Вторник, 24 марта 2020 09:13

"Что же будет с Родиной и с нами?"

Автор Игорь Макурин
Оцените материал
(2 голосов)

Нет никакого сомнения, каждый из нас ощущает, что происходящие в последнее время события: мировая пандемия коронавируса, торможение Китая, падение мировых нефтяных цен и нашего рубля, «внезапное обнуление» В. Путина - все это звенья одной цепи. Одной или нескольких общественных или экономических закономерностей, парочки «черных лебедей», «мышиных» амбиций политиков и традиционных последствий действия «эффекта толпы» на товарных рынках. Давайте попытаемся разобраться…

Итак, «пейзаж перед битвой», буквально самое начало 2020 года…

Американская экономика, являющаяся главным «локомотивом» мировой экономики (Китай – всего лишь «работящий кочегар» на этом удивительном транспортном средстве) - находится на самом пике своего экономического могущества:

- 15 января 2020 г. Америка подписала с Китаем историческое торговое соглашение на своих условиях: тарифы устанавливаются на уровне 2017 г., Китай открывает свой рынок для США на 100 млрд долларов в год и ограничивает промышленный шпионаж против Америки и т.д. и т.п.

- экономика в Америке непрерывно растет 128 месяцев в подряд (всеамериканский рекорд), а это уже целое десятилетие

- уровень безработицы в размере 3.5%, самый низкий с 1969 г.

- пресловутый государственный долг Америки обслуживается в среднем по ставкам ниже 1%, казначейские обязательства от 6 мес. до 5 лет в районе 0.6% годовых, знаменитые 30-и летние, в районе 1.6%

- фондовые индексы к началу февраля 2020 года обновили, свои максимальные исторические уровни.

Кстати, это наглядный исторический пример того, когда страной и государством управляет не профессиональный продажный политик с левой риторикой или бывший сотрудник политической полиции, а за управление государством взялся человек с «шумпетерианским сознанием», с опытом реального личного удачного предпринимательства, с рациональной мотивацией и традицией рациональных поступков… и результат сразу - предъявлен.

Богатеет бизнес - богатеет и общество!

Впрочем, каким бы не был бы, удачливым президент Д. Трамп – законы капиталистической экономики однозначны и неминуемы.

За каждым циклом экономического роста наступает цикл падения экономики.

В профессиональной среде, на страницах профессиональных изданий, так далеких от средств массовой информации, давно уже обсуждалась тема долгожданного наступления экономической рецессии в США. «Левые» аналитики из среды Демпартии камлали о ее приходе как раз к осенним выборам, республиканские уверяли: благодаря «китайской сделке», пронесет до следующего года. Одно было ясно - коррекция неминуема… как «крах путинизма» (просто меланхолическое замечание).

Рецессия должна наступить – где и когда? Это трудно прогнозируемое явление, его можно только угадать! Так было всегда, так и будет в дальнейшем, пока капитализм не ограничивают, как общественную систему. 

Следующий объективный фактор, постепенно набирающий обороты – теплая зима сезона 2019 – 2020 гг. и, следовательно, низкий спрос и достаточно слабое потребление нефти и газа по всему миру.

Цена на нефть и на ее производные продукты в виде мазута в осенне-зимний период 2019 года были стабильны в среднем по 59 долларов за баррель, поднявшись в декабре в среднем до 66 долларов, в начале января цена плавно опустилась до 56 долларов - никаких зимних «соблазнов» к росту.

Давайте посмотрим, что знаменательного произошло на рынке нефти за год до этой теплой зимы, что радикально изменилось в 2018 году?

Да ничего особенного, но… бинго! - Америка стала мировым лидером по добыче нефти! Более 12 миллионов баррелей в сутки, и весь прирост пришелся за счет добычи сланцевой нефти, помните «миф» о которой наши «вечерние мудозвоны» разоблачали несколько лет до этого?

Весь 2018 и 2019 годы остальные нефтяные лидеры - Саудовская Аравия и Россия пытались бороться с последствиями научно- технической революции в нефтяной сфере традиционными способами, рождаемыми архаическим сознанием их лидеров, путем запретов и ограничений: ОПЕК+ и прочие радости «товарища майора» и примкнувших к нему шейхов.

Дело в том, что Америка до сих пор более 20% своего внутреннего потребления нефти получает с мирового рынка и прежде всего с Ближнего Востока. Потребляя в среднем на 2019 год более 20.5 млн барр. в сутки сырой нефти, при этом сама производит, чуть больше 13 млн барр. (2019 г.), плюс экспорт и остальное добирает из своих стратегических запасов, затем регулярно пополняя их.

Несколько забегая вперед, необходимо про комментировать заявление пресс-секретаря «Роснефти» товарища Леонтьева по поводу распада ОПЕК+, мол, чего его жалеть, все его ограничения компенсировались предложением американской сланцевой нефти.

Как известно, дьявол кроется в деталях, так давайте его и найдем: в течении 2018- 2019 гг. Россия не уменьшала производство нефти – как было чуть больше 11 млн барр. в сутки, так и осталось, а согласно договоренности – просто не наращивала производство. Добычу нефти сократила Саудовская Аравия с 11 млн барр. до 9.7 млн барр. в 2019г., а практически весь мировой прирост нефти этого года пришелся на США – 2.18 млн барр. сланцевой нефти дополнительно добыто и потреблено в Америке.

Внимание! Америка дополнительно не экспортирует нефть, она просто сокращает ее импорт, а разницу покрывает собственной добычей. Весь нефтяной конфликт завязан напрямую с Америкой, с ее внутренним потреблением, не более того!

И это только, как оказывается, начало. В январе 2019 г. администрация Трампа приняла решение о «разморозке» и освоении своего континентального шельфа. Американское бюро по управлению энергией океана опубликовало предварительный план сдачи в аренду с 2019 по 2024 гг. не менее 47 морских и прибрежных участков, из них 19-ти у побережья Аляски (эх… ушла Алясочка).

Принятые Трампом меры в скором времени приведут к росту добычи и внутреннему потреблению нефти в США. С неминуемым сокращением ее импорта и как следствие, уменьшения глобального спроса на нефть в мире, с последующим падением нефтяных цен. Мнения нефтяных экспертов и трейдеров единодушны.

Выступая недавно на пресс- конференции в Норвегии Трамп заявил, что он выступает «за большие объемы нефти и газа», «за большое количество энергии», уточнив при этом, что «Владимиру Путину такое нравится не может».

Еще более интересней развивается ситуация с газом, именно на этом рынке разыгралась настоящая шекспировская драма, последствия которой мы ощущаем прямо здесь и сейчас. И нашей страны это касается более всего.

В конце второго квартала 2019 года, достаточно незаметно для общеполитических СМИ произошло прецедентное событие: специалисты по газу (продавцы и покупатели) констатировали - цены на газ окончательно оторвались от цен на нефть.

Казалось бы, ну и что? Всего то… Но, оказывается, все уже пошло не так!

Дело в том, что обычно газ (особенно «трубный») поставляют по долгосрочным контрактам, которые привязаны согласно общепринятым стандартам к нефти. Так сложилось давно и стало уже межгосударственной практикой, чиновники во всем мире одинаковы, им так проще. Но все это время где-то рядом существовал т.н. спотовый рынок газа, т.е. рынок, где цена формировалась открытым способом: спросом и предложением. Долгие годы это был достаточно маргинальный рынок, на нем обычно продавали не более 5% общего объема газа, продаваемого в мире.

И вот в начале февраля 2019 г. на европейском хабе Зеебрюгге начались продажи спотового газа с поставкой на месяц вперед, по цене чуть более 100 долларов за 1000м3, при цене контрактного газа (с привязкой к нефти) около 200 долларов за 1000 м3.

Беспрецедентно низкие цены на спотовый газ стали следствием фундаментальных рыночных причин общемирового уровня и конъюнктурной политической «мышиной возни» российского государства.

Европейцы, пуганые российско-украинскими газовыми разборками, страхуясь на случай остановки поставок из-за судебных разбирательств «Газпрома» и «Нафтогаза», закачали в подземные хранилища рекордные объемы газа. А они не пригодились из-за теплой зимы - весны и достаточно быстрого признания «Газпрома» в своем поражении в судебном разбирательстве с украинскими коллегами… и продолжением регулярных поставок. «Лишний» газ остановил заключение части контрактов на осень – зиму, даже на контрактный газ, и как следствие, с поставкой на осень цена опустилась в среднем до 170 долларов за 1000 м3.

Но это были просто «цветочки», «ягодки» пришли прямо из Америки, напрямую от Дональда Джоновича Трампа.

Все эти метания продавцов и покупателей «трубного газа», привели к наращиванию поставок сжиженного природного газа (СПГ), прежде всего из Америки и, кстати, из России тоже, но через частную компанию «Новатек», в среднем, в 1.5 раза: с 51 млн тонн до 76 млн тонн… и цены пошли вниз.

Теперь немного информации, которую можно найти только в специализированных изданиях и материалах, но абсолютно открыто.

На рынке сложилась парадоксальная ситуация: спрос на газ, несмотря ни на что, продолжает расти, но цены падают… потому что непрерывно растет предложение!

И прежде всего – сжиженного газа, и именно из США!

Теперь, внимание! Помните, мы обращали внимание, что в Америке пришел к власти президент – республиканец и самое главное президент – предприниматель, носитель ярко выраженного «шумпетерианского сознания».

Раньше президент Обама, демократ и сторонник «левых» социальных идей (конечно же, как их понимают в Америке), ограничивал нефтяные и газовые компании в своем развитии просто как крупный капитал и бизнес транснациональных компаний. Ведь с точки зрения государства (даже американского), традиционной иконы любых «левых», транснациональные компании являются центрами альтернативной силы и оказывают влияние на принятие глобальных решений. Поэтому их надо «равно удалять». Поэтому, не прибегая ни к какой другой риторике, Обама налагал запреты на освоение морского шельфа, прокладку новых трубопроводов, выдумывал дополнительные экологические ограничения для сланцевых операторов и т. д.

Теперь новый американский президент – предприниматель все эти ограничения снял и, более того, открыл специфическое американское государственное финансирование для производителей СПГ и сланцевой нефти.

Дело в том, что производство СПГ во всем мире (включая Россию и Катар) дотируется тем или иным способом и разным уровнем покрытия затрат собственными государствами.

В себестоимость сжиженного природного газа, поставляемого американцами на спотовый рынок Европы, не входят издержки по содержанию капитальных затрат и процентов по кредитам, затраченных на строительство гигантских заводов и кораблей по доставке СПГ. В себестоимости участвуют только операционные затраты по добыче, переработке и доставке СПГ к потребителю. Разница между затратами – капитальными + операционными и просто операционными – примерно в два раза. Текущие операционные затраты составляют примерно 80 долларов за 1000 м3, спотовые цены в Европе - 105-110 долларов!                                                                                                                     

Продано… сделка состоялась! В Европу пришел дядя Сэм, извиняюсь, Дональд Джонович. Помните, как недавно его любили Симонян и «Единая Россия», были просто именины сердца!

За счет каких средств Дональд Джонович финансирует своих американских коллег, «проклятых буржуинов и частных собственников»? Наверное, за счет доверчивого американского народа? Нет, не угадали, это только у нас в России. Там все по – другому.

Все очень просто, весь мир и особенно Китай (а до недавнего времени и сам «товарищ майор») покупали и покупают американские казначейские обязательства (государственный долг Америки), те, которые, помните, стоят до 5 лет в среднем по 0.6% годовых и тем самым дают средства для Дональда нашего Джоновича, а он, набросив для верности процентик-полтора, кредитует своих коллег предпринимателей из глобальных и не очень нефтяных и газовых компаний, а те просто работают, добывая и продавая нефть и газ.

Так они там и живут… всего то на процентик-другой, и самое поразительное, деньги американские предприниматели возвращают своему государству с реального «профита» и с тем же процентиком-другим… вот чудеса, да и только. А на разницу богатеет… американский народ, конечно же, с «буржуинами» заодно.

Как-нибудь потом мы поговорим, как подобное происходит в нашем Богоспасаемом Отечестве… Одно могу сразу сказать - российским «особым путем», конечно же, а как иначе! С кооперативной духовностью: все для «своих», а для остальных – самое «справедливое» российское следствие и суд. Но это не сейчас.

Наконец, самое важное и главное! Все еще живой американский капитализм непрерывно генерирует инновации, в том числе в нефтяной и в газовой сфере, совершенно по заветам Й. Шумпетера, методом «creative destruction» - созидательного разрушения.

Никакого ЦРУ и никакого Государственног департамента, без «пряников» и даже сушек, без «цветных революций» и теорий заговоров…

Только: Деньги – Инновации – Деньги! Это капитализм, Карл… просто капитализм!

Очень низкие операционные затраты на СПГ в США, обусловлены производством попутного газа при растущей добыче сланцевой нефти (главной инновацией в нефтедобыче, последнего десятилетия), причем этот способ позволяет добывать газ с большим содержанием конденсата (сверхлегкая фракция нефти), что делает операционную себестоимость, крайне низкой.                                                                                                         

Генерируя новую реальность: чем дороже нефть, тем дешевле газ для СПГ. Нефть «забирает» на себя затраты на газ!

Не знаю, знаете ли вы – первый патент на очистку сланцевого газа был зарегистрирован… в СССР в 1949 г. Тогда Сталин готовил «третью мировую войну»… столько забот, до газа руки не дошли. Готов биться об заклад, русский инженер разработавший эту технологию ушел из жизни где-то в 70-х, наверняка, хоронили его из «пятиэтажки» (заслужил, руководство ценило за безотказность). Помните, как из этих «советских хором» для советского среднего класса трудно выносить гробы?

Как эти события отразились на России? Да напрямую, через «наше национальное достояние – «Газпром».

Больше половины потребляемого газа в Европе приходится на поставки из России, и, конечно же, через монопольные поставки единственного спонсора команды «Зенит». По оценкам аналитиков «Fitch», себестоимость «газпромовских» поставок составляет около 100 долларов, а с учетом российской таможенной пошлины, 120 - 130 долларов за 1000 м3.

До сих пор, даже с учетом роста спотовых поставок СПГ из Америки, рынок газа в основном формируется за счет долгосрочных контрактов. Но вот главная новость: в долгосрочные контракты, вместо привязки нефтяных цен, появились, пункты – привязки к спотовым ценам, и средняя цена контрактов сразу уменьшилась где-то с 200 долларов до 150 -160 долларов за 1000 м3 у нашего «национального достояния».

Из-за снижения контрактных цен экспортная выручка «Газпрома» только в январе 2020 г., еще до всякого рода коронавирусных экономических шоков, рухнула сразу на 40%. Доходы бюджета от экспортной пошлины на газ упали в первый зимний месяц сразу на 600 млн долларов!

Ранее на 2020 год Правительство России, запланировало сборов от газовой пошлины на сумму 700 млрд рублей, что составляет немалые 0.6% от ВВП России.

В том же январе 2020 года «Газпром» официально опубликовал структуру своих контрактов в стоимостном выражении (газета «Ведомости» от 12. 03. 2020 г.):

- 56.7% привязки к спотовым ценам

- 16.5% привязки к нефтяным ценам

- 15.5% привязки к гибридным ценам

- 11.3% через ЭТП.

Наше «национальное достояние» поставлено законами «невидимой руки» в рыночные условия с абсолютно не рыночным высшим менеджментом и управляемым напрямую из Кремля «товарищем майором» методами, хорошо известными за последнее двадцать лет.

Итак, подведем предварительные экономические итоги, еще до коронавирусной эпохи:

* американская экономика в «зените» экономической мощи, но в ожидании экономической рецессии

* рынок нефти на начало 2020 года «застыл» на достаточно комфортном ценовом уровне в районе 60 долларов за баррель, но Трамп готовит настоящую «нефтяную бомбу» для правящих чекистов и шейхов, открывая свой морской шельф для внутренней американской добычи и потребления нефти

* рынок газа к началу 2020 года радикально изменился:

- благодаря внешнеполитическим метаниям Кремля в начале 2019 года образовался избыток газа на рынке Европы и цены пошли вниз, спровоцировав рост спроса на газ

- благодаря предпринимательским инновациям американских бизнесменов, поддержанных собственным правительством, рост спроса был удовлетворен спотовыми поставками СПГ из США с дальнейшим понижением цены газа для захвата доли рынка

- консервативный европейский рынок газа изменился радикально быстро на фоне новых рыночных механизмов: «дорогая нефть, дешевый газ», долгосрочные контракты привязаны к спотовым ценам.

Пока мы здесь в России топили за «транзит власти», конституцию и «обнуление» - экономический мир вокруг нас вдруг вздрогнул и изменился, и данный факт для «товарища майора» оказался большим русским «Черным лебедем»!

И как это не покажется печальным, последствия новой ситуации с нефтью и газом касаются исключительно нашей страны и никого более! Как всегда, от снижения цен выигрывают потребители, а проигрывают производители. Это базовое правило рыночной экономики. Ибо не бывает «энергетических сверхдержав», а бывают – классические петро- экономики!

В дни Православного Рождества китайскими учеными был установлен новый возбудитель болезни под названием COVID-19 (Corona Virus Disease), внезапно вспыхнувшей в г. Ухане в самом конце декабря уходящего года. Уже к концу января город был заблокирован, затем вся страна ушла на собственный новый год, который официально был продлен на неделю.

Затем начался «Великий Китайский карантин», и его последствия мы наблюдали по телевизору и Интернету. Поднебесная империя оказалась в полной экономической самоизоляции на фоне типажных кадров из голливудских фильмов про биологические войны. В результате оказались перекрыты транспортные потоки и закрыты границы.

Китай полностью подтвердил свой статус современной «мастерской мира»: кто первым начал нести потери после туристической индустрии – авиация в целом, как отрасль. В том числе и производители. Кто дальше? Нет, не глобальные торговые сети, их «операционные запасы» от месяца и более. Пострадали цепочки промышленной кооперации, крупных транснациональных компаний. Мировая промышленность уже давно научилась работать без так называемых «страховых запасов» – комплектующие поступают сразу с «колес», «производственные запасы» сверх десяти дней считаются признаком неэффективности.

Блокировка комплектующих начала отражаться на глобальном индустриальном индексе Dow jones industrial, и то не сразу: пока шел китайский новый год и дополнительные каникулы, индекс даже немного подрос к 13 февраля 2020 г. и составил 29550 единиц. Всю следующую неделю незначительно колебался и начал валиться уже к 22 февраля (комплектующие все-таки не пошли, границы закрыты), упав к 1 марта почти на 14% до значений чуть ниже 25000 единиц и опять отыграв к 5 марта до значений 27090 единиц.

«Волну» такого же рода показал и индекс высоко технологических отраслей «S&P-500», проблемы у всех одного рода: еще к 20 февраля биржевые значения на уровне 3378 единиц, к концу февраля падение на 11.5%, далее с начала марта «отскок» и к 5 марта – 3101 единицы. К этой магической дате мы потом вернемся (это, кстати, день смерти Сталина).

Еще раз хотел бы обратить ваше внимание: нефть, наверное, самый «чуткий барометр» глобальных экономических настроений в мире. С осени 2019 до марта 2020 г. - колебания нефти достаточно незначительные, не резкие, но постепенно и настойчиво идущие вниз, падение достигло до 15% от цен осени, и это много. Эксперты стали говорить: нефть достигла «дна» и мы в новой реальности – цены по 50-55 за баррель, и это надолго.

Благодаря «китайскому карантину» индустриальные индексы «просели» достаточно основательно и резко, но по понятной причине – нет комплектующих, нет изделий, а далее и продаж!

Как вы понимаете, к началу марта глобальная экономика оказалась в классической «точке бифуркации». «Хорошие новости» - уйдем в рецессию, «Плохие новости» - уйдем в кризис! Подъема и дальнейшего развития уже не ждал никто.

Правда, эта дилемма была актуальна для мировой экономики, для России другой удел: на нас индустриальные индексы не влияют. С точки зрения Dow Jones и S&P500, у нас нет индустрии, тем более высокотехнологической, да и с точки зрения 1.7 % мировой экономики (доля России), наш маленький «духовно-скрепный» мирок и так в рецессии уже почти десяток лет.

На нашу «энергетическую петро-державу» влияет только цена на нефть.

Будет цена постепенно уменьшаться – будем потихонечку «попыхивать» в нашей привычной рецессии, будет цена резко уменьшаться – мы все уже знаем последствия… кто побогаче скупит доллары, кто победнее – гречку!

Как вы помните, мы уже упоминали магический день - 5 марта 2020 года, что эта за дата такая, почему в ожидании ее американские рынки «замерли» на легком подъеме?

Да, это дата «точки бифуркации», в этот день должно было проходить заседание Опек+ в Вене, на котором станет понятно: договорилась между собой Саудовская Аравия и Россия по поводу квот на добычу нефти или не договорились. Для специалистов по нефти эта дилемма была уже ясна с начала февраля.

Страны ОПЕК+ запросили у России досрочной встречи для обсуждения ситуации на рынке нефти на середину или в конец февраля 2020 г., однако позиция России осталась неизменной, сохраняется назначенная еще в конце декабря 2019 г. дата - 5-6 марта 2020 г.

Далее, Россия не поддержала предложение Технического комитета ОПЕК+ (JTC), который 6 февраля 2020 г. предложил, продлить соглашение до конца 2020 г. и дополнительно снизить добычу нефти на 600 тыс. барр./сутки во 2-м квартале 2020 г.

Принципиально важно понять, была ли позиция России в пределах допустимой рациональности? Какими мотивами руководствовались наши представители на предварительных переговорах. А для этого необходимо рассчитать – какие издержки возникают у нашей страны в случае принятия предложений от Саудовской Аравии?

Из данной квоты на долю России приходится уменьшение добычи и поставок на 300 000 тыс. баррелей в сутки, при примерной средней цене нефти в феврале 2020 г. в 56 долларов.

Давайте посчитаем: 300 000 х 30 дн.= 9 000 000 х 56 д./б.= 504 000 000 млн долл./мес.

Конечно, потеря полмиллиарда долларов звучит солидно, но это только денежный поток различных российских поставщиков нефти, включая конечно и «Роснефть». Сколько же потеряет российская казна? Согласно бюджетного правила, все что свыше 42.5 долларов с барреля: 56 долл.- 42.5 долл.=13.5 долл./барр. х 9 000 000= 121 500 000 млн. долл./ мес. х 12=

1.5 МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ В ГОД, Карл – всего ПОЛТОРА!

Вот «цена вопроса», для России аккуратного балансирования в «точке бифуркации» мировой Рецессии, которая длится обычно от 3 до 6 месяцев и «карантинных мер» Китая, который по общим консенсус-опросам в состоянии выйти на «до карантинные» объемы в течение пары месяцев.

Напоминаю, только прошлогодние потери российского бюджета от перевода части «золотого запаса» из доллара в юань достигли 5 млрд долларов. Около 15% своих активов ЦБ перевел в китайский юань, продав американские казначейские обязательства. В итоге Центробанк накупил китайской валюты на 67 млрд долларов ведь по логике «товарища майора» развитая и мощная китайская экономика, должна была обеспечить стабильность российской валюты, а это в свою очередь увеличило бы российский «золотой запас».

Правда, забыли посоветоваться с Дональдом Джоновичем… и «торговая война» между США и Китаем привела к тому, что юань стремительно девальвировался… Аминь!

В самом конце февраля газета «The Financial Times» сообщила, что Саудовская Аравия на встрече в Вене намерена добиваться дополнительного сокращения добычи нефти в рамках соглашения ОПЕК+  уже на 1 млн барр./сутки, а не на 600 тыс. барр./сутки, как рекомендовал JMC. Видимо саудиты «закусили удила», шейхи ведь тоже, совсем уже давно, были «майорами», а сейчас родственников и друзей спокойно сажают под арест за коррупцию!

Однако В. Путин уверенно ответил, что считает ситуацию на нефтяном рынке приемлемой для России, заявив это на личной встрече с российскими нефтяниками во Внуково 1 марта 2020 года. Заметив при этом, что наши накопленные резервы, в т.ч. Фонд национального благосостояния (ФНБ), достаточны для того, чтобы обеспечить стабильную ситуацию, исполнение всех бюджетных и социальных обязательств даже при возможном ухудшении ситуации в глобальной экономике.

Таким образом, В. Путин обозначил жесткую позицию, которую Россия может занять на предстоящей встрече стран ОПЕК+, участвующих в соглашении о сокращении добычи нефти. Мол у нас, у тех кто на «галерах», носителей славных советских традиций – своя нефтяная гордость… Других резонов представлено не было, да, еще упомянули Генерала Мороза, мол в холода сбрасывать добычу технологически сложно, и это в самую теплую зиму, кажется в истории метеонаблюдений в России.

Потом все мы помним странное выступление Силуанова и его тезисы: «Мы за ценой не постоим», надо, и на 30-ти долларов за баррель продержимся не один год.

Хотя всем здравомыслящим людям, которым даже не обязательно читать знаменитые кремлевские «красные папочки», а всего лишь просматривать газету «Ведомости» или такой неприметный Интернет-ресурс, как «Neftegaz.ru», было понятно – это буквально Катастрофа и этого не может быть, потому что эти расчеты доступны даже для обычных людей.

И они (которые на галерах) - не могут так думать, считать и поступать!

«Но понты – дороже денег»! «Товарищ майор» любит удивлять российских граждан – вот и удивил в очередной раз! Был «Крым наш» - почему и не быть - «Нефть наша»!

Дальше все помнят, что произошло в Вене: подходы, отходы, обвалы…

Как гениальный управленческий результат мудрой государственной политики!

Нефть по 25 – 27 долларов за баррель!        

Помните наш разговор, о пределах рациональности… давайте его и продолжим…

В 2018 году доходы российского бюджета от нефтегазового сектора составили – 9.081 трлн рублей при среднегодовой цене нефти в 71.31 доллара, в 2019 году – 7.9 трлн. рублей при средней цене нефти в 63.9 доллара/баррель!

Вот теперь данные не от Навального и даже не от ЦРУ, а от министра финансов России Антона Силуанова на его выступлении в Совете Федерации, собранном на внеочередное заседание не далее как 14 марта в субботу:

«При текущих ценах на нефть нефтегазовые расходы бюджета упадут на 2 трлн рублей… Вместо запланированного профицита бюджета в 0.8% ВВП при действующих ценах на нефть, будет дефицит в пределах 1%», - заявил А. Силуанов.

Карл, это 25 миллиардов долларов за год!

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин оказался не таким оптимистичным, он оценил потери российского бюджета в 3 трлн рублей… и я даже не берусь пытаться пересчитать эту сумму в доллары.

С чем еще можно сравнить эту настолько колоссальную цифру? Например: столь непопулярное поднятие НДС в прошлом году стоит российским налогоплательщикам те же 2 трлн рублей, за три года весь рост социальных обязательств Путина пред нашим населением, с такой помпой транслируемый нашими «вечерними мудозвонами», стоит 1 трлн рублей, весь знаменитый Фонд Национального Благосостояния стоит 10 трлн рублей.

«Рубль в нокауте» - таков общий рефрен заголовков профессиональных газет и Интернет-ресурсов. Вторая волна падения рубля ожидает Россию после 22 апреля 2020 г. Курс доллара в районе от 100 рублей - это просто наша данность при текущем экономическом состоянии. Кого интересуют детали, отправляю в Интернет.

Не буду заморачивать вам голову деталями падающего фондового рынка, просто цитирую: «Высокая доля ОФЗ и российских акций в портфелях иностранных инвесторов – это дополнительный дестабилизирующий фактор… Номинальный размер ОФЗ принадлежащий не резидентам – 2.8 трлн рублей… Банк России вряд ли станет тратить валюту для спасения убегающих иностранцев» - это комментарии отечественных трейдеров, газета «Ведомости» от 10 марта 2020 г.

Я просто уверен, что большинство из тех, кто сейчас меня читает, не знает, как расшифровывается – ОФЗ, просвещаю: Облигации Федерального Займа. Это внутренний долг российского государства и это примерно 30 млрд долларов по курсу 80 рублей. Готовых стартовать при первом же «отскоке» куда-то в даль дальнюю, подальше от наших границ…

Буквально «тихой гаванью» для международных инвесторов становятся американские казначейские обязательства… здесь и сейчас, пока пару дней пишется статья, американские 30-тилетние облигации впервые в истории упали ниже 1%, инвесторы их сметают, а Дональд Джонович с милой улыбкой «чеширского кота»… снижает ставку своих государственных обязательств. Честно говоря, ставку снижает ФРС, но он с ними постоянно ругается по этому поводу…

Остановить эту «милую» процедуру (сброс российских ОФЗ) может только резкое повышение ставки российского ЦБ. Во что выльется повышение кредитных ставок, как следствие повышение ставки ЦБ, для общего кредитования бизнеса и населения, повышение ставок по ипотеке – я не берусь предугадывать совершенно...

Ясно одно: повышение курса доллара и увеличение ставок финансирования вызовет инфляционный шок, который неминуемо вызовет потерю покупательной способности населения.    

Сокращение экспортной выручки и неизбежный на фоне девальвации рост цен могут привести к падению совокупного спроса в 2020 году на 6–7% ВВП, и это самые первые стресс-оценки специалистов. Впоследствии, как результативный эффект – падение общих доходов населения в течении 2020 года как половина от потерь последних пяти лет. А это не менее пяти процентов… и это очень много.

Превращение рутинного процесса переговоров по квотам с ОПЕК+ в полномасштабный экономический кризис Путин Владимир Владимирович, конечно же, не планировал. Как и возможное перерастание кризиса в значимый политический фактор в преддверии реализации ускоренной многоходовочки под названием «конституционно обнулился» совершенно им тоже не прогнозировалось.  

Просто так получилось…

Скорее всего, «товарищ майор» спалит в топке паровоза валютного ралли все долларовые запасы ЦБ, Минфина, ФНБ и прочих фондов, затем разорит «Роснефть», «Роснефтегаз», «Сургутнефтегаз» и даже попытается продать виолончели Ролдугина (свят-свят, конечно)…

Далее… мы входим в область нелинейных моделей, с совершенно не предсказуемым результатом! В традиционную русскую «квадратуру круга»! В священный «особый путь»!

Пусть Бог поможет нам и России!

Прочитано 426 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.