москаля» состоит из смеси тюркской и финно-угорской кровей. Из чего делается вывод о генетически врожденной русской «азиатчине».
Пожалуй, ни одно министерство в эпоху Николая I не терзали такие скандалы, внутренняя борьба и распри, как Министерство народного просвещения после европейских событий 1848 г.
В череде отечественных «легенд и мифов» среди лидеров по зловредности для вменяемого национального будущего - миф о причинах Первой Мировой и о панславизме.
Первую запись нового, 1849 года Корф посвятил подведению итогов года предыдущего, революционного в Европе и полного невзгод для России: «Над Европою разразилась буря, подобной коей не было примера в летописях мира; но Бог охранил от нее наше отечество, противостоявшее всем наитиям Запада.
Вторжение С конца декабря 1237 года по начало весны 1238-го Северо-Восточная Русь за каких-то четыре месяца была полностью разорена войском хана Батыя. Вслед за Рязанью пали все города ее окружавшие. А затем – Москва, Владимир, Переславль, Тверь, Торжок. И многие другие.А в битве на реке Сити пал великий князь Владимирский Юрий Всеволодович вместе со всем своим воинством.Но почему так вышло? Русь была застигнута врасплох многократно превосходящими силами противника? Точно не врасплох.
С русской национальной точки зрения в самом точном смысле слова, т.е. с точки зрения русской нации как политического субъекта, Октябрь 17-го - беспримерная катастрофа. Эта страшная смута и её последствия буквально смыла все те ещё совершенно новые, не отвердевшие институты национальной жизни, которые только-только начали складываться в период 1905 – 1917 гг. В предлагаемых ниже заметках я хотел бы немного поразмышлять о причинах этой катастрофы и попытаться сделать какие-то выводы для сегодняшнего дня.
Иссеченное мечами и другими колюще-режущими орудиями тело Андрея Боголюбского, несостоявшегося самодержца, сутки валялось, по словам летописца, «в огороде». Затем его все-таки перенесли в церковный притвор. И наконец, еще спустя несколько дней отпели и погребли. А вокруг тем временем разворачивался триумф демократии. Сначала владимирцы громили княжьи палаты, грабили добро Андрея, резали его сподвижников. Помимо естественной тяги к поживе, жесты вполне символические – аннигиляция той власти, которая покусилась на исконное. Ну, а потом собрали вече.
Верона – Москва Ромео и Джульетта были обречены. И в этом виноват не трагический гений Шекспира. Виновата их партийная принадлежность. Жених, как известно, принадлежал к роду Монтекки, а невеста была Капулетти. Но из-за чего эти две семьи друг друга так люто ненавидели? За перипетиями рокового сюжета самое главное уходит в тень. Но это противостояние было именно самым главным не только в масштабах Вероны, но и для всей Европы. Монтекки были гибеллинами, а Капулетти – гвельфами.
Идея мистической империи рождается на Руси задолго до концепции «Третьего Рима». Но каков ее генезис? Что скрывается за «псевдо-византийской» вывеской?
Страница 1 из 3