Понедельник, 09 ноября 2020 09:43

Здесь Русью слабо пахнет

Автор Игорь Панин
Оцените материал
(5 голосов)

От редакции. Игорь Панин – поэт, публицист, литературный критик, редактор. Член Союза писателей России. По образованию – филолог. Долгое время работал в «Литературной газете: был обозревателем, также возглавлял отдел литературы. 

Двоечники и их предводители

Несколько лет назад я опубликовал в журнале «Вопросы национализма» положительную рецензию на книгу одного симпатичного мне профессора-филолога. Профессор за рецензию меня поблагодарил, но остался недоволен тем, что в своем тексте я назвал его русским националистом. Я сначала не понял, что же ему не понравилось. Ведь по всем признакам – настоящий русский националист, достаточно раскрыть его книгу!.. Но вот не хотелось ему таких ассоциаций. Как не хочется (и я стал это частенько подмечать) и другим образованным людям. Да, многие весьма неглупые граждане разделяют ныне национал-патриотические убеждения, однако называться русскими националистами не рискуют. И дело тут даже не в том, что они боятся каких-то осуждений и гонений. Скорее не хотят, чтоб их причисляли к серой и недалекой массе.

А ведь в те же 90-е все было совершенно иначе. Тогда назваться «красно-коричневым» не боялись (а то и почитали за честь) многие деятели культуры, ученые, общественники. Люди калибра Станислава Говорухина могли, к примеру, вести авторские колонки в газете «Завтра». Писатели Проханов и Лимонов смело шли в политику, пусть с «левым» уклоном, но и не без националистических оговорок. А сейчас? Много ли вы знаете представителей культуры или науки, которые открыто называли бы себя русскими националистами? То-то и оно. Среда окончательно маргинализирована. Сколько-нибудь заметные фигуры либо выключены из политики (как это было с покойным Константином Крыловым), либо замучены судебными преследованиями (как Александр Белов), либо нейтрализованы другими способами. На виду остаются какие-нибудь «заукраинцы», а то и откровенно «подментованные» типы, которым «можно» и даже «нужно по работе» говорить то, за что любого другого тут же укатают по 282 статье. Ну и, конечно, есть еще правая, почти никем не управляемая, бесхозная толпа…

Я к чему это все? Не так давно в Сети забурлила дискуссия вокруг примерной программы по предмету «Родная литература (русская)». Правые активисты и блогеры подняли шум, что сия программа не понравилась каким-то евреям, которые разругали ее в пух и прах и даже назвали «ксенофобской». Тут я имел неосторожность заметить, что, во-первых, программе как раз и не хватает той самой ксенофобии, за которую ее поносят, а, во-вторых, сама она составлена безобразно, включая в себя второстепенных и малоодаренных авторов при отсутствии выдающихся и даже великих русских писателей. Казалось бы, обычная дискуссия… Но нет. Мгновенно я был заподозрен в том, что пытаюсь воспрепятствовать внедрению этой программы в систему образования, а значит – борюсь против русского самосознания.

Тучами налетали какие-то непонятные личности, позиционирующие себя русскими националистами, которые вдруг начали мне тыкать, интересуясь при этом, кто я такой и как смею говорить что-то о программе, которую умные люди написали?! Т. е. этот контингент даже представить не в состоянии, что в правой среде вполне могут найтись специалисты по литературе и образованию. В их собственном понимании «правый движок» – это болото, где побеждает тот, кто громче кричит и грязнее ругается. Невольно вспоминается многоступенчатый некролог Дмитрия Галковского Константину Крылову. Со многим я там не согласен, но не могу пройти мимо одной мысли. Она о том, что множество собеседников Крылова плевка его не стоили. Это очень точно подмечено. Они действительно считали Крылова равным себе, полагали, что могут спорить с ним в хамской форме, а при случае и оскорбить, объявив предателем или каким-нибудь «агентом»… В правой среде нет иерархии, нет уважения к людям, что-то сделавшим для движения и выделяющимся на общем фоне. Почему так получилось – разговор отдельный. Мне остается лишь констатировать этот печальный факт и продолжить по теме.

Поговорим о моей компетенции, раз уж на то пошло. Лет восемь назад случился громкий скандал, когда в одной из пробных программ по русской литературе для 10-11-х классов составители решили обойтись без некоторых классиков. Оказалось, что оттуда выкинули Николая Лескова, Александра Куприна, А.Н. Толстого и отдельные знаковые произведения – например, «Медного всадника» Александра Пушкина. Ваш покорный слуга раздобыл скандальную программу, обложился справочниками и засел за работу, выполняя редакционное задание. Выяснилось все же, что упомянутых классиков не выкинули, а – задвинули. Их имена всплыли в списках для углубленного уровня изучения литературы. Но учитывая, что школ с углубленным изучением литературы в России мало, это фактически означало, что в массе своей дети не будут знать данных писателей. В это же время учащимся навязывались приговы, улицкие и прочие прекраснолицые корифеи. Итогом моей работы стала подробная докладная записка, которая, насколько я в курсе, через тогдашнего министра культуры Владимира Мединского легла на стол Путину. Последний же заявил, что такая программа «вызывает вопросы». «Литературная газета» потом еще несколько раз возвращалась к данной теме, публиковала различные материалы. Но главное было сделано – программа не прошла. Это была маленькая, но значимая победа национально мыслящей интеллигенции и «Литературной газеты». Ну и моя личная, разумеется. Только кто сейчас об этом помнит, кто вообще об этом знает?

И вот новая история с примерной программой по предмету «Родная литература (русская)» для 5-9 классов. И масса так называемых националистов, пишущих с ошибками, но при этом пытающихся рассказать мне, насколько поверхностно я разбираюсь в вопросах образования, насколько далек я от литературы!.. Ну ладно там, люди не читали моих статей по национальным вопросам (этот контингент вообще мало читает и фамилий не запоминает), пусть они не знают меня как автора литературно-критических публикаций (об этом я уже и не мечтаю), но можно же было хотя бы заглянуть в мой блог, дабы составить представление о том, кто я и что я. Но нет, чукчи не читатели, чукчи борцы за русскую идею и образование.

Масла в огонь попытался подлить самопровозглашенный лидер правой гопоты Егор Холмогоров, заявивший, что я – ни много ни мало – поддерживаю русофобов, нападающих на Пушкина! Сомневаюсь, что он сам читал эту программу. А если и читал, то вряд ли ему хватило образования понять – что же с ней не так. Программа – это не просто список фамилий (или их отсутствие). Нужно знать, что стоит за каждой такой фамилией (творчество, значение его, место автора в писательской иерархии и проч.). Конечно, для Холмогорова все это – темный лес. Он – видный представитель помоечного литературоведения, выросшего из подзаборных листовок, невежества, сектанства, постсоветских конспирологических бредней и объедков с галковского стола. Оный товарищ на полном серьезе заявляет, что Сергея Есенина убил то ли друг-чекист, то ли любовник-гомосексуалист. Заметим тут, что безосновательное причисление великого национального поэта к сексуальным меньшинствам он не считает русофобией. Как говорится, это все, что вам надо знать о Холмогорове. Спорить с ним или оправдываться не считаю нужным и возможным. Зачем профессиональному литератору опускаться до пикировок с блогером, который обожает говорить обо всем на свете, при этом мало в чем разбираясь? А вот о программе я все же выскажусь. Ибо тема эта действительно важна. Только вот жаль, что в правом стане не нашлось ни одного человека, который взялся бы разобраться в данном вопросе. 

Что мне в ней не нравится?

Начнем с того, что составительницами данной программы являются три пенсионерки, которые «состоялись как специалисты» еще при советской власти. Так, например, одна из них – Жанна Критарова – окончила Северо-Осетинский государственный университет по специальности русский язык и литература аж в 1979 году! Уже этих немногочисленных, но красноречивых фактов достаточно для того, чтобы понять: особо рассчитывать на повышенный градус русскости здесь не стоит.

Неплохо, наверное, что в программе есть пословицы, поговорки, сказки и даже былина «Илья Муромец и Святогор». А также былинные сюжеты в произведениях Бунина и Пришвина. Однако этого явно мало. Слишком мало! И если уж говорить о стихотворных переложениях былин, то наиболее талантливо в этом жанре работал А.К.Толстой. Вообще же любой народ начинается с мифов и легенд, с преданий о том, как его предки защищали родную землю. Откуда же школьники узнают о легендарных богатырях, как не из уроков Родной (русской) литературы? Однако былины представлены здесь довольно убого.

Удивительно, но здесь нет и хрестоматийного национального эпоса – «Слова о полку Игореве». Сразу вспоминается рассказ Шукшина «Экзамен», в котором преподаватель распекает нерадивого студента, не удосужившегося прочитать «Слово» по причине занятости и заказа по работе: «Меня меньше всего интересует ваш заказ. Если хотите, меня интересует человек, русский человек, который не удосужился прочитать величайшее национальное произведение. Очень интересует!» Этот вопрос бы переадресовать составителям. Мне скажут: в преамбуле написано – в данную программу не входит то, что изучается в основном курсе литературы. А я отвечу: там же написано и о том, что задача программы – расширять литературный и культурный кругозор за счет «знакомства с дополнительными произведениями фольклора, русской классики и современной литературы». И со «Словом» можно было пойти по той же самой схеме, как и с былинами. Кто мешал представить переложения «Слова» русскими и советскими поэтами? Хоть полно, хоть частично? Благо переложений таких десятки, если не сотни, самым талантливым из которых лично я назвал бы работу Николая Заболоцкого. Однако этого выдающегося поэта в программе нет вообще. Ни в каком качестве. Комично, но нет там и Василия Макаровича. Как можно преподавать родную литературу без одного из самых пронзительных, самых русских писателей – Шукшина – я не знаю.

Но не только «Слова о полку Игореве» нет в программе. Здесь вообще отсутствует древнерусская литература. Нет ни «Поучения Владимира Мономаха», ни «Повести о разорении Рязани Батыем», ни «Задонщины»… Видимо, школьникам это не нужно. Хотя, повторюсь, именно на мифах, легендах и памятниках истории учатся Родину любить. И если мы говорим конкретно о предмете «Родная литература», то здесь как раз акцент и должен делаться на подобных произведениях. Иначе для чего она вообще нужна?

XVIII века в программе я также не обнаружил. Я не думаю, что школьникам так уж обязательно изучать в рамках «Родной литературы» Тредиаковского или Сумарокова. Но позвольте, а где же Ломоносов? Михаил Васильевич сделал для русских столько же, сколько Леонардо да Винчи для итальянцев. И даже больше, учитывая его просветительские проекты и борьбу с засильем иностранцев в академии наук. Ломоносов – это символ русского сопротивления, несгибаемого характера и великих талантов. Ломоносов – это один из тех столпов, на которых держится русская цивилизация. Это человек, которым надо гордиться и почитать его с детства. Неужели нельзя было хотя бы фрагмент какой-нибудь оды Ломоносова включить в программу? Не включили. Как не включили и Дениса Фонвизина. «Он русский, из прерусских русской!» Это не я сказал – это Пушкин о нем. Разумеется, не все произведения Фонвизина изучаются в основном курсе литературы; можно было бы и сюда что-то вставить… Но на этом сюрпризы не кончаются. В программе отсутствует… да-да, Гавриил Державин! Великий (без преувеличения) поэт, певец русских побед, горячий патриот своей страны, государственный деятель, автор неофициального российского гимна «Гром победы раздавайся» и множества текстов, прославляющих отечественное оружие. Ну как так?! На этом фоне отсутствие Карамзина уже не удивляет.

С XIX веком попроще, тут, естественно, Пушкин, Лермонтов, Некрасов – ну как Маркс, Энгельс и Ленин в работах советских пропагандистов. Не буду придираться к тому, что нет Евгения Боратынского. Хотя и придерусь, поскольку здесь обнаруживается со своими виршами внучка Боратынского, которая уж точно менее своего выдающегося деда достойна включения в программу. Отмечу присутствие «поэтов из народа» Алексея Кольцова, Ивана Никитина, Ивана Сурикова. Отмечу и Алексея Хомякова. Разумеется, к месту Тютчев. Хотя… Стихотворение его «Русской женщине» никак духоподъемным не назовешь. Это один из самых мрачных тютчевских текстов, посвященный русской жизни. И он исправно кочевал при советской власти из антологии в антологию, дабы «обличать ужасы царизма». Но сейчас-то чего?! Уж точно можно было выбрать из тютчевского наследия что-то более оптимистичное и патриотичное. Или уж оставить его с одним текстом («Чему бы жизнь нас ни учила…»). Радует пусть дежурное, но включение Федора Глинки и Дениса Давыдова. А также Василия Жуковского с «Певцом во стане русских воинов» («Певца», если не ошибаюсь, проходят в 10 классе основного курса литературы, но здесь он явно не помешает, тем более что приведен в сокращении).

А где же Николай Языков? Его стихи весьма ценил Пушкин, он восхищал Гоголя, писавшего: «Имя Языков пришлось ему недаром. Владеет он языком, как араб диким конем своим, и еще как бы хвастается своею властью…» Это был известнейший поэт первой половины XIX века. Только вот советские литературоведы всегда недолюбливали этого автора, создателя одного из самых громких поэтических манифестов «К не нашим», завершающегося строчками:

Умолкнет ваша злость пустая,

Замрет неверный ваш язык:

Крепка, надежна Русь святая,

И русский Бог еще велик! 

Языков был даже не столько славянофилом, сколько русофилом. И, как видим, составители программы остались верны советским традициям – места для него не нашлось. Как не нашлось и близким ему по духу Аполлону Григорьеву и Аполлону Майкову.

Я прекрасно понимаю, что нельзя вставить в программу всех классиков, но некоторые моменты вызывают серьезное недоумение. К примеру, как уже отмечалось до меня, здесь не нашлось места самому Льву Толстому! А ведь он активно работал в самых разных жанрах – бери что угодно! Смотрю, к примеру, подраздел «Оборона Севастополя», а там: А.Н.Апухтин. «Солдатская песня о Севастополе»; А.А.Фет. «Севастопольское братское кладбище»; Рюрик Ивнев. «Севастополь»… И сразу хочется напомнить уважаемым составителям, что Лев Николаевич самолично защищал Севастополь и даже написал потом соответствующую книжицу. Вот бы вместо графомании Рюрика Ивнева вставить один из «севастопольских рассказов» Толстого. И вообще, что здесь делает бесталанный поэт и секретарь Луначарского? К тому же Ивнев являлся крупным литчиновником в стране советов. Именно он положил начало этому позорному явлению, высмеянному, как мы помним, Булгаковым. Михаила Афанасьевича, впрочем, тоже нет в программе. Прямо мистика какая-то.

 Соцреализм навсегда

Вообще ХХ век программы, плавно перетекающий в XXI, – отдельная (и крайне печальная) песня. Особенно очевидно это на примере поэзии, которую составители понимают довольно своеобразно. Отсутствие Маяковского лично я объясняю не политикой, но некоторым недоверием данных специалистов к футуризму. И пускай бы, но как тогда быть с отсутствующим Хлебниковым? Даже в своей зауми это глубоко национальный поэт:

Эй, молодчики-купчики,

Ветерок в голове!

В пугачевском тулупчике

Я иду по Москве...

И вот прикидываю я, кого еще в программе нет из крупных фигур: начала ХХ века: Дмитрия Мережковского, Вячеслава Иванова, Зинаиды Гиппиус, Валерия Брюсова, Андрея Белого, Максимилиана Волошина, Владислава Ходасевича, Игоря Северянина. Последний, я так понимаю, провинился тем, что был эгофутуристом, но почему тогда включили Георгия Иванова, тоже успевшего походить в эгофутуристах? Обозначен он, впрочем, как Г.М. Иванов, хотя отчество его – Владимирович. Ну да ладно, странностей тут и без того хватает. Почему, к примеру, средний поэт Всеволод Рождественский представлен двумя стихотворениями, а от Есенина и Блока взяли по одному, да и то далеко не лучшему?

Но все это мелочи по сравнению с тем созвездием советских поэтов, которое нам предлагают. Это не замшелые брюсовы да белые – тут у нас в куче разделов по схеме и без схемы сверкают знаковые имена: Николай Рыленков, Давид Самойлов, Вероника Тушнова, Андрей Дементьев, Леонид Мартынов, Юлия Друнина, Владимир Высоцкий, Евгений Евтушенко и т. д. Или вот Игорь Кобзев… Сей пиит известен своим неистовым сталинизмом, поэтическими прославлениями родимой партии, а также борьбой с международным сионистским злом. Не известен он только хорошими стихами, но за это, судя по всему, и был включен в программу. Мне любопытно, вот зачем такой персонаж нужен в учебнике?! О Суздале написал? Так о Суздале писали, к примеру, Андрей Вознесенский и Анатолий Жигулин, авторы уж точно более талантливые. И лучше бы на их тексты обратили внимание разработчики. А Вероника Тушнова?! О ее бурном романе с Александром Яшиным любители литературы, разумеется, знают. Но Тушнова была стопроцентно советским автором. А вот фронтовик Яшин всю жизнь в стихах и в прозе отстаивал русскую идентичность – ну, насколько это было возможно в те времена. И вот Тушнова в программе есть, а Яшина нет.

Кстати, если писатели-деревенщики представлены на удивление полно (за исключением, пожалуй, Бориса Можаева), то с поэтами-почвенниками ровно наоборот. Даже Твардовского не включили, который, как ни крути, а был знаковым автором. Нет тут ни Клюева, ни Клычкова. А Павел Васильев?! А «тихие лирики»? Где Николай Тряпкин, где Владимир Соколов, где Алексей Прасолов? Отрадно, что составители знают о Николае Рубцове, но пропустить главного поэта «русской партии» Юрия Кузнецова – это надо было умудриться. А ведь как логично смотрелся бы в такой программе тот же кузнецовский «Поединок», допустим:

Противу Москвы и славянских кровей

На полную грудь рокотал Челубей,

Носясь среди мрака,

И так заливался: – Мне равного нет!

– Прости меня, Боже, – сказал Пересвет, –

Он брешет, собака!

Но увы, таких поэтов нам не предлагают. И вместо Кузнецова «русскую тематику» доверили озвучить поэту-песеннику Сергею Каргашину с текстом «Я – русский! Спасибо, Господи!» Даже как-то лень говорить, что это плохо или слабо. Когда человек рифмует «Господи» и «области» – это уже показатель. Там же автор ассоциирует себя с лебяжьим перышком (глядя на упитанную фигуру 55-летнего поэта-песенника, в такое сравнение совсем не верится), утверждает, что является русским «по самое горлышко» (тут, извините, сразу представляется бутылка водки) и радует нас другими чудесными образами и изящными рифмами. Ничего не имею против Каргашина, человек пишет так, как умеет, в меру своих способностей. Но я против того, чтобы посредственные стихи преподавали детям. Особенно если качественные стихотворные тексты в программу не попадают.

Я даже не против ура-патриотизма, если только это талантливо. Нужны такие стихи? Так вставьте Николая Зиновьева или Леонида Корнилова. Обоих откровенно не люблю, но тот и другой уж точно посильнее Каргашина. Требуется кто помоложе и поагрессивнее? Почему бы тогда не включить Марину Струкову? Но это мне легко другим советовать, я-то прекрасно знаю современную поэзию. А каково разработчикам, окончившим Северо-Осетинский государственный университет в 1979 году?!

Странная любовь составителей к поэтам-песенникам проявилась еще и во включении Инны Гофф с «Русским полем». Только вот зачем здесь довольно слабый текст, совершенно теряющийся без музыки? И если уж речь идет о поэтах-песенниках, то можно же было представить действительно крупных мастеров жанра: Михаила Исаковского, Алексея Фатьянова, Виктора Бокова. Однако их нет.

«А вот Мориц…» – скажут мне национал-патриотические активисты, вытащив ее как туз из рукава. Видите ли, дорогие мои, если бы Юнна Пинхусовна сейчас находилась по другую сторону баррикад, вы сами с удовольствием называли бы ее выжившей из ума старой жидовкой и графоманкой. Но поскольку она вроде как за Русский мир, то в ваших кругах стали чрезвычайно популярны ее рифмованные агитки. Однако качество нынешних ее текстов не идет ни в какое сравнение с тем, что она писала в лучшие свои годы. А что она выдает сейчас?

Язык обид – язык не русский,

А русский – не язык обид.

И никакой перезагрузкой

Не будет русский с толку сбит. 

Господи, да зайдите вы на любой сайт со свободной публикацией – и обнаружите там километры такой же писанины… Никто не может запретить Мориц писать на старости лет. Наверное, подобные тексты тоже нужны, если они кому-то искренне нравится и чувства добрые пробуждают. Только лучше бы им все-таки оставаться в Сети, а не попадать на страницы учебников. Особенно тогда, когда в этих учебниках не находится места настоящим писателям. Проверенным временем. Русским.

С прозой тоже все абы как. Главным образом потому, что она – совершенно не равноценна. К классикам особых претензий нет, на то они и классики. А вот современники… У меня такое ощущение, что некоторые тексты составителями вообще не читались. К примеру, рассказ «Джинн Сева» Анны Игнатовой. Читаем: «– Знакомься, Ира, это Сева… – Джинн Сева, – добавил джинн с интонацией Джеймса Бонда и подвигал бровями...» Задумаемся теперь, точно ли современные школьники знают, кто такой Джеймс Бонд и какая у него должна быть интонация?! А это же вроде как для них, для детей… Современной прозы тут вообще кот наплакал. Я даже не говорю про каких-то рейтинговых писателей, получающих награду за наградой (все же популярность не всегда определяется качеством текстов, а чаще и совсем наоборот). Но можно же было, наверное, дать по небольшому тексту Романа Сечина, Андрея Рубанова, Владимира Лорченкова – не самых награждаемых, но, безусловно, интересных авторов?! А ведь есть и писатели старшего поколения; жив еще Владимир Личутин. Остерегусь относить его к великим, но с уверенностью назову выдающимся прозаиком. Неужто и он не заслужил такой чести – попасть в данную программу?

Я, правда, не понимаю, по какому принципу отбирались писатели. Нет Ивана Шмелева, но есть Корней Чуковский, нет Виктора Розова, но есть Евгений Шварц, нет Михаила Шолохова, но есть Юрий Нагибин... Почему-то многие ключевые фигуры отечественной литературы тут отсутствуют, а случайных сочинителей – хоть отбавляй; то ли по недосмотру попали, то ли по блату, то ли за плату. 

Когда евреи правы

Понятия не имею, кто по национальности Антон Скулачев и Артем Хлебников, раскритиковавшие эту программу на порталах «Мел» и «Кольта» соответственно. Они могут оказаться и вполне себе русскими людьми. А могут действительно быть евреями, как утверждают национал-патриотические активисты. Меня, честно говоря, все это мало волнует. Я не вчера родился и прекрасно знаю, что любое движение в сторону русского национального самосознания неизбежно вызовет негативную реакцию в определенных кругах. И там обязательно выскажутся те, кому поручат, вне зависимости от национальности. А могут и без поручения (инициатива не везде наказуема). Поэтому нет ничего удивительного, что программа подверглась критике, в том числе и за «шовинистическое» стихотворение Пушкина «Бородинская годовщина». Понятно, что придраться можно к любому тексту, к любому автору; как видим, даже Пушкин не застрахован от обвинений в экстремизме. Вопрос-то в другом – действительно ли примерная программа по предмету «Родная литература» для 5-9 классов настолько прорусская и взывающая к национальным чувствам? Увы, все как раз наоборот…

«Если на клетке слона прочтешь надпись «буйвол», не верь глазам своим!» – наставлял Козьма Прутков. Вот и я не верю, что программа эта отвечает своему названию. В ней куча разделов о русском характере, русской душе, русских традициях и проч., но это совершенно не делает ее национальной. Потому что главное – это слово, а не разделы. А со словом здесь – форменная катастрофа. Родная литература без древнерусских текстов и практически без былин? Без Ломоносова и Державина? Без Гоголя, Льва Толстого, Михаила Булгакова, Шолохова и Шукшина и ее ряда крупных авторов? Без знаковых произведений, которые учат человека быть русским? В чем тогда смысл этой программы, скажите мне на милость? В чем ее отличие от обычного предмета «Литература», где, кстати, своего дежурного патриотизма хватает? Там все те же самые стихи о войне 1812 года или о великой отечественной. Мало того, «Литература» выглядит явно интереснее и предпочтительнее. Если уж говорить конкретно о родной литературе, то она должна отвечать определенным требованиям, в первую очередь глубже отражать национальный характер. Но, как видим, дальше пафосных рубрик дело не пошло.

А тут еще вдруг какие-то ужасно вредные евреи выступили против... Я хоть и не еврей, а тоже считаю, что программа эта не нужна в таком виде. Только по другой причине. Лучше уж никакой родной литературы, чем подобная – беззубая, частично скопированная из советских учебников, частично взятая из интернета и каких-то неведомых архивов. Легко можно предположить, что в случае ее принятия пойдут разговоры об особых привилегиях для русских. Вот и станут утверждать, что у русских свои особые учебники, по которым их учат шовинизму и ксенофобии. А на поверку русские дети будут учиться интернационализму, читая советских авторов, и замусоривать свои головы зубрежкой посредственных стишков, сочиненных современными поэтами-песенниками. Нужно бороться за настоящую национальную программу, если уж есть охота, а не рефлексировать по поводу выхода сомнительного продукта, который скорее скомпрометирует русскую идею, нежели придаст ей какое-то развитие. Поразительно, как люди сами себя высекли, решив ухватиться за заведомо сомнительный проект, даже не вникнув в него, не прислушавшись к тем, к кому следовало, не пошевелив извилиной…

Еще умиляют меня сторонники «хитрых планов», считающие, что главное сейчас – защитить и протащить эту программу хоть в каком виде, дабы впоследствии ее «подкорректировать». Мол, если нас сейчас не ага, то мы потом ого. Вынужден разочаровать прекраснодушных мечтателей – все это работает совершенно иначе. Никто вас и близко не подпустит с вашими «поправками». Если программа будет принята, то и корректировкой будут заниматься те самые советские пенсионерки, которые ее составляли. И у меня очень большие сомнения, что в конечном итоге мы получим настоящую «Родную литературу». Там почти все не так и почти все нужно переделывать и менять. Это не тот продукт, за который нужно (и стоит) бороться. Вне зависимости от того, нравится он гипотетическим евреям или нет. Если они против, то нам вовсе не обязательно быть за. Программа эта не отвечает русским национальным интересам, и одного этого довольно, чтобы поставить на ней жирный крест.

Прочитано 758 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.