Понедельник, 03 июня 2019 17:58

Когнитивное обществоведение

Автор Олег Носков
Оцените материал
(2 голосов)

Текущая эпоха открывает для историков и культурологов просто невиданное поле возможностей. Глядя на происходящее, рационально осмысливая все «странности», имеющие место в нашем обществе, исследователь старины может существенно приподнять свой теоретический уровень. Главное – подойти к наблюдаемым фактам именно с позиций исследователя, отметая в сторону моральные, идеологические и политические оценки. Достаточно только руководствоваться простым методологическим правилом: процессы, наблюдаемые в наши дни, должны иметь свои сопоставимые аналоги в прошлом. Причем, в достаточно далеком прошлом, для интерпретации которого нам остро не хватает надежных источников.

Эвгемер был прав?

 Знаменитые «языческие» божества когда-то… ходили по земле. Напомню, что живший в III веке до н. э. греческий философ-киренаик Эвгемер утверждал, будто в основе религиозной веры лежит обожествление выдающихся личностей прошлого. Иными словами, в древний пантеон угодили отдельные исторические фигуры, которым поклонялись при их жизни. Интересно, что это учение разделяли ранние христианские апологеты. Затем, уже в просвещенную эпоху, происхождение религии связали с почитанием природных стихий, якобы получивших персонификацию в незрелом сознании первобытных людей. Этот взгляд на истоки религиозных культов до сих пор принято считать научным.

Что показывает нам современная российская действительность? К каким выводам она может подтолкнуть исследователя прошлого?

Возьмем самую скандальную тему нашего дня – возрождение культа Сталина. Тирана славили при жизни, за него умирали, с ним связывали надежды. Потом тиран умер, культ разоблачили, имя Сталина, вроде бы, развенчали. И вот, проходит какое-то время, и отдельные представители творческой интеллигенции начинают не просто воздавать почести давно почившему вождю – они начинают поклоняться ему как… богу. Причем, буквально!

Об иконах с ликом Сталина судачат уже давно. Обычно в этом видят попытку интегрировать советский период в тысячелетнюю историю православной России. На самом же деле здесь наблюдается нечто большее, чем банальный случай идеологической манипуляции. Дело в том, что люди, молящиеся на икону с ликом тирана, делают это не по принуждению и не по расчету – они испытывают священный трепет совершенно искренне. Точно так же они бьют поклоны перед бюстами вождя. Как мы знаем, усерднее всего расшибает лоб перед Сталиным писатель Александр Проханов. И у нас нет никаких подозрений в том, что он делает это в состоянии беспамятства или ради банального «хайпа». Проханов здесь нисколько не кривит душой – он в самом деле верит в историческое величие «Отца народов», и все его восторженные опусы и призывы абсолютно четко соответствуют религиозному почитанию обожествленной фигуры – без всякого прямого влияния со стороны христианской ортодоксии. Для товарища Проханова Сталин велик сам по себе, независимо от того, входит ли он официально в число православных угодников или нет.

Иными словами, феномен обожествления исторических деятелей необходимо рассматривать автономно – как особое социокультурное явление, возникающее не под воздействием уже существующего религиозного культа (к примеру, православия), а как самостоятельный культ в чистом виде. Выражаясь философски, обожествление Сталина в «прохановском» варианте отражает феноменологию религиозного сознания как такового, без привязки к сложившейся ранее традиции.

Уточню этот момент. Примеров прижизненного обожествления определенных персонажей довольно много. Данный феномен мы отмечает на протяжении всей обозримой истории. На статус живых богов претендовали владыки Древнего Востока и Доколумбовой Америки. Те же претензии были у римских императоров. В эпоху Средневековья самозваные «боги» бродили по Европе. Таких же примеров полным-полно в истории русского сектантства. Основатель скопчества Кондратий Селиванов объявлялся живым Саваофом. Свои «саваофы», «христы» и «богородицы» были среди хлыстов. Лидер духоборов Савелий Капустин объявлял себя живым Христом. В общем-то, и в наше время находится немало претендентов на такую божественную роль. Ничего удивительного в том нет.

Однако случай со Сталиным представляется «химически чистым» именно в феноменологическом смысле. К примеру, египетские фараоны, которые ассоциировали себя с верховными богами тогдашнего пантеона, воспринимаются нами как последователи уже существовавшего культа, где «вымышленные» атрибуты божественных персонажей переносились на образы царствующих персон. То есть, сами боги первоначально якобы возникли в воображении людей, чем впоследствии банально воспользовались фараоны в целях укрепления своей власти. Именно в такой логике принято выстраивать причинно-следственную связь, если мы пытаемся размышлять «научно». Эту логику как будто подтверждает история с римскими императорами, создававшими свой культ «задним числом». То же самое касается самозваных «христов», «саваофов» и «богородиц», сознательно переносивших на себя атрибуты известных библейских персонажей.

Случай со Сталиным, подчеркиваю, несколько иного рода. Как ни странно, но здесь мы сталкиваемся, судя по всему, с аутентичным примером – примером создания религиозного культа фактически с «чистого листа». При жизни Сталину поклонялись именно как Сталину, то есть как великому верховному правителю, реально наделенному определенными качествами, благодаря которым он возвышался в глазах своих почитателей над простыми смертными. Официально его никак не ассоциировали с какими-то мифологическими фигурами. Товарищ Сталин представлял самого себя, не выступая в роли чьей-то «аватары». Мало того, он возглавлял государство, в котором атеизм был принят в качестве официальной идеологии. Именно поэтому карикатурные (на первый взгляд) попытки включить его в состав православных святых есть не более чем уступка идеологическим задачам, своего рода компромиссный вариант. На самом деле «Отец народов» выступает здесь как вполне самостоятельное «божество». Не менее важно и то, что этот культ создается при участии настоящих адептов именно сталинизма, а не православия как такового. Я бы даже сказал, что отнюдь не православие инкорпорирует фигуру Сталина (как это было когда-то с языческими богами и мистериями). Наоборот, это сталинизм пытается инкорпорировать православную традицию. Хотя бы часть ее.

Я говорю это, опять же, не ради идеологических оценок. Данный феномен интересен именно с научной точки зрения. Возрождение культа Сталина (с иконами и земными поклонами возле бюстов) чисто гипотетически вполне можно спроецировать на очень далекое прошлое - на те времена, когда (в соответствии с преданиями) места верховных правителей занимали земные боги. Нельзя ли допустить, что теми «богами» точно так же были выдающиеся тираны, коих впоследствии наделили сверхъестественными качествами особо пылкие поклонники? Ведь если в наше прогрессивное время вполне земной исторической фигуре присваивают священные атрибуты (вроде нимба вокруг головы), то что уж говорить о седой старине?

Таким образом, рассуждая по аналогии, мы выводим изначальный религиозный культ из реального земного культа некой властвующей персоны, после смерти «вознесенной» на небеса воображением особо пылких поклонников. В этой связи еще раз оцените пылкость товарища Проханова, с которой он превозносит давно почившего «Отца народов». Писатель Проханов – некий аналог жреца или провидца, посвящающего гимны своему кумиру. Почему нельзя предположить, что в глубокой древности стараниями примерно таких же сказителей создавались мифы о великих богах, имевших свои земные прототипы?

Собственно, откуда мы черпаем сведения о религии, как не из мифологических сюжетов. Но ведь у этих сюжетов есть авторы, а у авторов, в свою очередь, были свои особые мотивации и особый душевный настрой – как и у нынешних литераторов-сталинистов. В итоге мы получили определенное количество сюжетов, воспевающих богов Ра, Осириса, Горуса, Ваала, Индру или Аполлона. Воспевающих в силу тех же причин, по которым писатель Проханов воспевает Сталина. Здесь даже нет смысла проводить какой-то анализ, чтобы обнаружить откровенно мифологический характер таких опусов. И это – совершенно нормальное в культурно-историческом плане явление. Мы видим, как прямо на наших глазах создается конкретный миф – не в переносном, а в прямом смысле. Миф о великом боге-устроителе и хранителе, усмирителе и покорителе сил хаоса, покушавшихся на «Священную землю» - типичный мифологический сюжет о великих богах. И наш писатель-сталинист извергает свои перлы, что называется, от чистого сердца, без всяких намеков на подражание и стилизацию.

Специально обращаю на это внимание. Не стоит воспринимать восторженные славословия Проханова всего лишь как поток напыщенных метафор. Здесь нет обычного эстетства. Зная характер поклонников Сталина, мы можем с уверенностью сказать, насколько для них это экзистенциально важно. Миф сам по себе не является только лишь художественным вымыслом. За этими нагромождениями образов скрывается искренняя вера в их жизненное значение, актуальное для сегодняшнего дня. Товарищ Проханов славит «Отца народов» не только ради красного словца. Он как бы взывает к его духу. И это никакая не абстракция, поскольку вся славная когорта наших сталинистов просто мечтает, я бы сказал – жаждет увидеть воплощение этого духа в каком-нибудь нынешнем политике. Недаром они обращают свой взор к Путину, надеясь разглядеть в нем «аватару» Сталина. И как мы знаем, иногда им казалось, будто дух «Отца народов» вселился-таки в действующего главу государства… Правда, эти надежды оправдывались не всегда, но для нас принципиально само ожидание, точнее – желание увидеть воочию новое воплощение обожаемого божества.

Возможно, в древности точно таким же образом дух великих богов (то есть обожествленных выдающихся тиранов незапамятного прошлого) должен был присутствовать в действующих правителях. Во всяком случае, так полагалось в соответствии с установленной традицией. Скажем, в историческое время живого Горуса или Осириса вживую уже никто не видел, но их незримое присутствие предполагалось в фараонах. Сталинизм, таким образом, воспроизводит схожую традицию, хотя в современных условиях, конечно же, такие попытки обожествления уже воспринимаются как досадное суеверие и психическое расстройство. Но нас, подчеркиваю, интересует здесь сам феномен, и мы вправе предположить, что несколько тысячелетий назад общая обстановка была куда более благоприятной для формирования столь влиятельных религиозных традиций.

Мне, конечно, могут указать на то, что великие боги древних пантеонов играли космическую роль, участвовали в сотворении мира, в обуздании мирового хаоса, повелевали природными стихиями, и потому непонятно, как этот вселенский масштаб можно было приписать земным правителям, пусть даже выдающимся. На этот счет могу сделать пару замечаний. Во-первых, еще раз обратитесь к опусам Проханова, где он возвеличивает фигуру Сталина до космических высот, буквально объявляя его спасителем человечества от происков мирового зла. Как и подобает истинному мифологу, он не стесняется в подборе эпитетов, усматривая в исторических событиях вселенский масштаб. Ну и, наконец, стоит предположить, что прототипы великих богов прошлого были настолько нетривиальны в плане осуществления своих основных функций, что космические масштабы сами напрашивались при оценке их деяний. Если уж генсек Сталин стал в опусах современного мифолога «победителем» мирового зла, то что стоило ожидать от древних сказителей, выражавших свой восторг в отношении столь же нетривиальных личностей?

Здесь, кстати, есть над чем задуматься.

Мифологическое измерение 

Я уже говорил в одном месте, что наши сталинисты почитают мифологизированную фигуру «Отца народов», а не просто какого-то исторического деятеля, пусть и неординарного. Но что такого было в самом Сталине, если на него так «запала» определенная часть наших граждан? Почему вокруг его имени сломано столько копий? Почему в наши дни именно ему устанавливают памятники? Выражаясь в терминах глубинной психологии: почему фигура Сталина до сих пор провоцирует проекцию архетипов?

На мой взгляд, сакральный ореол подпитывается не только размахам деятельности, с которой связывают его имя. Большую роль в формировании такого восприятия играют многочисленные жертвы – как жертвы «трудовых подвигов», так и жертвы войны и жертвы репрессий. Отчетливая ассоциация со смертью сама по себе отделяет эту фигуру от бренного земного бытия, возвышает над простыми людьми, как бы перенося ее в потусторонний мир. Возможно, на сознательном уровне это не улавливается, однако это обстоятельство формирует определенные впечатления сугубо эмоционального плана. В глазах своих почитателей Сталин становится существом «не от мира чего».

Но только ли в глазах почитателей? Как ни странно, но ярые ниспровергатели сталинизма неосознанно вносят свой посильный вклад в сакрализацию тирана, выставляя его аналогом «злого бога», а точнее – воплощением дьявола (что не меняет сути). Обычно они не дают себе отчета в том, что изображения Сталина в образе сатаны с рожками лишь дополнительно оттеняют его «светлый лик» с нимбом вокруг головы. Таким путем вы не добиваетесь десакрализации, ибо в данном случае противоположная моральная оценка ничего не меняет по существу – даже в сатанинском обличии Сталин продолжает оставаться «сверхчеловеком», существом, возвышающимся над простыми людьми.

Еще раз повторю вопрос, поставленный выше: почему именно Сталин, что в нем было такого? Достаточно ли прижизненных восхвалений, чтобы добиться обожествления уже после смерти? Например, товарища Брежнева восхваляли столь же неумеренно. Вдобавок ко всему, навешав ему на грудь кучу орденов и медалей, присвоив неумеренное количество званий и должностей. Но кому придет в голову в наши дни расшибать лоб перед его бюстами и портретами? В роли бога Леонид Ильич не состоялся. И вряд ли состоится. Причина, на мой взгляд, проста – у Брежнева чисто «земное измерение». При жизни его хвалили придворные лизоблюды, хвалили фальшиво. Такие интонации не идут ни в какое сравнение с одержимостью истинных адептов. У товарища Сталина такие ярые адепты были ПРИ ЖИЗНИ. И это – принципиальный момент. Чтобы люди взывали к духу почившего вождя, необходимо, чтобы примерно так же они взывали к нему еще до его смерти.

Я говорю это к тому, что вся нынешняя круговерть вокруг имени Сталина никогда бы не достигла такого накала, если бы «Отец народов» не сумел завоевать сердца определенной части людей, находясь на руководящем посту. Если данный тезис верен, то отсюда мы можем заключить, что реальные прототипы великих богов древности были, по сути, учредителями культов самих себя. То есть их имена вошли в мифологию не только потому, что кто-то посвятил им возвышенные опусы, а благодаря целой армии преданных адептов. Точнее, им и посвящали опусы благодаря тому, что были преданные адепты, готовые воспевать их даже после смерти.

С «приземленными» вождями (вроде дорогого Леонида Ильича) история складывается намного прозаичнее: при жизни их восхваляют придворные льстецы (в рамках исполнения ритуала), а после смерти о них слагают разве что анекдоты или заносят их имена в скупые хроники. Даже римские императоры, объявив себя при жизни богами и поставив в храмах свои статуи, вошли в историю скорее как психически неуравновешенные дегенераты, чем как существа не от мира сего, к коим можно взывать после их смерти. Похоже, «потомки Венеры» не имели при жизни достаточного количества ярых фанатов, а официоз, как мы знаем, не очень-то способствует религиозному энтузиазму.

Таким образом, шанс войти в священный пантеон имеет тот, на кого еще при жизни смотрели как на бога (пусть даже очень незначительного «бога»). Этот вывод наглядно подтверждается другими фактами нашей действительности, не связанной с политикой. Так, совсем недавно появились сообщения о том, что поклонники умершей от сепсиса певицы Юлии Началовой приходят на ее могилу ради «общения» с умершей. По слухам, некоторые из них даже приносят с собой воду и кремы, чтобы «зарядить» их там чудодейственной силой. Возможно, это только слухи, но в таких ситуациях, как показывает опыт, дыма без огня не бывает. Фанаты и в самом деле смотрят на своих кумиров как на живых богов, а после их трагической смерти устраивают самые настоящие ритуалы поклонения. Возможно, именно эти «банальные» (как многим кажется) примеры нашей общественной жизни расскажут нам больше о природе религиозных культов, чем заумные философские трактовки древней мифологии.

Работа «за идею» 

Рассмотрим еще один «банальный» аспект наших реалий, способный пролить свет на тайны далекого прошлого. Сколько раз мы уже слышали от разных общественных деятелей и защитников «духовных скреп», будто русский человек не измеряет свою жизнь чистоганом и готов безропотно принести себя в жертву своему великому государству. В том, дескать, главная особенность нашей «ментальности» (если мне не изменяет память, подобные вещи произносил даже действующий президент). В общем, затасканные тезисы. Но давайте рассмотрим их когнитивный потенциал.

Именно непрестанное повторение утверждений насчет особой русской «жертвенности» наводит на мысли об истоках… древних цивилизаций. Казалось бы, какая тут связь? Тем не менее, связь прямая. Судя по всему, первые цивилизации – с их гигантскими культовыми сооружениями и властью обожествленных правителей - возникли в атмосфере аналогичных «духовных скреп». Вроде бы, наука досконально разобрала эту тему. Тем не менее, вопросы остаются…

Не странно ли, что так называемое «первобытное общество», едва научившись обрабатывать землю, с первых своих шагов в сторону цивилизации стало самозабвенно строить огромные культовые сооружения? Чем так сильно поражает нас Древний Восток? Конечно же, своими гигантскими пирамидами, храмами и царскими дворцами. Показательно, что этот размах искренне поражал «более цивилизованных» (согласно принятой прогрессистской шкале) греков. Геродот, посетив Египет, с удивлением констатировал, что один только храмовый комплекс Лабиринт по объему строительных работ превосходит всё то, что было создано на всем Пелопоннесе. Геродоту – тогдашнему носителю «западной» ментальности – была несколько чужда такая откровенно «духовно-скрепная» экономика. В одном месте, рассказывая о Великой пирамиде, он утверждает, будто возведение этого огромного сооружения так истощило общество, что имя Хеопса стало вызывать в народе негативное восприятие. Была ли это точная информация, либо «отец истории», будучи вполне рациональным мыслителем, самостоятельно пришел к таким умозаключениям, не совсем понятно. Тем не менее, осознать социально-экономические последствия такого монументального строительства совсем не сложно.

Совсем недавно патриарх РПЦ МП Кирилл заявил о том, что в России сейчас строится по три храма в сутки! В обществе это заявление вызвало неоднозначную оценку, по большей части – негативную. Но ведь что здесь происходит, по сути? Представитель церкви недвусмысленной выразил приоритеты, характерные для так называемых традиционных культур. В этой системе координат строить ударными темпами храмы воспринимается как безусловное благо. И точно так же, надо полагать, было и на Древнем Востоке. То есть на психологическом уровне «рецидивы» традиционного уклада дают о себе знать по сей день. Как раз в эту парадигму прекрасно вписываются наши моральные императивы, когда основная масса людей демонстрирует готовность жертвенно вкалывать «за идею». Материальное вознаграждение за труд – не главное, уверят нас духовные пастыри. Есть еще «священный долг», куда входит, в частности, масштабное строительство культовых сооружений. И того, кто не согласен, можно обвинить в «бесовских помыслах».

Фактически мы в состоянии уловить нравственную атмосферу глубокой древности, давшей нам поражающие воображения образцы монументальной архитектуры. Полагаю, что рассматривая ту, древнюю ситуацию сквозь призму реалий наших дней, мы несколько по-иному оценим генезис ранних восточных цивилизаций. Принято считать, что первые цивилизации отражают прогрессивный переход человека от общинно-родового строя к государственному укладу. Якобы централизованная власть породила рациональную организацию труда, что позволило существенно повысить уровень материальной культуры. Чаще всего обращают внимание на систему ирригационных сооружений, резко повысивших уровень сельского хозяйства в сравнении с «неолитическим» земледелием.

В нашем сознании до сих пор сохранился образ первых земледельцев-общинников, влачащих жалкое существование среди худосочных нив. Египетские крестьяне в этом отношении выглядят более прилично, и любой историк древности выдаст вам на этот счет исчерпывающее объяснение. Мол, цивилизация дала людям более прогрессивные технологии и более совершенную систему управления. Отсюда якобы произошел рывок в плане повышения уровня материальных благ.

Я бы согласился с такой трактовкой, если бы вопрос ограничивался только технологиями и системой организации труда. Серьезные коррективы в это дело вносит весьма обременительный «священный долг», который несли на своих плечах подданные обожествленных царей. Здесь, как ни крути, также вырисовывается чистая экономика. Трудозатраты на возведение гигантских культовых сооружений просто так из воздуха не берутся. Чем величественнее были возведенные дворцы, храмы и пирамиды, тем больше ресурсов они «съедали». Я, конечно, исключаю экзотические гипотезы насчет того, будто Великая пирамида генерировала электрическую энергию. С рациональной точки зрения, служба богам обходилась обществу недешево. Если бы не методичное навязывание «священного долга», то вряд ли такие затраты нашли бы в глазах людей оправдание.

Отсюда вытекает предположение: не является ли образ бедных «неолитических» общинников результатом некой искаженной ретроспективы? Может, как раз цивилизационная активность, вылившаяся в массовое строительство культовых сооружений, довела простых земледельцев до ручки? Здесь, кстати, напрашиваются аналогии с сибирскими крестьянами, жившими до и после большевистской коллективизации. Историки-марксисты на этот счет любят приводить дежурные аргументы, объявляя коллективизацию экономически обоснованным и «прогрессивным» шагом со стороны советской власти. Как правило, в таких случаях ссылаются на повальную механизацию, электрификацию и ликвидацию безграмотности. Аргументация – из того же ряда, что и рассуждения о благе централизованной власти в сравнении с предшествующим общинно-родовым строем.

За давностью лет, конечно же, мы не видим картины далекого прошлого в деталях. Но коллективизация на этот счет исторической загадкой не является. Здесь мы можем все рассмотреть в подробностях. И при подробном рассмотрении благостная картинка, которой любят козырять марксисты, не вырисовывается. Коллективизация – со всеми ее машинами и электричеством – отнюдь не сделала крестьян богаче, ибо государство навязало людям запредельные повинности (обосновав их «священным долгом»). К примеру, мой прадед – обычный крестьянин из числа столыпинских переселенцев - имел во владении 30 га пашни, полсотни овец, две тройки лошадей, несколько коров, свиней и большое количество всякой домашней птицы. По советским меркам такое подворье уже было немыслимым, и можно было с легкостью нарваться на «раскулачивание». Именно это и произошло с моим прадедом в 1931 году, когда у него отняли землю и увели скот и лошадей. Убежденный коммунист, конечно же, и здесь сошлется на «священный долг», но дело-то в том, что такому «раскулачиванию» подверглись все нормальные сельские труженики. Поэтому вряд ли мы вправе сказать, что с приходом колхозов у людей вырос достаток.

По аналогии с этой ситуацией мы можем смоделировать то, что произошло в глубокой древности, когда на смену разрозненным земледельческим поселениям стали приходить централизованные государства, положившие начало ранним цивилизациям. Как я уже сказал, мы склонны усматривать в этом переходе прогрессивный рывок, давший импульс дальнейшему материальному прогрессу. Однако совсем не исключено, что «прогресс» здесь происходил по аналогии с советской коллективизацией. То есть когда достаточно зажиточные труженики лишались части своей собственности во имя «священного долга». Да, благодаря этим жертвам возникали величественные сооружения, но из этого отнюдь не следует, что одновременно возрастал материальный уровень обычных людей. Скорее, все было как раз наоборот.

Конечно, мы можем спорить о деталях. Но в целом ясно одно: настоящее в состоянии пролить свет на далекое прошлое. И при скрупулезном анализе российских реалий мы можем прийти к ошеломляющим гипотезам.

Прочитано 100 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.