Понедельник, 24 декабря 2018 10:09

Человек без ружья

Автор Игорь Панин
Оцените материал
(5 голосов)

Не перестаю удивляться тому факту, что современные русские националисты, такие грозные в интернете, такие горластые на митингах и такие решительные в частных разговорах, застенчиво обходят стороной столь важную тему, как тема владения гражданским оружием. Смотришь, допустим, на американских или европейских ультраправых белых – в их среде настоящий культ оружия. Это и охота, и спортивно-развлекательная стрельба; это соответствующие клубы, объединения, всевозможные ассоциации. Причем все официально, в рамках закона. Русский же националист в сравнении с западными правыми выглядит безобидным ботаником, которого интересуют только ругань и склоки в социальных сетях. Безусловно, нынешней России очень нужны национально ориентированные журналисты, публицисты, блогеры, ведущие просветительскую и агитационную работу, но разве плохо, если при этом они еще и будут иметь дома зарегистрированный дробовичок в сейфе? Так, на всякий случай…

 

  1. Добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем одним только добрым словом

Речь совсем не о том, чтобы решать с помощью оружия какие-то спорные вопросы, Боже упаси… Но почему бы не воспользоваться законным правом на самооборону? Громкие ЧП недавних пор (побоище на Хованском кладбище, волнения возле торгового центра «Москва» и др.) говорят о весьма нехорошей тенденции – в течение получаса мигранты могут собрать толпу в несколько сот человек и устроить беспорядки в любом месте. А вдруг в следующий раз им вздумается беситься в жилом секторе, выбивать двери, врываться в квартиры, как они это проделывали у себя на Кавказе или в Средней Азии, когда в 90-е громили русских? Что будет делать в таком случае отважный русский националист? Забаррикадируется в своей уютной «двушке» и примется строчить возмущенные посты в интернете, пока к нему будут ломиться трудолюбивые гости из ближнего зарубежья? Пора бы понять, что если человек не в состоянии уберечь от неприятеля свой дом, свою семью, самого себя, то мало кто увидит в нем защитника, поверит в него и пойдет за ним.

В этом смысле полезно будет вспомнить олдскульных националистов из РНЕ. У них была шикарная легенда – участие в событиях октября 93-го года. Десятки тысяч раз российские СМИ тиражировали потом фото- и видеокадры с вооруженными членами РНЕ на фоне Белого дома. Кроме того и само РНЕ активно распространяло видеокассеты со своими роликами, на которых бойцы занимались единоборствами в спортзалах и стреляли в тирах. В итоге сложился образ невероятно брутальных парней, готовых дать отпор кому угодно. Несмотря на явный крен в сторону германского национал-социализма (стилизованная свастика, характерное приветствие) в этих людях видели не ряженых, а реальную силу – тех, кто может постоять за себя, тех, с кем лучше не ссориться. Власти на местах, если и не приветствовали деятельность региональных организаций РНЕ, то не очень-то стремились с ними бороться. А порой вполне официально сотрудничали – вспомните, как РНЕшники совместно с милицией патрулировали подмосковные электрички. Суды, если и сажали членов РНЕ (или выходцев из него), то только за явную «уголовку», но отнюдь не за высказывания или убеждения.

Вы можете привести контраргумент: «Да ведь тогда еще не существовало 282 статьи!» Да, это так. Но вам не кажется странным, что 282-я статья сейчас в основном работает против русских, и сидят по ней преимущественно русские националисты или те, кого таковым посчитали? Я не могу представить, чтоб в современной России представителя какого-нибудь малого народа, написавшего свою национальность с прописной буквы и восхваляющего родной тейп в интернете, осудили бы за это и посадили. А вот петербуржец Дмитрий Бобров получил не так давно два года строгого режима за то, что писал в соцсети «Вконтакте» слово «русский» с прописной буквы и положительно отзывался о белой расе. В этом увидели опаснейший экстремизм и кошмарнейший нацизм. Так что дело все-таки не в самой 282-й статье, а в том, как она работает. Судьи и прокуроры – люди, а не роботы. Не стоит думать, что они только и мечтают о том, как бы засудить и засадить побольше русских. Но именно потому, что они живые люди, им иногда приходится делать определенный выбор.

Два года строгого режима за слово «русский» с прописной буквы получил Бобров. Но те же два года (только обычного режима) за убийство Агафонова получил и Мирзаев. Вы думаете, что в судах сами не понимают, насколько все это все смехотворно? Понимают, конечно. Но давайте вспомним, кто заступился за Боброва? Много ли у него было защитников? Может, политики за него заступались, известные правозащитники? Может, проходили многолюдные митинги, регулярно стояли пикеты в его поддержку? Да нет, вроде ничего такого. А вот за Мирзаева вступились не только спортивные организации, не только депутаты дагестанского парламента и тогдашний президент Дагестана, но и некоторые депутаты Госдумы РФ. Чувствуете разницу? И представьте теперь простого судью, испытывающего подобный прессинг. Какого решения вы от него ждете? Ровно по тем же причинам наши суды стараются не замечать ничего ужасного в выходках многочисленных «гостей» столицы и других городов России – будь то хулиганство на национальной почве, «свадебная» пальба на улицах или русофобские высказывания. Следователи, прокуроры и судьи прекрасно видят, кто в состоянии осложнить им жизнь, кого следует опасаться, а кого можно без особых проблем «закрыть», улучшив показатели отчетности по борьбе с экстремизмом.

  1. Можешь держать ложку – значит, можешь и винтовку

Между человеком с ружьем и человеком без ружья огромная разница. Оружие – это статус. Это более высокая ступень в пищевой цепочке, если можно так выразиться. Вооруженный человек всегда скорее господин, чем холоп. И окружающие воспринимают его именно в этом ракурсе. Недаром в древнем Риме рабам под страхом смерти запрещалось иметь какое-либо оружие. В «Билле о рабах» (Вирджиния, 1779 г.) прямым текстом сказано: «Ни один раб не должен хранить или переносить оружие, если только у него нет письменного приказа хозяина или если он не находится в присутствии хозяина». И не просто так большевики в 1918 году начали массово изымать оружие у населения – психологически это был очень точный расчет на подавление воли народа (что, отметим, блестяще у них получилось). И сейчас мы наблюдаем, как многие русские, пусть и не являясь рабами в РФ, но находясь в крайне незавидном положении по сравнению с другими этносами, не спешат повысить свой статус, став обладателями легального оружия, предпочитая рассуждения в стиле «как бы чего не вышло». Только вот «выходит» обычно с теми, кто не вооружен.

Показательна ситуация в Воронежской области, где Уральская горно-металлургическая компания (УГМК) вознамерилась добывать никель, несмотря на активные протесты местного населения. Митинги и выступления хоперцев неоднократно переходили в столкновения с ЧОПами, нанятыми УГМК. Причем пострадавшими оказывались, как правило, не чоповцы, а простые жители, которых еще и привлекали к суду. И тут задумаемся – а смогли бы местных избивать, запугивать и таскать по судам, если бы они были вооружены так же, как, допустим, население в Техасе? Уж как минимум разговор с ними вели бы вежливо, тактично, а не в пренебрежительно-приказном тоне. И уж точно ко мнению хоперцев прислушались бы, предложив различные варианты, которые могли бы устроить обе стороны. Но местные казаки показушно ходили с иконами вместо того, чтоб демонстративно ездить со своим оружием на стрельбище. А бизнесменов, как известно, иконами не смутишь. В итоге протесты фактически сошли на нет (кому охота постоянно быть битым, а в перспективе – еще и судимым?), активисты попритихли, а УГМК вышла из этой истории победительницей и сейчас сможет спокойно добывать столько никеля, сколько ей потребуется. Остается лишь гадать, какими окажутся последствия этой добычи, как это отразится на природе и здоровье населения… Но кого, простите, винить?

Парадоксально, но известный антифашист Евгений Прошечкин, активно боровшийся с РНЕ в 90-е и, по-видимому, впечатлившись воинственностью членов этой организации, сам впоследствии стал владельцем оружия. Да не только гладкоствольного, но и нарезного. В последние годы он ездит на охоту, с удовольствием фотографируется со своими трофеями, выкладывает снимки на своих страницах в социальных сетях. А что же современные русские националисты? А вот они-то все чаще идут по пути классической «демшизы», наивно полагая, что в любой ситуации их выручит слово. Но приводит это только к тому, что чиновники и крупный бизнес не воспринимают их всерьез. А значит – не уважают. Слово, не подкрепленное чем-то весомым, не многого стоит. Печально, но люди, которые называют себя защитниками русского народа и пытаются выставить себя выразителями его воли и стремлений, не имеют практически никакого веса и авторитета. Главным образом потому, что и не стремятся выглядеть соответственно своим заявлениям.

Мы то и дело читаем, как где-то покалечили, забили до смерти, зарезали, застрелили русского националиста, который не смог постоять за себя. А ведь сколько уже примеров, когда гражданское оружие выручало людей в сложных ситуациях, спасало им жизни. В прогремевшем на всю страну уральском поселке Сагра местные жители с помощью нескольких охотничьих ружей сумели отбиться от многочисленной интернациональной банды, приехавшей их терроризировать. А недавно широкий резонанс получила еще одна история – в Екатеринбурге бывший спецназовец со своими друзьями отразил с помощью оружия атаку такой же интернациональной банды, состоявшей из цыган и нанятых ими «спортсменов». Если поднять всю статистику по стране, проанализировать не столь освещенные в СМИ конфликты и различные случаи самообороны, посмотреть трезво на цифры, то придется признать, что в РФ лучше иметь оружие, чем не иметь. Но самое главное, что оружие чаще всего работает и без конкретного применения, когда одного только его вида или звука передернутого затвора оказывается достаточно, чтобы остудить горячие головы. Статистики по таким случаям, естественно, нет, поскольку они обычно не фиксируются ни МВД, ни другими госструктурами, но какая разница…

  1. Спокойней спится тому, кто вооружен

Не так давно я решил провести в Фейсбуке небольшой опрос среди правых на предмет владения оружием. Результаты меня не обескуражили – я примерно так все это себе и представлял. И все же… Отозвалось более ста человек, но из тех, кого можно в полном смысле отнести к русским националистам, лишь один имеет нарезное оружие. Если добавить еще одного «сочувствующего», то получится – с натяжкой – две единицы нарезного. Не густо, скажем прямо. Чуть лучше ситуация с гладкоствольным – около десяти человек. Но если считать только русских националистов, то не наберется и пяти. При этом надо учитывать тот факт, что правыми мой блог читается довольно активно; многие отметились «лайками» под опросом, общими комментами, однако ничего не написали по существу. О чем же это свидетельствует? Только о том, что им просто нечего сказать – у них нет огнестрела.

Некоторые наивно ждут легализации короткоствола (пистолеты и револьверы), собираясь «прикупить потом». Но они часто даже не в курсе, что короткоствольное оружие – как правило, нарезное. А по нашему законодательству нарезное можно приобрести только после 5-летнего стажа обладания гладкоствольным. Так что даже если каким-то фантастическим образом короткоствол будет легализован в России (предпосылок к тому пока нет), данные граждане все равно не смогут его заполучить. Посему их мечты – типичная маниловщина. Гораздо легче ведь рассуждать о «кровавом режиме», который «запрещает и не пущает». Особо веселят отговорки тех, кто опасается каких-то «провокаций». Уверяю, если «им» действительно нужно будет устроить некую «провокацию», то у вас под кроватью легко найдут танк Т-34 – на ходу и с полным боекомплектом. На самом деле «режим» давно не препятствует человеку стать обладателем оружия. Любой гражданин РФ, достигший 18-летнего возраста, имеет такую возможность. Также владельцами оружия могут стать люди с погашенной или снятой судимостью. Причем приобрести сейчас можно практически что угодно – хоть «огражданенный» пулемет Максима, хоть снайперскую винтовку, состоящую на вооружении армий блока НАТО, хоть африканский штуцер слонового калибра. Было б желание.

Что же до финансовых трат, то приведу такой пример. Обязательное обучение обращению с оружием стоит в 4-5 раз дешевле, чем курс в автошколе. И занимает обычно пару дней (1-й день – теория, 2-й день – практика стрельбы и сдача экзамена). Сравните-ка это с тем, сколько времени придется затратить на обучение в автошколе, а потом и на сдачу экзамена по вождению. Но если русским националистам нужно получить права, они почему-то находят и деньги, и время. А вот когда речь заходит об оружии, то все вдруг оказываются нищими и страшно занятыми. И это при том, что не новое, но вполне рабочее и в неплохом состоянии ружье стоит примерно столько же, сколько китайский смартфон средней паршивости. Тут даже смешно говорить о каких-то значительных тратах. Но не смешно, когда о них все равно говорят. И я еще могу понять пассивность в этом вопросе первого попавшегося обывателя, которого закошмарили и запугали настолько, что он порой боится собственной тени. Но если точно так же ведут себя и наши правые, то возникает вопрос: как они собираются бороться за власть, если не в состоянии побороться даже за свою безопасность?

Помните в «Приключениях Гекльберри Финна» великолепный эпизод, в котором смелый полковник-южанин вышел на крыльцо своего дома с ружьем и разогнал толпу, собиравшуюся его линчевать? А ведь это вполне правдоподобная история, которую легко можно спроецировать и на современную Россию. В Сагре и Екатеринбурге это точно подтвердят. Поэтому, когда в опросе мне писали, что не хотят брать огнестрел и уповают на нож или бейсбольную биту, я ухмылялся про себя, но не спорил, не желая обижать или ставить в неловкое положение хороших людей. Они реально не понимают, что нож или бита – это скорее средство самоуспокоения, а вот огнестрел – реальная мощь и статус. Кому, как не правым, должно быть это известно? Но для многих из них это, увы, темный лес. На охоте я встречал самых разных людей, исповедующих какие угодно убеждения. Есть «фанаты СССР», встречаются и либералы, обязательно попадаются патриоты-государственники (т. н. «имперцы»), есть граждане без определенной политической позиции, нередки и представители национальных меньшинств. А знаете, кого я ни разу не видел среди охотников? Русского националиста. Никогда. Нигде. Но, может, русских националистов больше в среде стрелков-спортсменов? Подозреваю, что ничуть не больше.

  1. Пусть лучше двенадцать судят, чем шестеро несут

Наши правые постоянно говорят о лжи отечественных СМИ, которые «дурят русского человека». Но сами же часто верят расхожим штампам отечественной журналистики. Например, о вреде гражданского оружия. О том, что русским оно не нужно, поскольку народ у нас дикий, несдержанный, чуть ли не полоумный. Вообще, рассуждения о том, что «оружия нам не надо, мы не такие, как другие», давно следует относить к русофобским. В последнее время можно наблюдать существенную либерализацию оружейных законов в разных странах, в том числе и на постсоветском пространстве. Горячие грузины и не менее горячие молдаване почему-то не перестреляли друг друга после разрешения владения короткостволом, не взвинтили до потолка уровень преступности в своих странах и вообще никак не проявили неадекватности. То же самое с гражданами Латвии и Литвы. Родное правительство не считало их неполноценными, а потому пошло на уступки в плане владения огнестрелом. У нас же, несмотря на то, что оружие (длинноствольное) разрешено, постоянно ведутся разговоры об ужесточения правил его получения или ограничении оборота. Но если бы в нашей стране наблюдалось большое количество владельцев гражданского оружия (сейчас их всего лишь 4 с половиной миллиона, включая обладателей «травматики»), то обязательно появилось бы мощное стрелковое лобби, да и глупые разговоры поутихли бы, и законы бы смягчились. На 4,5 миллиона человек мы имеем примерно 6,5 миллионов стволов, немалая часть которых – травматические. И где уж говорить об увеличении числа владельцев, когда огромная масса русских правых шарахается от оружия, как черт от ладана?!

Для сравнения: в США на руках населения около 400 миллионов стволов! Точной цифры владельцев нет, но по данным Национальной Стрелковой Ассоциации, их порядка 100 миллионов человек. Наши СМИ, обожающие демонизировать Америку, не устают тиражировать новости о психопатах, совершающих в США преступления с использованием огнестрела. Но стеснительно умалчивают о том, сколько там фиксируется случаев успешной самообороны, когда человеку удалось отбиться от преступника. Очень редко нам сообщают о том, что американцы, сумевшие защититься от бандитов, становятся героями и порой даже награждаются, а в тех штатах, где владение оружием поощряется властями, преступность либо снижается, либо находится на относительно невысоком уровне по сравнению с другими регионами. Кстати, по уровню умышленных убийств США аж в два раза отстают от РФ! Выходит, убивает все-таки не железо, а люди? У Чикатило вообще не было никакого оружия, а убил он больше людей, чем подавляющее число стрелков-маньяков. И если количество стволов на руках населения не обязательно способствует увеличению преступлений (что видно по тем же США), то почти всегда оно влияет на способность граждан эффективно обороняться (что, увы, заметно по РФ). Преступники раздобудут его в любом случае, а вот обычному гражданину следует еще подумать о своей безопасности. И лучше все-таки быть обвиненным в превышении пределов необходимой обороны, чем позволить себя покалечить или убить.

Воюя с советскими стереотипами, наши правые подчас находятся в плену тех же самых стереотипов. И одним из таких стереотипов является неприятие огнестрела, который будто бы не нужен простому человеку. Страх перед оружием – это типичный страх советского человека, который боится выделиться, сделать что-то не так, чем-нибудь прогневить начальство или вызвать ненужные подозрения. При этом, что характерно, даже просоветски настроенные граждане находят ныне возможности для приобретения огнестрельного средства самозащиты. А те, которые презрительно именуют их «совками» и мечтают о Русском Национальном Государстве, на деле только разговоры разговаривают о том, когда «начнется»... Но если вдруг действительно «начнется» – нашествие инопланетян, восстание зомби (и далее по списку) – что вы сделаете? Что вы сможете?! Тот же «совок» сможет, а вы – нет. И в этом не столько беда ваша, сколько уже и вина. Потому как если уж надели треухи – не будьте вислоухи. Бояться поздно. Все самое плохое, что могло случиться, уже произошло. Народ любит не столько крикливых, сколько решительных. Пока русские правые этого не поймут, хотя бы даже вот в таком несложном вопросе, как владение гражданским оружием, ничего не изменится… Да что ж, разве я кого агитирую?! Можно не вооружаться. Подождем, пока полностью вооружатся национальные меньшинства – «чтоб защищаться от скинхедов». То-то весело будет.

Прочитано 810 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.