Воскресенье, 29 сентября 2019 21:35

Апокалипсис послезавтра

Автор Олег Носков
Оцените материал
(1 Голосовать)

Эмоциональное выступление шведской школьницы на саммите ООН по климату вызвало у меня примерно такие же чувства, как борьба наших экологических активистов с термической утилизацией мусора (см. мою предыдущую публикацию). Вопрос здесь не в сути проблемы, а в самом характере реакции на нее. Реакция, откровенно говоря, скверная. Мы наблюдаем целенаправленное раздувание массовой истерии по поводу воображаемого конца света, вместо нормального вдумчивого обсуждения и диалога. Причем, теперь уже совершенно упущенного диалога.

Понятно, что нынешняя агрессивная левизна доводит до гротеска любую содержательную тему, пытаясь под этот низкосортный хоррор мобилизовать армию психически неуравновешенных фриков со всей планеты. Теперь ими атакованы трибуны ООН, в результате чего эта организация превратилась в откровенный балаган. Впрочем, у меня нет никакого желания делать по этому поводу какой-то анализ. С леваками давно уже всё ясно. Больше всего меня огорчает реакция со стороны представителей «правого лагеря». Эти господа с невозмутимым видом играют роль циничных прагматиков. К сожалению, весь их «прагматизм» по поводу глобальных экологических проблем свелся к самой банальной реакции на левацкие выкрутасы: правые стараются убедить себя и других, будто такой проблемы не существует вовсе или она не стоит серьезного внимания. Мол, глобальное потепление является «мифом», в который-де могут искренне верить только тупицы, дилетанты и психи вроде упомянутой шведской школьницы.

Я уже не в первый раз сталкиваюсь с подобной реакцией на глобальные проблемы со стороны людей, придерживающихся (как они сами о себе думают) правых взглядов. Понимаю, что истерические вопли леваков по поводу глобального потепления только лишний раз убеждают их в том, будто «разумный» человек никак не может принять подобную чушь. То есть, если леваки истошно орут: «Волки, волки!», то правые назло им должны уверовать в то, что волков вообще не существует в природе, что это всё «мифические существа», коих выдумали ради обмана доверчивых простачков.

Примерно так сейчас выстраивается «рациональное» (якобы) осмысление теории глобального потепления. В некоторых популярных российских СМИ ее даже назвали «одним из главных мифов современности». Недавно один наш публицист написал о том, что начало этому «мифу» положила в 2007 году книга бывшего американского вице-президента Альберта Гора «Неудобная правда», а также документальный фильм с тем же названием. Дескать, в этих страшилках совершенно нет ничего научного, а голоса отдельных ученых, не согласных с этими ужастиками, тонут «в хорошо организованном паническом шуме». Мало того, тут же утверждается, будто до XXI века вообще не существовало НИКАКОЙ НАУЧНОЙ ТЕОРИИ парникового эффекта и влияния парниковых газов на тепловые режимы атмосферы (стало быть, это тоже «миф»). И вообще, заключает автор, вопросами климата должны заниматься ученые, а не «дилетанты и политики» (запомним это).

Подобные сентенции довольно часто слетают с уст наших «правых» публицистов. Не так давно у них даже появился могущественный союзник в лице американского президента Дональда Трампа. Теперь – не без его публичных заявлений – критики теории глобального потепления могут с чистой совестью заявлять о «заговоре» американских демократов, будто бы пытающихся навязать человечеству нелепые программы развития «зеленых технологий» и прочие, оторванные от жизни, утопии (мол, все это делается для сдерживания промышленных конкурентов).

Итак, в сухом остатке от правых «прагматиков» остается «миф», созданный-де заговорщиками из числа нехороших политиков и разнесенный по умам агрессивными леваками. Думаю, глядя на такую расстановку акцентов, любой рассудительный человек обратит внимание на то, что в данном случае один «миф» (о глобальном потеплении) нам подменяют другим мифом – о глобальном заговоре. И в этой связи хотелось бы задать сакраментальный вопрос: каковы ваши доказательства, господа-прагматики, насчет заговора? Признаюсь, мне становится немного грустно от того, что подобные вещи с небывалым апломбом утверждают граждане нашей страны. Причем здесь книжечка Гора, если о глобальном потеплении и о влиянии на этот процесс антропогенных факторов (в частности, об эмиссии углекислого газа) наши ученые заговорили еще тогда, когда и Гор, и его оппонент Трамп ходили, что называется, под стол пешком?

Тем, кто реально не в теме, напомню кое-какие факты. Так, в 1979 году в Женеве состоялась первая Всемирная конференция по климату, где академик Евгений Федоров (глава советской делегации) заявил в своем вводном докладе о том, что климатические изменения неизбежны и станут заметными уже в БЛИЖАЙШИЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ. Именно эта конференция приняла декларацию ко всем странам мира, где отмечалось, что сжигание ископаемого топлива и уничтожение лесов повысили содержание углекислого газа в атмосфере на 15% в сравнении с началом XIX века, и с тех пор оно продолжает расти. В связи с этим, гласит декларация, следует ожидать ПОТЕПЛЕНИЯ, которое должно стать особенно значительным в средних и высоких широтах.

Таким образом, мировое сообщество забило тревогу по поводу эмиссии углекислого газа и связанного с этим обстоятельством глобального потепления ровно 40 лет назад. Что показательно: декларация не содержала никаких алармистских заклинаний (как это происходит в наши дни). В ней отмечалось, что последствия глобального потепления будут неодинаковы для разных регионов планеты. Где-то станет лучше, где-то – хуже. Основной смысл научного воззвания сводился к тому, что в свете предстоящих изменений необходимо проявить беспрецедентные усилия по организации исследовательской деятельности в указанном направлении. Это, в свою очередь, потребует принципиально нового формата международного сотрудничества. Иначе говоря, ученые обратили внимание на актуальность самой темы климатических изменений. Наработки в этой области уже были, и теперь предстоял новый этап исследований, но уже в рамках международного сотрудничества.

Специально обращаю внимание: эта проблема изначально рассматривалась как раз учеными, рассматривалась в профессиональном кругу. Психически неуравновешенных подростков к высоким трибунам в ту пору не подпускали. И вообще, до настоящего времени на теме глобального потепления не делали никакого «хайпа» (возможно, именно поэтому наши правдолюбивые публицисты узнали о ней только в XXI столетии). Но самым показательным моментом является то, что долгое время перспектива таяния льда в верхних широтах не вызывала в сознании специалистов апокалиптических ужасов в стиле нынешних - «осталось два градуса до конца света!». И что самое поразительное – было время, когда для отдельных холодных территорий это самое потепление пытались вызвать… искусственным путем! В нашей стране подобные проекты связывались с «улучшением климата». В данном ракурсе полярные льды однозначно воспринимались как помеха превращению планеты (или хотя бы какой-то ее части) в подобие райского сада.

Интересно, что еще в 1930 году советский капитан дальнего плавания Евгений Гернет в целях борьбы с наступлением нового ледникового периода (он называл ледники «ледяными лишаями» и считал их проклятием для планеты Земля), предлагал в срочном порядке заняться устранением гренландских льдов. По его мнению, гренландский ледник нависает над нами как дамоклов меч – в том смысле, что теоретически он может расползтись по огромной части суши ледяным покровом и заполонить океаны бесчисленными айсбергами. Чтобы предотвратить такое развитие событий, необходимо было просто-напросто уничтожить Гренландский «ледяной лишай», «пока он еще находится в настоящей фазе». Гернет полагал, что людям такая задача по силам. Если человечество успеет это сделать вовремя, то оно, по его словам, вернет Северное полушарие Земли к мягкому миоценовому климату. Если же оно этого не сделает, то нас поджидают впереди серьезные бедствия, связанные с наступлением материкового льда на Европу и Северную Америку.

Гернет даже предложил конкретное мероприятие для решения указанной задачи. Для этого, считал он, совсем необязательно куда-то перевозить айсберги. Всю основную работу сделает Солнце – достаточно только ему «помочь». Поскольку ледник разрастается благодаря выпадению снега, есть смысл ежегодно весь выпавший в Гренландии снег сгребать и выносить в море с помощью специальных машин (для чего, например, можно оборудовать скребками танки). В этом случае солнце начало бы плавить старые слои льда, не растрачивая энергию на плавление вновь выпавшего снега. В конце концов, оно дошло бы своими лучами до грунта. После уничтожения гренландского ледника гораздо быстрее начал бы оттаивать и полярный океан. Хотя, считает Гернет, ждать этого также не стоит, и после освобождения Гренландии ото льда, необходимо было бы заняться уничтожением полярных льдов.

Напомню, что Евгений Гернет считается у нас ученым-самоучкой, предвосхитившим современную теорию ледниково-климатических автоколебаний. При жизни он не получил никакого признания в науке из-за чересчур «оригинальных» идей, хотя их обсуждали в среде литераторов. Его книжечка, вышедшая тогда мизерным тиражом, даже упомянута в одной из повестей Константина Паустовского. О Гернете представители науки вспомнили только в конце 1970-х, когда схожие идеи начали активно обсуждать на Западе. Затем уже (в 1981 году) его книга о «ледяных лишаях» получила второе издание с развернутым академическим приложением.

Для нас сейчас кажется удивительным то, что отношение к самой идее глобальных климатических изменений было когда-то совершенно спокойным, прагматически-сдержанным, без всяких воплей и истерик, раздающихся в наши дни. Каких-то несколько десятилетий назад оптимисты от науки настраивали людей на совершенно иной лад. Так, в 1960-е годы некоторые советские ученые выражали уверенность в том, что в скором времени человек будет в состоянии управлять климатом планеты. И в качестве приоритетной задачи выступала тогда не борьба с потеплением (как сейчас), а наоборот – борьба с холодом!

Как мы понимаем, в список территорий, климат которых надлежало «улучшить», попадали умеренные и приполярные районы нашей страны. Существовал, например, проект инженера Н. Г. Романова по «улучшению» климата Сахалина и Камчатки за счет теплых вод Куросио. Проект предполагал сооружение в проливе Невельского (отделяющем Сахалин от материка) четырехметровой дамбы длиной 7 километров. Через проем в этой дамбе собирались пропускать теплые воды из Японского моря в Охотское (объемом в четыре годовых стока Волги). В результате температура водной поверхности Охотского моря должна была подняться на десять градусов, что привело бы там к ПОЛНОМУ ИСЧЕЗНОВЕНИЮ ЛЬДА. Соответственно, заметно смягчился бы и климат прилегающих северных территорий, приведя к замене тундры лиственными лесами и пашнями. Считалось, что с технической точки зрения здесь никаких проблем не было.

Специально обращаю внимание на то, что в контексте этой преобразовательной деятельности исчезновение льдов в морях Арктики считалось не ужасом, а БЛАГОМ. Некоторые проекты были прямо направлены на то, чтобы растопить арктические льды. Так, еще в 1948 году инженер А.Н. Шумилин предложил для этой цели перекачивать в Арктику теплые глубинные воды Тихого океана. Другой проект – инженера П.М. Борисова – предполагал перекрытие Берингова пролива и дальнейшую перекачку холодной воды из арктических морей в Тихий океан. Это должно было вызвать приток в Арктику теплых атлантических вод с запада. И хотя указанные проекты были отклонены государственной комиссией ввиду их дороговизны, само стремление расправиться с арктическими льдами показывает, сколь разительно отличался тогдашний настрой умов от того, что мы наблюдаем сейчас.

Причем, нельзя сказать, что это была какая-то причуда советских изобретателей, помешанных на коммунистических утопиях. Первый пример здесь показали прагматичные американцы, которые в свое время также намеревались заняться «улучшением» климата своих территорий. Еще в конце XIX века там был разработан один такой проект, направленный на то, чтобы удлинить путь Гольфстрима вдоль побережья Северной Америки и создать в юго-восточной части США субтропический климат. Для этого нужно было перегородить Флоридский залив плотиной и прорыть канал поперек полуострова Флорида. Проект был даже официально утвержден американским правительством. Однако после всестороннего изучения он было отклонен по одной простой причине: климатологи пришли к выводу, что преобладающие в этих районах западные ветра сведут весь «отопительный» эффект к минимуму.

Другой проект по «улучшению» климата Северной Америки предполагал отвод от берегов Канады холодных вод Лабрадорского течения. Для этого требовалось соорудить плотину в проливе, отделявшем Нью-Фаундленд от Лабрадора, и построить в океане четырехкилометровую дамбу. Согласно расчетам проектировщиков, холодные воды Лабрадорского течения должны повернуть в океан, а вместо них побережье станут омывать теплые воды Гольфстрима. Этот проект обсуждался еще в 1960-е годы. Правда, у его противников были очень веские доводы. Так, существовало опасение, что подобные воздействия на Гольфстрим ухудшат климат Европы. А господствующие на территории Северной Америки западные ветра все равно не позволят получить нужный эффект. То есть овчинка не стоила выделки.

Таким образом, советские экспериментаторы шли, в каком-то смысле, в ногу с передовыми странами. И их намерения растопить льды в Арктике не особо отклонялись от мировых трендов. Полагаю, что в наши дни самым веским доводом против подобных экспериментов станет указание на то, что таяние арктических льдов грозит поднятием уровня мирового океана – со всеми вытекающими последствиями для прибрежных районов планеты. Естественно, этот момент в те времена также принимался во внимание. Казалось бы, для чего тогда вообще было предлагать столь безумные по своим возможным последствиям идеи? Где здравый смысл?

И вот здесь мы подходим к самому главному для нашей темы. Дело в том, что в те годы сторонники борьбы с арктическими льдами не предлагали ничего такого, что в их понимании шло вразрез с естественными природными процессами. О чем идет речь? О том, что еще полвека назад некоторые советские ученые прямо указывали на начавшийся цикл глобального потепления, который в отдаленной перспективе так или иначе должен был отразиться на состоянии холодных районов планеты, в том числе и на состоянии арктических льдов. Считалось, что как раз с XX века начался новый период резкого потепления, охватившего умеренные и высокие широты северного полушария. Уже тогда отмечалось уменьшение льдов Гренландии, повышение температуры Баренцева моря и расселения там морских животных, встречавшихся ранее только в теплых водах Атлантики. Причем, отмечалось, что потепление происходит достаточно интенсивно. На этот факт когда-то давно обращал внимание академик Николай Книпович, считая данное явление не совсем обычным по геологическим меркам.

Интересно, что вопрос будущего арктических льдов уже серьезно обсуждался в 1960-х годах. Показательно в этой связи заявление член-корреспондента АН СССР Михаила Будыко, сделанное им в 1966 году на международном симпозиуме в Лос-Анджелесе (на котором как раз шла речь о возможностях преобразования климата высоких и умеренных широт). Советский ученый высказал мнение, что льды в Арктике неустойчивы и в сравнительно недалеком геологическом будущем они… исчезнут (!).

На фигуре Михаила Будыко - нашего знаменитого геофизика и самого авторитетного климатолога XX века - следует остановиться специально. По большому счету, именно он и является настоящим «отцом» теории глобального потепления. В свое время его научные труды были переведены на английский язык и имели большой успех в США. Он даже являлся членом американского Метеорологического общества и получал серьезные награды от своих американских коллег.

В 1950-е годы Михаил Будыко занимался расчетами теплового баланса земной поверхности с учетом солнечной радиации. Результаты исследований отражены им в соответствующей монографии, которая в 1958 году была даже отмечена Ленинской премией. С 1961 года вместе с группой сотрудников он занялся изучением проблемы изменения глобального климата под влиянием естественных факторов и хозяйственной деятельности человека. Как видим, уже тогда наши ученые ставили вопрос о влиянии антропогенного фактора на климат (пламенный привет нашим публицистам-разоблачителям!). И что характерно, полученные результаты приводили исследователей к выводу о том, что современные тенденции развития энергетических систем (то бишь углеродной энергетики) неизбежно и ускоренно ведут нас к климатическим изменениям в сторону ПОТЕПЛЕНИЯ (то есть действуют как катализатор естественных процессов). И самое главное, ученые отмечали, что произойти это должно в течение НЕСКОЛЬКИХ ДЕСЯТИЛЕТИЙ, о чем как раз и было заявлено на Женевской конференции по климату (как видим, «заговор» кружка Альберта Гора слегка потускнел).

К концу 1970-х годов, отмечал Михаил Будыко в одной из своих книг («Климат в прошлом и будущем»), данное заключение уже разделялось большинством климатологов. Оно было поддержано в решениях нескольких научных конференций, состоявшихся во второй половине тех же 1970-х годов. Причем, эти конференции не прошли мимо мировой общественности. Они привлекли внимание со стороны Всемирной метеорологической организации и правительственных учреждений многих стран, в результате чего на международном уровне был официально рассмотрен вопрос об антропогенном изменении климата (еще раз привет нашим публицистам!).

Здесь очень важно показать, как вывод об антропогенном влиянии на климат соотносился с общими теоретическими выкладками. В 1962 году в одном из номеров журнала «Природа» Михаил Будыко опубликовал весьма примечательную для нашей темы статью «Тепловой режим Земли». Я специально привожу эту работу, поскольку она ломает устоявшиеся стереотипы, усвоенные нами со школьной скамьи. О чем там идет речь? Мы привычно считаем, что развитие теплового режима на различных широтах планеты напрямую связано с углом падения на земную поверхность солнечных лучей. Будто бы наличие полярных льдов является естественным результатом недостаточного количества солнечной радиации, приходящей на единицу горизонтальной поверхности. Мы уверены, что именно это обстоятельство приводит к понижению температуры воздуха в высоких широтах.

Однако исследования, проводившиеся нашими учеными, убедительно показали, что данная концепция требует серьезного пересмотра. Согласно радиационным картам, построенным в Главной геофизической обсерватории имени А.И. Воейкова, указанная выше зависимость между убыванием приходящей радиации и понижением температуры справедлива только для зимнего периода. Летом же наблюдается совершенно другая картина: «В течение нескольких месяцев радиация, приходящая на единицу поверхности в районе Северного полюса, оказывается заметно больше, чем на экваторе», - пишет Михаил Будыко. Это связано, как мы понимаем, с тем, что летом в северных широтах очень большая продолжительность дня. Отсюда делается вывод: если бы распределение температуры соответствовало распределению радиации, то температура воздуха в Арктике летом была бы близка к температурам тропических широт! Почему же этого не происходит?

Причина недостатка тепла в полярной зоне проста – всё дело в характере преобразования солнечной энергии на земной поверхности, считает Михаил Будыко. Расчеты теплового баланса Земли показали, что основная причина понижения летних температур в высоких широтах северного полушария – это ВЛИЯНИЕ ЛЕДНИКОВОГО ПОКРОВА Северного ледовитого океана! Дело в том, что покрывающий ледники снег отражает обратно 70-90% энергии, поступающей от Солнца. В отличие от снега, обычный грунт отражает в среднем только 20% тепла, вода – всего лишь 5-10 процентов.

Каким бы был климат полярных областей в случае полного отсутствия там ледника? «Расчеты показывают, - пишет Михаил Будыко, - что в таких условиях годовой ход температуры воды и воздуха в большей степени зависит от теплообмена в верхних слоях океана». Океан, свободный ото льда, играл бы роль гигантского теплового аккумулятора. В летний период он поглощал бы огромное количество солнечной энергии, отдавая это тепло в зимнее время. Согласно расчетам, средние летние температуры в центре Арктики находились бы на уровне 10 – 20 градусов Цельсия, зимние – на уровне 5 – 10 градусов. И никакого льда и снега – ни летом, ни зимой! Можно сказать – вечная весна.

Михаил Будыко выражал уверенность в том, что в случае полного исчезновения полярных льдов ледяной покров в этих местах уже никогда бы не восстановился! Во всяком случае – он не смог бы восстановиться естественным путем. Как раз такие условия, напоминает ученый, существовали здесь на протяжении миллионов лет до наступления ледникового периода. Тогда на всей планете господствовал достаточно ровный мягкий климат. Резко выраженная термическая зональность, по его словам, «могла возникнуть только при развитии ледяного покрова на суше или на океанах». То есть не ледники создаются холодным климатом, а наоборот – это они прямо влияют на образование холода в высоких широтах (кстати, того же мнения был и Евгений Гернет).

По мнению Михаила Будыко, на Земле возможны только два типа устойчивого термического режима: 1) когда оледенение отсутствует ПОЛНОСТЬЮ; 2) когда ВСЯ поверхность планеты покрыта льдом. «Частичное развитие оледенений и резко выраженная термическая зональность – это промежуточное состояние, которое должно рано или поздно перейти к одному из двух типов устойчивого режима», - утверждает ученый. То есть то, что мы называем «изменением климата», есть тенденция к устойчивому состоянию – либо к ПОЛНОМУ ИСЧЕЗНОВЕНИЮ ледяного покрова, либо, наоборот, к абсолютному господству снега и льда (везде и на всех широтах). Частичное оледенение, как мы сказали, - есть лишь СИТУАЦИЯ ПЕРЕХОДА.

Мнение Михаила Будыко относительно направленности текущих климатических изменений понятно. Уже тогда, в начале 1960-х, ученый полагал, что существующий ледяной покров отличается неустойчивостью, следовательно, мы находимся на пороге глобального потепления. По мере отступления льда будет возрастать и количество поглощаемой солнечной радиации, а значит, с определенного момента этот процесс примет необратимый характер. После чего, уверенно заявляет Михаил Будыко, льды в Северном Ледовитом океане исчезнут, и здесь восстановятся доледниковые климатические условия.

В более поздних работах ученый прибавляет к этому антропогенный фактор, а именно – увеличение содержания углекислого газа в атмосфере. Как это отразится на скорости таяния льда? В одной из статей, написанной после 1980 года («Антропогенное изменение глобального климата»), Михаил Будыко дает конкретное предсказание. По его расчетам, многолетние арктические льды должны исчезнуть «во второй четверти следующего столетия». То есть, если эти расчеты верны, ждать нам осталось всего каких-то тридцать лет!

Полагаю, в свете сказанного становится предельно ясно, что теория глобального потепления не имеет никакого отношения к «заговору» политиков. Политики ее только извратили, и именно в таком извращенном виде она теперь влетает в головы психически неадекватных экоактивистов. Однако из этого совсем не следует, что назло им нужно отморозить уши и стать адептом теории глобального похолодания. Именно так поступают некоторые наши публицисты-разоблачители, почему-то усматривая «науку» только в этой, противоположной точке зрения. Собственно, история «холодного» тренда в климатологии также хорошо известна. Как известно и то, что с «холодными» прогнозами сорокапятилетней давности вышла, мягко говоря, осечка. Так, по этим прогнозам к началу нового тысячелетия арктические льды должны были усилиться, причем существенно усилиться, создав серьезные проблемы для навигации судов. Примерно с 2010 года должно было слегка «отпустить» (но не сильно и ненадолго), а потом нас якобы снова поджидают большой лед, снег и трескучие морозы (настолько трескучие, что нам и не снилось).

Так вот, учитывая то обстоятельство, что любители льда и снега ткнули пальцем в небо (в реальности вместо усиления льда в Арктике мы получили его беспрецедентно ускоренное таяние), любой рассудительный человек отнесется к «холодным» прогнозам хотя бы как к обычной гипотезе, не включаясь в лагерь адептов. Но не таковы наши «прагматики»! Как я уже сказал, назло экоактивистам они готовы теперь намеренно «отморозиться», не видя в том никаких признаков схожей в клиническом отношении одержимости, только в противоположном стане. Самое смешное то, что они вещают о наступлении ледника так, словно видят в нем своего союзника. А ведь такой расклад по климату многократно превышает сумму тех апокалиптических ужасов, которые разносят по умам борцы с глобальным потеплением. Неужели наши «прагматики» этого не понимают? Их упоительные проповеди на тему глобального похолодания – точно такая же наукообразная эсхатология. Образы отличаются, но суть одна – всего лишь разные изображения конца света.

Полагаю, что при упорном вдалбливании в головы людей «холодной» эсхатологической перспективы вы неизбежно получите еще одну категорию шизанутых фанатиков, готовых спасаться от глобальной зимы в подземельях и пещерах. Только где здесь, спрашивается, наука?

Прочитано 488 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.