Четверг, 21 марта 2019 19:41

Конспиромания

Автор
Оцените материал
(6 голосов)

«У меня к Вам вопрос: отчего современные русские националисты склонны к паранойе и конспирологии? На меня это производит какое-то гнетущее впечатление. Это просто ад и ужас! Они же дискредитируют идею! То Британия у них виновата, то марсиане… А если не согласен с ними, то ты сразу русофоб!». Это написал мне один фейсбучный «френд». Он не так давно переехал в Россию из некой недружественной страны. Оказался в кругу русских патриотов и националистов. И видно, наслушался их любимых разговоров «по горло». Грустно усмехнувшись, я ответил, что в двух словах об этом не скажешь и что, пожалуй, лучше я напишу об этом небольшую статью, ибо давно хотел на сей счёт высказаться.

Начну с того, что конспиромания, т.е. представление о том, что важнейшие политические перемены в жизни России XX столетия (а то и раньше) есть плод действия неких тайных вражеских сил – масонов, евреев, англичан и т.д., не сегодня возникла. Это родовая болезнь русского национализма. Ещё М.Н. Катков считал русское революционное движение плодом «польской интриги», а черносотенцы начала прошлого века немало чернил извели на изобличения жидомасонских козней. Идеология «русской партии» 1960-90-х годов была замешана на конспирологии ещё гуще.

Я впервые приобщился к русскому национальному движению в конце 85-го года, посещая на истфаке МГПИ спецсеминар профессора Аполлона Григорьевича Кузьмина. Последний был не только вузовским преподавателем, но и членом редколлегии ведущего почвеннического журнала «Наш современник», и претендовал на роль его идеолога. На одном из заседаний этого спецсеминара я услышал доклад студента-старшекурсника об истории масонства. Это было потрясение! Оказывается, ходом мировой истории управляли таинственные вольные каменщики, и кто только к ним не принадлежал: Пётр I, чуть ли не все президенты США, почти все члены Временного правительства 1917 года, Муссолини, даже Генеральный секретарь французской компартии Людовик-Оскар Фроссар! Сопровождавшие доклад реплики профессора Кузьмина не оставляли сомнения: ничего хорошего от масонов России ожидать не приходится.

И позднее Аполлон Григорьевич продолжал уделять масонству особое внимание. Мало того, что многие его студенты писали по этой теме курсовые и дипломные работы, он сам постоянно и увлечённо о ней говорил. Хотя профессор и уточнял, что не масоны создают исторические перемены, они лишь только ими пользуются, вездесущность вольных каменщиков на основании им сказанного казалась тотальной. Но самое замечательное, что историк Кузьмин далеко не всегда раскрывал источники своих обширных конспирологических знаний. Например, где-то в году 87-м или 88-м, комментируя интервью Сергея Владимировича Михалкова журналу «Огонёк» он сообщил нам с таинственным видом: «И Сергей, и Андрон, и Никита Михалковы давно уже там [т.е. состоят в масонстве]. И все писатели, которые упомянуты в этом интервью (кроме “деревенщиков”) тоже там». Много лет спустя, когда появился список российских масонов, составленный О.А. Платоновым, куда попали чуть ли не все наши медиа-персоны, я робко выразил Кузьмину сомнение: не перебор ли? «Что ты! – махнул рукой А.Г., - Платонов и половины не назвал».

Насколько я знаю, Кузьмин печатно нигде не сформулировал свою концепцию роли масонства в истории России. Её можно только реконструировать по его отдельным высказываниям. Вот какая у меня получилась реконструкция.

Начиная с Петра I, большинство российских императоров и большая часть имперской элиты – вольные каменщики, зависящие от международного масонства, руководимого евреями. Но всё же полного контроля над Россией тайные правители мира не имели, для этого понадобилась Февральская революция, так что Октябрь – это антимасонский переворот. Ленин – не масон, но в его окружении было полно «детей вдовы» (Троцкий, Бухарин, Луначарский). Репрессии 37-38 годов против «ленинской гвардии» - это истребление агентов международного масонства в партийной верхушке. Но вольные каменщики пустили в России глубокие корни, и борьба с ними, выступающими ныне в обличии «демократов», продолжается.

При этом масоны проникают и в ряды патриотов. Такими засланными казачками Кузьмин, например, считал В.В. Кожинова и И.Р. Шафаревича, вытеснивших его из редколлегии «Нашего современника». Рассказывают, что А.Г. как-то позвонил Шафаревичу и прямо его спросил: «Игорь Ростиславич, скажите честно, Вы масон?». Растерянное молчание на той стороне трубки было воспринято как знак согласия. В писательских кругах хорошо известна сцена, когда главред «НС» С.Ю. Куняев на каком-то мероприятии с вызовом спросил Кузьмина: «Аполлон, а я масон?». На что А.Г. презрительно ответил, что таких, дескать, в масоны не берут. «А Вадим [Кожинов] масон?», - не унимался Куняев. «Вадим - масон», - подтвердил профессор, как всегда, не ссылаясь на свои эксклюзивные источники информации.

О Кузьмине я так подробно говорил не потому, что он был уникален в своей конспиромании среди «патриотов» 80-х – 90-х, напротив, он был в ней совершенно типичен. Жидомасономанией было охвачено практически всё русское национальное движение этого времени в той или иной степени и в том или ином варианте – от высоколобых интеллектуалов до «бойцов» Национально-патриотического фронта «Память». Заговоры мерещились всюду, в самых невинных вещах. Например, некоторые выискивали масонскою символику в декорациях театральных спектаклей, поставленных режиссёрами с еврейскими фамилиями, или даже в оформлении станций московского метро.

Но самое незабываемое впечатление на меня произвёл разговор с мамой одного моего институтского друга, учёным секретарём одного из важнейших культурного учреждений Москвы союзного масштаба. Преданная сторонница «русской партии» она открывала мне глаза на коварные происки врагов, засевших в журнале «Огонёк». «Вот, смотрите, “Огонёк” поздравляет Валентина Распутина с 50-летием [это был 87-ой год]. А буквально через несколько страниц печатается материал о Шукшине, который начинается словами: “Когда ему исполнилось 50, не было юбилейных торжеств, потому что его самого уже не было”. Вы понимаете, что это значит? Эта зашифрованное послание Распутину: “Тебе недолго осталось жить!”». Ещё раз повторяю, это была интеллигентнейшая дама, и она несомненно верила в то, что говорила. Надо признаться – и меня её уверенность в ту пору заражала. Что же творилось в головах у патриотических «простецов» - жутко представить!

В 90-е явился А.Г. Дугин, и «патриоты» забредили более изощрённым изводом конспирологии – атлантисты, евразийцы, орден «Полярных»…

С той поры прошло много лет. Пришло новое поколение русских националистов, претендовавшее на преодоление «старопатриотической» архаики, декларировавшее избавление «от капусты в бороде». И на первых порах казалось, что действительно эти молодые, речистые и смелые интеллектуалы способны создать цивилизованную версию русского национализма. Но достаточно скоро мы снова услышали «старые песни о главном» - о международном заговоре, жертвой которого стал русский народ в XX веке. Только теперь евреев в качестве главных заговорщиков сменили англичане, якобы превратившие после 17-го года Россию в свою «криптоколонию». Я не буду подробно разбирать это «учение», которое хорошо известно всем читателям Дмитрия Галковского и Константина Крылова и которое для очень многих националистов приобрело статус незыблемой догмы. Просто поразительно, как русский национализм снова и снова наступает на одни и те же грабли. Почему же так происходит?

Прежде чем попытаться ответить на этот вопрос, я должен сделать три оговорки. Во-первых, я не отрицаю конспирологического фактора в истории как такового. Заговоры были, есть и будут. И масоны, и евреи, и англичане играли свою роль в истории России. Но категорически неприемлемо подменять аргументированный, опирающийся на достоверные источники исторический анализ, художественными фантазиями, ни на чём, кроме «воли и представления» их авторов не основанными. С нашими конспирологами невозможно спорить не потому, что у них есть серьёзные доказательства их правоты, а потому что они умудряются обходиться без всяких доказательств. Как у А.Г. Кузьмина нельзя было дознаться, откуда он знает о принадлежности к масонству Михалковых или Кожинова, так и Галковский с Крыловым не сообщат нам источники их знания о «криптоколонии». Они это просто логически рассчитали. Но с тем же успехом можно рассчитать, что они английские агенты, дискредитирующие русский национализм.

Во-вторых, я не думаю, что конспиромания присуща ТОЛЬКО русскому национализму. Даже поверхностное изучение мировой истории показывает, что в той или иной мере поиск врагов и заговоров свойственен национализмам самых разных народов, да и не только национализмам. Но, с другой стороны, возможен национализм и без конспиромании, в том числе и русский (например, у П.Б. Струве или А.И. Солженицына).

В-третьих, конспиромания есть, конечно же, явление общечеловеческое. Страсть подавляющего числа людей всех стран и народов к таинственному и загадочному очевидна. Но одно дело, когда эта страсть безобидно выражается в любви к сказкам, фэнтези, детективам, триллерам. Другое – когда она завладевает сознанием публичных интеллектуалов или политиков.

Со всеми этими оговорками, я думаю, что главная причина патологической конспиромании русского национализма советского и постсоветского периодов состоит в следующем.

Судьба России после 17-го года настолько катастрофична, что ей трудно подобрать аналоги, а в европейском контексте – невозможно. Признать, что в этой катастрофе виноваты прежде всего мы сами, психологически очень сложно, тем более для националиста. Это подрывает один из основополагающих мифов современного русского национализма – о прекрасной и великой, практически идеальной Российской империи и её великом и мудром последнем императоре. Кроме того, признавать свою вину, по современным российским понятиям – признак слабости, а националисты хотят, как и все у нас, выглядеть «крутыми».

Так что конспиромания – это крик отчаяния, родившийся из переживания ужаса русской истории. Это попытка найти хоть какой-то повод для оптимизма, ведь если виноваты не мы, а враги-чужаки-заговорщики, значит, проблема не в нас, а вовне, значит, мы здоровый народ. Это попытка оправдать бессилие русского национального движения, уже несколько раз за последние сто лет терпевшего полный крах и явно не имеющего широкой народной поддержки. Это отказ от болезненного, но совершенно необходимого процесса национального самопознания.

В конечном счёте, конспиромания – это мистифицированное отражение униженности и потерянности русского человека сначала в СССР, потом в РФ, где от него ничего не зависит, где он ничего не решает, где всё решается помимо него и за него, где власть всегда трансцендентна и недосягаема. Это отражение его тотальной подозрительности по отношению к окружающему миру, таящему целый сонм угроз и опасностей, от которых "не спрятаться, не скрыться". Конспиромания паразитирует на известных прискорбных изъянах русского человека – на слабости у него личной ответственности, на слабости у него рационального мышления, приводящей с одной стороны к фантазийному восприятию реальности, с другой – к тупому, неподвижному догматизму. Она паразитирует, наконец, на его страшном историческом невежестве, на его умственной лени, желающей успокоиться на простенькой, но увлекательной схемке.

Я не знаю, верят ли сами создатели теории «криптоколониализма» в то, что провозглашают, или это просто такой милый стёб. Но и то, и другое не может их украсить. Так или иначе, но объективно они занимаются умственным развратом, одновременно развращая и тех, кто им доверяет. И отталкивают от идеи русского национализма всех его потенциальных симпатизантов, обладающих приличным образовательным уровнем и здравым смыслом.  

Прочитано 4960 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.