Понедельник, 12 августа 2019 11:21

Национал-патриоты накануне крушения СССР: по личным воспоминаниям. Часть 2.

Автор
Оцените материал
(3 голосов)

Летом 90-го я закончил истфак и, счастливо избежав распределения в школу, в декабре, благодаря своим «патриотическим» связям, устроился на должность корреспондента в газету «Голос Родины». Это был печатный орган Общества по связям с соотечественниками за рубежом «Родина» (надеюсь, понятно, что это за контора), совершенно убогий, без всякого лица (как говорил мой отец, там даже кроссворды неинтересно отгадывать – слишком примитивные). Но в 90-м туда пришёл новый главред – бывший завотделом культуры «Литературной России» Алексей Позин (гораздо позже, в 2000-х наши пути ещё раз пересекутся в журнале «Москва»).

До «ЛР» Позин работал корреспондентом АПН в Индии, так что был вполне проверенный товарищ, но в «ГР» явился как представитель «русской партии» и привёл с собой целую группу «патриотов» (в основном «белых») второго-третьего эшелона, о которых современный читатель, скорее всего, никогда не слышал, поэтому и перечислять их здесь не имеет смысла. Однако большинство сотрудников остались прежними и продолжали работать по старинке. А поскольку Позин оказался более чем посредственным главредом, да и человеком не слишком умным, яркой газеты из обновлённого «ГР» не вышло. Но мы, «патриотическая» группа, старались, как могли, и некоторые номера получались вполне пристойными.

Идеологически «ГР» плыл в кильватере «Нашего современника» и «ЛитРоссии», но с гораздо большей осторожностью, почти не ввязываясь в текущую политику, по большей мере ограничиваясь историко-культурными темами, подаваемыми под определённым соусом. Например, мы печатали хвалебные очерки о таких «реакционерах» как Катков, Победоносцев, Меньшиков, републиковали актуально звучавшую публицистику мыслителей русского зарубежья (Н. Лосского, В. Вейдле, Н. Ульянова) и т.д.

Одно из немногих собственно политических выступлений в газете, между прочим, принадлежало мне – статья в поддержку телефильма Александра Невзорова «Наши», обличавшего литовский национализм и воспевавшего вильнюсских омоновцев как последних солдат империи. Невзоров, ранее слывший «демократом», после «Наших», моментально сделался всеобщим «патриотическим» любимцем - для меня, как и для многих моих единомышленников, его «600 секунд» отныне стали обязательными к просмотру. Главный посыл моей статьи состоял в том, что русские не должны забывать о судьбе своих братьев, живущих за пределами РСФСР. Забавно, что какой-то безумный «патриот» прислал в газету письмо-отклик, в котором на полном серьёзе писал, что в Литве преследуют не русских, а евреев, и правильно делают, а человек, укрывшийся под псевдонимом «Сергей Сергеев», просто защищает своих соплеменников. Так я в первый (но далеко не в последний) раз был разоблачён как крипто-еврей!

С 91-го года начала выходить газета Александра Проханова «День» (нынешнее «Завтра»), сразу же завоевавшая мои эстетические симпатии. Бодрая, модернистская, с претензией на интеллектуализм, сочетающая державный пафос с убийственным сарказмом, она быстро затмила «ЛитРоссию» и стала «патриотическим» флагманом. Проповедуемый «Днём» «красно-белый» синтез подавался в весьма привлекательной для молодого «правого» интеллигента упаковке.

«Патриотический» мейнстрим, в котором пребывал «ГР», постепенно относил меня от «ронсовцев». Когда в марте 91-го проходил референдум о сохранении Советского Союза, позиция РОНС была однозначной: «Русские против СССР!» Но я её не разделял и с полным одобрением и энтузиазмом принял участие в подготовке номера «ГР», на первой полосе которого малиновая мускулистая рука крепко сжимала бумажку с надписью «За Союз!» Замечательно, что в качестве главных агитационных материалов следом шли тексты Ивана Ильина и Ивана Солоневича под общей шапкой «Что сулит миру расчленение Союза?» Это было извращение не хуже «великой советской России», и совершенно в русле объединительной «красно-белой» имперской логики, которой я всё больше поддавался. Ну и, разумеется, на самом референдуме я проголосовал «за».

Как политически активного сотрудника меня постоянно посылали в качестве корреспондента на разного рода «патриотические» собрания, неуклонно продолжавшие демонстрировать теснейшую смычку между «красными» и «белыми». Кого там только не было! От молодого Жириновского до ещё более молодого Алексея Широпаева, в ту пору работавшего в отделе публицистики «Нашего современника» (во всех его тогдашних выступлениях обязательно звучала фраза: «Императорская Россия шла вперёд семимильными столыпинскими шагами»). Наиболее масштабной конференция состоялась 27 февраля 1991 г. в Октябрьском зале Дома Союзов. О ней стоит рассказать подробнее, тем более, что у меня сохранился краткий конспект прозвучавших там речей.

Конференция проходила под эгидой недавно созданной Российской компартии во главе с Иваном Полозковым, но в её оргкомитете значилось множество самых разношёрстных организаций – от Марксистской рабочей партии до Союза Христианского возрождения России, лидером которого был мученик коммунистической системы старый лагерник – монархист Владимир Осипов. Вёл конференцию Проханов и вёл хорошо, за словом в кармани не лез, было ясно, что у «патриотов» появился новый, молодой (ему тогда было немногим за 50), энергичный лидер. Он и сформулировал главную цель собрания как очередную попытку «патриотических» сил объединиться – от РКП до дворян-монархистов. «Наш девиз: “За великую единую Россию!”» (Обратите внимание, прилагательное «советская», смущавшее многих «белых», наконец-то исчезло!)

Философ Эдуард Володин, в 90-м главный координатор Блока патриотических сил, призвал спасти Отечество и государство от надвигающегося хаоса. Потом долго в своей фирменной квази-глубокомысленной и напыщенной манере вещал Юрий Бондарев: «В течение пяти лет Россию обливали мёртвой водой… Разумно ли бесконечно разрушать? Пора собирать камни!» и т.д. Классика советской литературы сменила ткачиха Миронова, ратовавшая за сохранение СССР. Затем генерал Валентин Варенников декларировал «сплочение всех прогрессивных сил в борьбе за порядок и дисциплину». О неотделимости истории церкви от истории России поведал иеромонах Свято-Данилова монастыря Кирилл.

Центральным событием была, конечно, речь Полозкова, после ухода Лигачёва главной фигуры в консервативном крыле КПСС. Спичрайтер у него был грамотный, про коммунизм не прозвучало ни слова. Полозков заявил: «Мы – партия законности и порядка. Сейчас не время думать об идейной чистоте знамён, нужно объединиться во имя спасения России. Патриотизм – основа для объединения. Необходимо создать союз патриотических сил дать отпор антигосударственным силам!» Точно по прохановскому сценарию коммуниста сменил дворянин – Платон Сократович Афанасьев, представитель Союза потомков российского дворянства. Риторика его мало чем отличалась от полозковской: «Великая, единая и неделимая Россия – вот наш лозунг! Сохраним Прибалтику в составе СССР!»

Певица Людмила Зыкина немудряще призвала покрепче «заворачивать гайки». Председатель депутатской группы «Союз» Юрий Блохин: «Не будет Союза, не будет и России!» О кризисе власти говорил председатель Аграрного союза России Василий Стародубцев. Экономист профессор Борис Искаков потребовал привлечь к суду Шеварднадзе, Яковлева, Горбачёва и Ельцина. Марксист – ленинец Ричард Косолапов несколько неуместно выступил в защиту марксизма, но закончил речь призывом к соединению национальных святынь и к взаимному прощению. Лагерник Осипов провозгласил: «Каждый, кто настаивает на приоритете своих идеологических символов, наносит прямой вред патриотическому движению!»

На необходимости сближения коммунистов и патриотов настаивал и лидер (внимание!) Национал-Демократической партии Евгений Крылов (так!): «Мы нужны друг другу! Отстоим страну, потом разберёмся с “измами”!» Сведений об этом человеке и об этой партии сегодня найти практически невозможно. Ну и т.д. и т.п. Не буду утомлять читателя дальнейшими перепевами одного и того же. Нетрудно заметить, что многие из ораторов (Проханов, Бондарев, Варенников, Стародубцев, Блохин, Володин, Зыкина) через несколько месяцев окажутся подписантами знаменитого «Слова к народу», а некоторые будут арестованы по делу ГКЧП (Варенников, Стародубцев).

Так что к 91-му году некоторый прогресс в идеологии объединённых «патриотов» наметился – коммунистическая риторика в их совместных декларациях практически исчезла (перечтите на досуге то же «Слово к народу» или обращение ГКЧП). Но вряд ли это им бы уже помогло в открытой политической борьбе – нет сомнения, что на любых выборах они бы с треском провалились, ибо в их программе ничего не говорилось о насущных проблемах, волновавших большинство населения СССР. «Сказки вместо масла», - так определил стиль «патриотической» пропаганды в своём дневнике 91-го года активист «русской партии» с середины 60-х Сергей Семанов. На президентских выборах в РСФСР «патриоты» не нашли ничего лучшего, как поставить на генерала Альберта Макашова, человека несомненно искреннего и честного, но невероятно глупого (а в вице-президенты в паре с ним баллотировался упоминавшийся в первой части «красный» профессор А. Сергеев). Макашова рекламировал и «День», и «600 секунд». Каюсь, я проголосовал за него, в составе жалких 3,74% избирателей. Получается, на тот момент это и была реальная поддержка «патриотов». Собственно, других вариантов, кроме силовых, у них не оставалось.  

Важно отметить, в «красно-белой» коалиции «белые» были сильны только известными писателями и интеллектуалами, журналами и газетами, массовых политических организаций они так и не создали. Политической основой блока стала РКП, которая, однако, в критический момент оказалась совершенно недееспособной, а Иван Кузьмич Полозков – лидером ничуть не лучше Егора Кузьмича Лигачёва. Как написал в одном своём странном и смешном стихотворении Николай Тряпкин: «Два Ильича, два Кузьмича, // То ли на чо, то ли на ча».  

19 августа 1991 г. я был в отпуске, но находился в Москве. Помню солнечное утро, я ещё валяюсь в постели, а с кухни радио передаёт обращение ГКЧП. Мне не понравились участники последнего, их жалкие физиономии по ТВ, но, скрепя сердце, я признал свершившееся необходимым. Стремительный, какой-то фантастический крах переворота поразил меня, как гром среди ясного неба. Некоторые мои «патриотические» друзья отказывались верить сообщениям СМИ о бегстве «путчистов» в аэропорт. «Это демократические феньки», - уверил меня по телефону непробиваемо оптимистичный Александр Ефремов. Зато друзья-«демократы» ликовали. «Это мой президент!» - сказал мне про Ельцина один из них, в недавнем прошлом, как и я, ученик Кузьмина и автор «ЛитРоссии», и добавил не без злорадства: «А слышал, что твой любимый Невзоров оказался агентом КГБ и бежал из страны?»

Москва бурлила от радости, и я просто физически не мог в ней находиться. 22-го я буквально бежал (другого слова не подберу!) на дачу тёщи моего друга Александра Иванова в Рассудово – там вся семья состояла из «патриотов». Вечером мы с Сашей и его тестем Николаем Ивановичем выпили много водки, а потом пошли, слегка пошатываясь, бродить по плохо освещённым рассудовским улочкам. И я пьяно бормотал о том, что иерархия – закон жизни, и потому демократия – это пошлый вздор…

Ну вот, собственно, и вся история. То, что было дальше – предмет для другого рассказа. Кто-то скажет, а ведь «патриоты» были правы, действительно, вслед за победой «демократов» последовала «крупнейшая геополитическая катастрофа XX века», говоря словами Владимира Путина. Я когда-то тоже говорил в том же духе, но уже в середине 90-х, оставаясь ярым «патриотом», пришёл к простой и очевидной мысли: как бы плохи ни были Ельцин и компания, те трухлявые пни, которые в 91-м правили СССР, никакой творческой альтернативы для страны составить не могли. А «белые патриоты», связав себя с умирающей системой, может быть, упустили свой шанс стать самостоятельной политической силой. К 85-му потенциал их был очень неплох – авторитетные писатели, прославившиеся борьбой против поворота северных рек, популярные литературные журналы, ведущие позиции во Всероссийском обществе охраны памятников и т.д. Почему надо непременно прислоняться к явно уже падающей компартии? Почему не создать условный Национальный фронт России и не побороться за власть в качестве подлинных наследников Столыпина, а не пытающихся скрестить ужа с ежом национал-большевиков?

Эти вопросы требуют отдельного большого разговора. Замечу только, что версия о полной подконтрольности «русской партии» КГБ мне не кажется вполне убедительной. Конечно, люди «конторы» среди «патриотов» присутствовали в немалом количестве, но трудно поверить, что к ним принадлежали Белов или Распутин, а тем более Шафаревич или Осипов. Дело, как мне кажется, в самой идеологии «особого пути», которой вдохновлялись русские «правые», начиная со славянофилов. Ибо в сухом остатке «особый путь» этот сводится к одному: слушайся начальство! К сожалению, современные «патриоты» и националисты никаких уроков из недавнего прошлого не извлекли.          

Прочитано 646 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.