Среда, 08 января 2020 15:54

Диктатура во имя бабла

Автор Олег Носков
Оцените материал
(4 голосов)

Лет семь или восемь назад на сайте «Русская платформа» была опубликована моя статья «Репрессии во имя бабла». Этот ресурс впоследствии попал под запрет по решению суда (типа, за национализм и «экстремизм»), поэтому данный материал выпал из виртуального пространства. В нем я высказал свою точку зрения на истинные мотивации так называемых силовых структур, демонстрирующих несоразмерную реакцию (как многим казалось) на протестные выступления.

У нас принято считать, будто действующий режим усиливает репрессии, следуя «искаженному», «тоталитарному» представлению о роли государственности. Мол, неспособность усвоить демократические ценности вынуждает силовиков неадекватно реагировать на любые проявления гражданской свободы. То есть, все проблемы вытекают якобы из «неправильных» мозгов тех, кто отвечает за порядок. И будто бы толчком к такой «неправильности» послужили некие державные амбиции первых лиц, желающих-де «возродить» великое имперское государство.

Насколько я могу судить, представления нашей интеллигенции о сути нынешнего режима за прошедшие годы мало поменялись. Наоборот, наши «продвинутые» граждане продолжают искренне верить в то, что глава государства – как и положено диктатору – одержим какими-то амбициозными целям, что он болезненно сосредоточен на своей высокой исторической миссии, ради чего будто бы готов давить и крушить всех несогласных внутри страны и даже вступать в конфликт с могущественными государствами Запада. Короче говоря, из Путина продолжают всеми силами лепить второго Сталина. Соответственно, в тех же тонах стараются обрисовать деятельность всей государственной машины.

В этой связи я решил вернуться к теме, уже затронутой мною в упомянутой статье. За прошедшие годы я еще больше укрепился в своей правоте. А именно: нет смысла искать причины нынешнего произвола, репрессий и ограничений в каких-то идейных установках представителей власти, а тем более связывать всё это с верой первого лица в свою историческую миссию. Всё гораздо проще, но при том – гораздо циничнее. Однако за этим цинизмом скрывается своя рациональность, пусть и вытекающая не из глубокого ума, но все же подчиненная определенной, вполне четкой логике. То же самое касается и нынешней «геополитики», всех этих игр в войнушку и раздутого противоборства с Западом.

***

Начну издалека. Это было 4 ноября 2006 года в городе Новосибирске. Местные национал-патриоты решили в честь праздничной даты устроить «Русский марш». Будучи внештатным сотрудником Областного депутатского канала (и имея удостоверение члена Союза журналистов РФ) я прибыл на главную улицу города для оценки предстоящего события. Улица была заполнена – нет, не националистами. Она была заполнена сотрудниками милиции. Напротив часовенки – в месте сбора участников марша – курсировал взад-вперед милицейский начальник в звании подполковника. Как я уже успел заметить, ниже майора там вообще никого не было. Подполковник подошел к нам, группе журналистов, и заявил, чтобы мы расходились. Типа, «по свежей информации мероприятие не состоится».

Впрочем, мероприятие состоялось. Несколько десятков городских национал-патриотов во главе с депутатом Городского Совета (известным в Новосибирске национал-патриотом) проследовали с имперскими флагами к храму Александра Невского, где депутат двинул речь об Александре Третьем (типа, основателе города), после чего часть собравшихся удалилась на богослужение. На этом, в общем-то, «официальная» часть завершилась.

Дальше началась неофициальная часть. На площади возле храма я насчитал штук семь-восемь автобусов спецназа (СОБР и ОМОН). Возле автобусов со скучающим видом прохаживались люди в камуфляже, в полной экипировке. Зрелище было такое, будто город подвергся нашествию террористов, и террористы эти расположились в храме. У ограды собралась небольшая кучка зевак, повсюду сновали прохожие. В принципе, мероприятие закончилось. Но не для спецназа. Когда я с товарищем уже отошел от храма на «безопасное» расстояние, бойцы как по команде ринулись к ограде, хватая всех кого ни попадя и утаскивая к автобусам. Задержали, как мы потом узнали, примерно тридцать человек. Многие из задержанных, наверняка, были обычными прохожими. Всех потом отпустили после составления протокола.

Такая вот история. Подчеркиваю, дело происходило почти четырнадцать лет назад. Уже тогда случались подобные странные «винтажи» без всякого адекватного (как многие полагают) повода. Что за ерунда, спросите вы? К чему эта несоразмерная демонстрация силы?

Сейчас нам пытаются внушить мысль, будто власть таким способом пытается запугать оппозицию, продемонстрировать свою готовность подавлять любые зачатки протеста. Мол, люди наверху настолько боятся народного гнева, что окружают себя тройным кольцом спецназа даже против совершенно мирных граждан. Я бы поверил в такую версию, если бы не был очевидцем подобного «винтилова» в своем родном городе.

Мне не известно, какие настроения царят в кремлевских кабинетах, зато я хорошо знаю, что и в новосибирской мэрии, и в администрации НСО никто никогда не переоценивал возможностей местных национал-патриотов. Если бы мэру или губернатору кто-нибудь заявил, будто эти ребята в состоянии использовать «Русский марш» для организации массовых противоправных действий, того бы подняли на смех. Напомню, что однажды в Новосибирске при губернаторе Юрченко разъяренные пенсионеры перекрыли главную магистраль города (Красный проспект), а потом ворвались в здание обладминистрации. И ничего, никакого массового «винтилова» с участием спецназа не произошло. Конфликт удалось разрешить по-тихому, без проведения боевых операций. Это я к тому, что в случае РЕАЛЬНОГО инцидента с участием возмущенных граждан мы не видим назойливой демонстрации полицейских сил, которая в обязательном порядке присутствует во время проведения запланированных мероприятий, организованных разного рода оппозиционными активистами.

Складывается впечатление, что представители силовых структур намеренно ищут ПОВОДЫ для демонстрации своей борьбы с «экстремизмом». То есть это не столько реакция на угрозу, сколько неуклюжий, очень грубый способ обоснования своих раздутых штатов и (соответственно) больших бюджетов, выделяемых-де на обеспечение «безопасности». В самом деле, зачем держать под ружьем огромную армию, если нет войны и военной угрозы?

Случай, произошедший в Новосибирске в 2006 году, убедил меня в том, что несоразмерная демонстрация силы нужна исключительно самим силовикам. Коль их главное назначение – защита власти от «экстремистов», то приходится хоть как-то показывать свою работу на столь важном поприще. И если настоящих экстремистов нет, то приходится на эту роль кого-то «назначать» - хоть либеральную оппозицию, хоть национал-патриотов. Главное, чтобы на бумаге выглядело всё как нужно: мол, предотвратили опасную вылазку несознательных агрессивных граждан – список прилагается. У нас в стране, как известно, формальные протоколы важнее реальности. А для их составления годится любая инсценировка. Сгребли три десятка случайных зевак – и порядок. Кто будет проверять, кого на самом деле «винтили» бойцы спецназа?

Короче говоря, я не вижу здесь никакого страха. Мы имеем дело с банальной «производственной» постановкой, призванной обосновать явно завышенные затраты на «обеспечение безопасности». Пусть не покажется странным, но лично я улавливаю четкое сходство между показным «винтиловом» оппозиционных зайчиков и «уборкой снега» в бесснежную зиму.

Недавно по сети разлетелись забавные видео, на которых снегоуборочная техника имитировала уборку снега, проезжая по совершенно чистым улицам. Как мы знаем, для европейских территорий страны зима нынче выдалась бесснежной. Но муниципальные службы некоторых городов решили не отступать от привычного графика, устроив откровенный порожняк со снегоуборкой. Многие из нас видят в этом очередную начальственную дурь, однако дело здесь не в тупости чиновников, а в особом способе «освоения» бюджетных средств. Поскольку на уборку снега профильным департаментам ежегодно выделяют определенные средства, то необходимо ежегодно протоколировать выполнение соответствующих работ. И не важно, что снег почему-то не выпал. Выделенные деньги требуется «освоить», для чего и приходится осуществлять соответствующие демонстрационные мероприятия. Дескать, система работает. Иначе как чиновники смогут обосновать бюджет, куда им девать коммунальные службы, ответственные за расчистку улиц от снега? Не увольнять же людей, в самом-то деле. Поэтому возникшая ситуация исправляется «правильным» протоколом. В нашей стране канцелярский формализм никто не отменял.

С «винтажами» – та же ситуация. Силовики имитируют борьбу с «экстремистами» в силу той же самой логики, по которой снегоуборочная техника «разгребает» на улицах несуществующий снег. Иначе на кой нужна вся эта силища? Если нет реальных уличных беспорядков, то надо сделать вид, будто они происходят. Протокол требует. Именно это обстоятельство объясняет все кажущие нелепости и кажущуюся неадекватность властей.

Как мы знаем, пластиковый стаканчик у нас уже прировняли к булыжнику. Наши оппозиционные интеллигенты усматривают здесь очередную попытку запугать тех, кто недоволен режимом. Мол, власть настолько боится протестных акций, что пытается давить любые проявления протестной активности на корню, карая демонстрантов несоизмеримыми сроками за минимальные нарушения порядка. На самом же деле в подобных прецедентах просматривается сугубо меркантилистская, сугубо шкурная подоплека. Просто пластиковый стаканчик увязали с «экстремизмом». Почему?

Да потому, что «экстремизм» идет по более высокому тарифу, чем обычное правонарушение. Для пресечения обычных правонарушений достаточно наряда простых ППС-ников. А вот для борьбы с «экстремизмом» требуется дивизия спецназа в полной экипировке. Прировняв пластиковый стаканчик к булыжнику, обществу дали понять, насколько опасна и трудна работа спецназа. Иначе на кой нужен этот спецназ, ежели приходится противостоять беззубым интеллигентам, у которых в руках нет ничего тяжелее пластикового стаканчика? Ушлые силовики подошли к вопросу с другого конца, вскрыв реальную опасность подобного «оружия» в руках интеллигентов. Иными словами, отряды спецназа на мирных демонстрациях оппозиции – это, по сути своей, то же самое, как и снегоуборочная техника на бесснежных улицах.

В общем, запугивание недовольных граждан не играет в таких историях ключевой роли. Скажу больше – все эти протестные акции (в чем я абсолютно уверен) являются для силовиков просто манной небесной. На практике реальной физической угрозы они не несут, зато в теории дают наглядный материал для изображения настоящих боевых действий с разрушителями государственных устоев. Фактически силовики как бы «убирают» несуществующий снег, устраивая внушительную демонстрацию соответствующей «спецтехники» Мол, мы работаем в поте лица, рискуя при этом жизнью и здоровьем.

То есть, ситуацию нужно распутывать с другого конца: пластиковые стаканчики приравниваются силовиками к булыжнику не из-за страха перед бунтом, а ради обоснования опасности своей работы. Звучат такие заявления, конечно же, демагогически, но других вариантов ответа просто нет. Думаю, если вы спросите у коммунальщиков, зачем они гоняют по бесснежным улицам снегоуборочную технику, то услышите от них такую же демагогию.

Как я уже сказал, показная борьба с «экстремизмом» – тема хлебная, и за годы правления Путина до нее появилось много охочих из числа людей в погонах. Подозреваю, что в силовых структурах происходит жесткая конкуренция среди претендентов на роль охранителей режима. Сама по себе работа не пыльная. С бандитами, например, власть давно уже научилась выстраивать компромиссы, поэтому акценты теперь перемещаются в сторону бунтовщиков и сокрушителей устоев. И если настоящих буйных для огромной когорты охранителей не хватает, то для протокола сойдет даже их подобие. Именно так пластиковый стаканчик становится равным булыжнику. На безрыбье, как говорится, и рак – рыба.

По той же причине у нас попадают в число «экстремистов» отдельные пользователи интернета за репосты «нехороших» картинок и враждебные высказывания в адрес власти и лично президента. Когда вы содержите огромную армию охранителей безопасности, вам необходимо обеспечить их работой по профилю. Иначе как оправдать бюджетные расходы на их содержание?

Короче говоря, борьба с «экстремизмом» в нынешнее время – эта одна из форм банального «распила» государственного бюджета. Все эксцессы, связанные с подавлением протестных действий, замешаны именно на этих меркантилистских установках. Так называемая репрессивная машина, которую теперь принято сравнивать со сталинской чрезвычайкой, работает именно в логике освоения бюджетного бабла. И если она с легкостью калечит судьбы отдельных людей за сущую ерунду (с формально-юридической точки зрения), то это – всего лишь издержки ее неуклюжей работы. Я сильно сомневаюсь, что подобные инциденты навеяны паническим страхом властей перед массовым бунтом. Охранка, еще раз подчеркну, нуждается в показателях. И их добывают любой ценой, невзирая на мораль и право.

Да, всё происходит грубо и цинично, однако наша оппозиционная интеллигенция сильно льстит себе, полагая, будто она нагоняет на правителей панической ужас своими протестными выходками. Дескать, власть настолько боится любого шороха, что готова кромсать людей даже за картинки в соцсетях. На самом же деле всё происходит достаточно банально и расчетливо: репрессивная машина просто «пользует» несмышленых бунтовщиков ради выслуги. Мы смеемся над бойцом Росгвардии, испытавшим-де какие-то душевные и физические страдания из-за агрессивных действий демонстрантов, не принимая во внимание, что парень таким способом банально «срубает ништяки». В итоге один получает судимость, а другой – премию и отметку о боевых заслугах. Кто в этой ситуации на самом деле выглядит смешно – решайте сами.

Понимаю, что предложенная мной оценка ситуации претит интеллигентскому самолюбию дежурных борцов с режимом. Согласно собственной версии наших бунтарей, они воюют чуть ли не с мировым злом, воплотившимся в «тоталитарной диктатуре» Путина. Конечно, очень приятно воображать, будто этот мировой злодей настолько вами напуган, что готов пуститься во все тяжкие, окружив себя тройным кольцом спецназа. Я же, со своей стороны, склоняюсь к другой версии: главный просто дал возможность людям в погонах свободно «башлять» на теме борьбы с «экстремизмом». Отмечу, что это четко укладывается в парадигму нашего современного политического уклада – «пилить» бюджетное бабло на всех актуальных темах. Если у нас чуть ли не в открытую «пилят» на космосе, оборонке и высоких технологиях, то почему должна остаться в стороне тема государственной безопасности?

В этой связи я бы не стал преуменьшать умственные способности тех деятелей, которые курируют российское протестное движение. В принципе, не надо большого ума, чтобы оценить реальный потенциал нашей оппозиции. Я даже допускаю, что ее очень плотно «пасут» соответствующие структуры, если не сказать больше: все известные оппозиционные лидеры прямо или косвенно связаны с охранкой. Через все эти оппозиционные ячейки очень легко мониторить протестные настроения и выявлять потенциальных лидеров протеста. Уверен, что после каждой протестной акции фамилии наиболее активных бунтарей сразу же попадают в базу данных охранной конторы. Что касается самих акций, то, как я уже заметил выше, они дают силовикам хороший материал для пополнения отчетности. Типа, «работаем, выполняем долг, охраняем, пресекаем». Наивно полагать, будто охранители настолько переоценивают возможности интеллигентской бузы, что ради подстраховки наводняют улицы городов полками спецназа. Но еще смешнее – усматривать в подобных «репрессивных» действиях возрождение сталинского тоталитаризма.

Вынужден напомнить, что при товарище Сталине власть не устраивала подобных имитаций с игрой мускулов. Подрывную деятельность предотвращали тихо и эффективно: вычисляли заговорщиков и отправляли за ними воронки. Если измерять современную ситуацию по сталинским лекалам, то все критики режима, безбоязненно вещающие сейчас в соцсетях и на популярных радиостанциях, давно должны валить лес в Воркуте или гнить в подвалах чрезвычайки. Впрочем, я вполне допускаю, что нынешняя охранка не утратила былой хватки и расправляется с РЕАЛЬНО ОПАСНЫМИ персонами без всякого лишнего шума. Однако тот, кто десяток лет без опасений для жизни и здоровья сокрушает действующую власть гневным словом, скорее всего, к таким опасным персонам как раз не относится.

Это я говорю к тому, что подлинные репрессии мы разглядываем совсем не в том месте. Причем наше внимание фокусируется на таких мнимых вещах не без влияния со стороны лидеров оппозиции. В целом же наблюдается четкое распределение ролей: одни изображают борьбу с режимом, другие изображают предотвращение великих потрясений. Реальные же процессы, как всегда, остаются за кадром.

Впрочем, у меня сейчас нет намерений разбирать особенности нашего протестного движения. Речь идет о тех, кто превратил в синекуру борьбу с этим самым протестом. Выражаясь по-простому, циничные деляги из силовых структур превращают в выслугу праведный гнев интеллигентных борцов с «путинской диктатурой». По сути же, они примитивно обыгрывают нашу интеллигенцию в соревновании за жизненные блага. То есть нагло ее используют.

Что касается версии насчет панического ужаса российских властей перед оппозиционной активностью, то она запущена самими же оппозиционерами, дабы хоть как-то повысить себе самооценку. На самом же деле есть только голый расчет со стороны охранителей. Что касается реальных угроз, то их, я уверен, будут пресекать без всякой шумихи и постановочных действий. Нет, я не утверждаю, что российская охранка в состоянии полностью контролировать ситуацию. Истина здесь только в том, что «посадки» за репосты и массовые «винтажи» никакого отношения к обеспечению безопасности режима не имеют совершенно.

***

В том же ракурсе имеет смысл рассмотреть развернувшееся при Путине имперское строительство, сопровождаемое решением глобальных задач, переходящим в открытую конфронтацию с Западом. Как нам уже объяснили, эти впечатляющие деяния на международной арене продиктованы исключительно державными амбициями Путина и его ближайшего окружения. Дескать, политическая верхушка страны продолжает жить советскими идеалами. Отсюда-де – ставка на возрождение советской империи и восстановление былого влияния на мировой арене. То есть нас пытаются убедить в том, будто во всей этой «геополитике» нет банального меркантильного расчета, примитивного «пацанского» желания поднять на имперской теме как можно больше бабла.

Я начну с простых вещей. Все мы прекрасно знаем поговорку: «Кому – война, кому – мать родна». Для нашей новейшей истории хрестоматийным примером стала чеченская военная кампания, на которой некоторые деляги неплохо погрели руки. Собственно, ничего удивительного в том нет. Но разве нельзя допустить того же самого в отношении нынешней кампании в Сирии? Можно, конечно, по укоренившейся привычке связать эту далекую для нас войну с борьбой России за геополитическое влияние. Можно в очередной раз приписать Путину имперские амбиции, из-за чего он якобы отваживается на вооруженные авантюры. Именно так и рассуждают известные критики Кремля. Мол, пережитки совкового мышления вынуждают главу Российского государства идти на неоправданные риски и бессмысленные затраты. То есть, у нас все время пытаются увязывать внешнюю политику с какими-то специфическими субъективными факторами, с особым морально-психологическим и идеологическим настроем высшего руководства.

Однако не нужно иметь и семи пядей во лбу, чтобы разглядеть во всей этой «геополитике» банальную меркантилистскую составляющую всё тех же высокопоставленных деляг. Как говорится: ищи, кому это выгодно, и все встанет на свои места. Я имею в виду не исторические выгоды для страны. Речь идет о самом банальном шкурном интересе отдельных персон. Корень проблемы именно в том, что принятые решения не диктуются никакими государственными соображениями (пусть даже ошибочными и иллюзорными). Бессмысленно искать в нашем «имперском строительстве» какие-либо далеко идущие политические стратегии. Есть лишь непрерывная череда разрозненных «хапков» со стороны отдельных заинтересованных лиц.

Скажем, начавшееся пять лет назад жесткое противостояние с Западом имеет не только качественную, но еще и количественную составляющую. Военный бюджет увеличился настолько, что Россия вышла на седьмое место в мире по затратам на вооружение. Что получило общество в итоге такого «вставания с колен»? Ровным счетом ничего. Мало того, государство умудрилось «обнести» заводы ВПК, грубо «кинув» их с оборонным заказом и объявив устами президента-имперца о необходимости составления планов конверсии (дожили!). Но ведь триллионные суммы не растворились в воздухе. Понятно, что кто-то неплохо приподнялся на теме милитаризации.

В этой связи хотел бы обратить внимание на некоторые прецеденты, которые мы относим к разряду курьезных. На самом же деле за ними просто скрываются истинные мотивации тех, кто причастен к подобным вещам. Пожалуй, я бы не решился на написание данного текста, если бы не громкая история со злополучным флагманом нашего флота – авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов». С самого начала мне была понятна истинная цель этой трагикомичной экспедиции к сирийским берегам. Как раз ситуация с «Адмиралом Кузнецовым» вынудила меня еще раз поднять тему нашей «монетоцентричной диктатуры» (это когда любое политическое решение принимается исключительно ради шкурных интересов отдельных персон).

Кратко напомню, что легендарный поход боевого корабля обошелся примерно в десять миллиардов рублей (не считая двух утопленных самолетов). Какие стратегические задачи были им выполнены, толком не понятно. Зато хорошо виден главный итог похода – дорогостоящий ремонт (восстановление, так сказать, после эпической битвы). Вначале была оглашена сумма в 40 миллиардов рублей (замечу, что это больше, чем годовой бюджет полуторамиллионного Новосибирска). Затем на месте ремонта начались какие-то неурядицы, аварии и пожары. В результате сумму предполагаемых расходов пересмотрели и подняли до 90 миллиардов рублей (годовой бюджет Новосибирской области).

Давайте говорить начистоту: при любой нормальной диктатуре за подобное разгильдяйство ответственных руководителей уже поставили бы к стенке. У нас же их почему-то награждают орденами и медалями. Так может их реальные заслуги именно в этом и заключаются – в способности нагло «пилить» бюджетное бабло, прикрываясь благовидными предлогами? Подозреваю, что в истории с «Адмиралом Кузнецовым» исходной стратегической задачей как раз и был упомянутый ремонт. Сирийский поход, скорее всего, использовался только как повод для такого решения (главным образом в целях пиара, выражаясь по-современному).

Подчеркиваю, ключом к разгадке хитросплетений нынешней российской «геополитики» является ответ на простой вопрос: кому это выгодно? То есть, ищи конечных выгодополучателей, и тебе станет ясно, кем и ради чего затевалось то или иное действо на поприще нашего имперского строительства.

Возьмем украинскую тему, из-за которой поднялся весь этот сыр-бор с международными санкциями. Недавно, как мы знаем, президент торжественно открыл железнодорожное сообщение с Крымом по новому мосту. Вас не удивляет, с какой невиданной оперативностью, с какой расторопностью был возведен Керченский мост? Кстати, прошла информация, что будущий оператор здешних железнодорожных перевозок связан с тремя офшорными компаниями. Одна из них основана на Британских Виргинских остовах, другие зарегистрированы на Кипре. Очень красноречивый штрих к нашему имперскому строительству, не так ли? У меня возникает подозрение, что возвращение Крыма в «родную гавань» осуществлялась как раз ради этого проекта. Иными словами, вначале была тема моста, а затем уже к ней подмешали «геополитику». Точно так же, как и с «Адмиралом Кузнецовым»: вначале решили организовать ремонт на сумму, равную годовому бюджету НСО, а затем под эту задумку протолкнули план сирийского похода.

Понимаю, что выдвинутые версии звучат как издевательство. Но лишь потому, что мы по привычке интерпретируем происходящие события в рамках имперской парадигмы, выводя политические решения такого рода из всяких геополитических амбиций лидеров страны. Хотя давно уже нетрудно убедиться в том, что в реальности никаких геополитических амбиций нет, а есть лишь пошлый меркантилизм руководящих циников. Говоря откровенно, имперское мышление – не у Путина и его подельников. Имперское мышление у нас – его критиков. Это мы приписываем нынешнему главе государства те атрибуты и намерения, которых он в реальности может не иметь совершенно. Во всяком случае, я не вижу в его деятельности даже бледного подобия «отца народов». Подобная историческая роль – не более чем миф, навязанный пропагандой.

Еще раз утверждаю: глава государства действует не в интересах страны и даже не в интересах той государственной системы, которую он формально олицетворяет. Он действует в интересах определенной группы лиц. Действует совершенно осознанно. С нашей стороны было бы слишком самонадеянно считать его наивным дурачком, неспособным-де укоротить зарвавшихся вельмож. На самом деле речь идет лишь о нашей дурацкой склонности воспроизводить сюжет о слабохарактерном царе и плохих боярах, водящих царя за нос. Вот, мол, президент не может предотвратить расхищения на стройке космодрома «Восточный». Ай-ай, какой же он рохля и недотепа! А вы уверены, что он ставит перед собой такую задачу? Вы уверены, что он и впрямь верит в какие-то марсианские эпопеи и требует от подчиненных выполнения таких космических задач? Вам никогда не приходило в голову, что в наше время первое лицо является лишь одним из соучастников большого распила? То есть это не президента дурят обнаглевшие вельможи. Скорее, это с помощью его авторитета у нас пытаются дурить общество.

В том-то всё и дело, что с момента развала Союза мы живем уже в совершенно другой парадигме, где руководитель государства выступает в роли главного ПОДЕЛЬНИКА тех, кто целенаправленно утилизирует советское наследие или конвертирует власть в собственность.

Как-то во времена перестройки всплыла информация, будто престарелый Леонид Ильич слабо вникал в важные документы, которые ему приносили на подпись министры. Якобы благодаря такому легкомыслию генсека некоторым деятелям правительства удалось на строительстве КамАЗа умыкнуть (через намеренное завышение сметы) целый миллиард тогдашних полновесных рублей. Вполне допускаю, что так оно и было. То есть пилить бюджет уже вовсю начали в славные времена брежневского застоя. Но тогда это еще не было системой.

Отличие нашего времени в том, что здесь подобные «подмахивания» важных государственных бумаг поставили на поток. И поэтому сегодня наш «государь» ставит свою визу под такими документами вполне сознательно. Естественно, это происходит только в том случае, если важные бумаги поступают от «правильных» людей, интересы коих (как я сказал выше) он как раз и блюдет на своем посту. Сорок миллиардов на ремонт крейсера? Пожалуйста! Двести миллиардов на «Силу Сибири»? Получите! И так далее. В результате указанных государевых подписей откровенно шкурные затеи весьма сомнительных персон получают легитимность. И не просто легитимность – они еще приобретают в глазах общества священный ореол имперского величия.

И напоследок осмелюсь сделать одно важное замечание. Наша оппозиционная интеллигенция привыкла насмехаться над деятельностью российских властей, объявляя нынешних руководителей неучами, бездарями и дураками. Дескать, из-за этого-то в стране всё и валится. Так вот, вынужден заметить, что столь нелестные оценки наши государевы мужи получают от нас из-за своего фальшивого облика созидателей, на фоне бодреньких официальных деклараций. Это когда нам рассказывают о том, как в стране все растет и развивается. Однако мы прекрасно понимаем, что реальные деяния руководителей сильно расходятся с их парадными заявлениями. Точнее, между тем и другим нет никакой связи.

Если исходить из того, что президент борется за возрождение былого имперского величия, к нему сразу же прикладываются строгие мерки, и тогда у наших интеллигентных умников появляется масса поводов предъявить первому лицу неспособность осуществлять серьезную международную политику в интересах страны. Но ведь интересы страны, как я уже заметил выше, в круг его реальных задач не входят. О способностях первого лица красноречиво свидетельствует другой факт – рекорд России по количеству миллиардеров. Шикарные дворцы и яхты, выведенные в офшоры миллиарды – вот подлинный показатель управленческой активности наших государевых мужей.

Таким образом, наши руководители выступают в роли дураков лишь в теории. А на практике дураками являемся мы, кого эти деятели безбоязненно обдирают как последних лохов. И нам – таким умным и талантливым – ничего другого не остается, как пребывать в томительном ожидании закономерного крушения ненавистного нам режима. Разумеется, нынешний режим не вечен. Но это совсем не означает, что представители оппозиции несут в своем лице какую-то здоровую альтернативу. Могу вас уверить: отправьте в высокие начальники даже самого умного оппозиционера, и через некоторое время он тоже будет выглядеть в наших глазах дураком и бездарностью. Меня наглядно убедил в том пример новосибирского мэра.

Когда-то товарищ Локоть был депутатом Госдумы от коммунистической партии. Как и положено оппозиционеру-коммунисту, он постоянно критиковал власть, и в амплуа критика выглядел умным и порядочным политиком. Став же мэром, он быстро потускнел в глазах новосибирской интеллигенции, превратившись в бездарного и глупого чинушу. Уверяю, такой метаморфоз произойдет с любым, подчеркиваю – с ЛЮБЫМ критиком нынешней власти, стоит лишь ему занять серьезный руководящий пост. И ни на что другое рассчитывать здесь не приходится.

Почему же складывается такая печальная картина? Всё просто. Проблема – в историческом моменте. Просто сейчас мы находимся в стадии окончательного разложения совка. После развала Союза никакой новой страны не возникло. Мы живем в той же советской стране, которая с того момента вошла в фазу бесповоротной аннигиляции всех достижений предыдущих лет. Советское (а шире – имперское) наследие методично утилизируется – вплоть до разрушения фундамента, на котором покоилось былое величие. А, как известно, на гниющих трупных останках активно размножаются только паразиты. Вот и весь ответ.

Прочитано 289 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.