Четверг, 30 сентября 2021 15:46

Тупиковая линия прогресса

Автор Олег Носков
Оцените материал
(1 Голосовать)

Говорил об этом неоднократно и повторю в десятый раз: будущее России необходимо осмысливать в контексте глобальных тенденций. Казалось бы, данный тезис настолько банален, что даже нет никакой нужды его доказывать. Тем не менее, наша прогрессивная общественность предпочитает с упоением мусолить тему путинских «печенегов», чем вникать в те вопросы, которые уже сейчас определяют образ ближайшего будущего. Так, пока наши оппозиционные гуманитарии потешались над исторической неграмотностью президента Путина, вполне себе взрослые и влиятельные дяди из нынешней российской элиты «перетирали» принципиально важную тему, способную, так или иначе, повлиять на нашу повседневную жизнь.

Как вы поняли, речь сейчас идет о так называемой климатической повестке, актуальность которой в нынешнем году недвусмысленно подчеркнула российская власть, приняв сразу несколько соответствующих законов. Полагаю, что для нас куда важнее именно тот факт, что президент эти законы ПОДПИСАЛ – независимо от своих исторических познаний и симпатий к отдельным персонажам времен Московского царства. Не имеет никакого значения, как он оценивает историческую роль Малюты Скуратова или Ивана Грозного. Эти темы – для виртуального пространства. Для физических же реалий, в которых мы находимся, куда важнее и показательнее то, что глава государства своими подписями ОФИЦИАЛЬНО ПРИЗНАЛ климатическую повестку и тем самым положил начало курсу на построение «низкоулгеродной экономики» (даже оставаясь при этом приверженцем «углеводородной» стратегии).

Таким образом, потоптавшись на месте, Россия-таки приняла новые правила игры, в отношении которых было вылито столько скепсиса, иронии и раздражения, словно мы настолько великие и особенные, что нам позволят жить по-своему. Да, некоторые деятели были уверены в том, будто упомянутая климатическая повестка нас никогда не коснется. Они до сих пор продолжают что-то бухтеть на эту тему, уповая на наше особое место в мире. Кстати, позиция главы государства вселяла в них надежду, что Россия пойдет каким-то своим особым путем. Однако, как уже становится понятно, никакого особого пути нам не светит. Похоже, в руководстве страны нет стратегов такого уровня, чтобы сформулировать свою собственную повестку развития, способную увлечь за собой кого-то еще. При таких позициях ситуация развивается вполне предсказуемо: если вы не способны быть ведущим, значит вам уготована роль ведомого. Как бы наши скептики ни упирались в своем стремлении откреститься от новых правил, рано или поздно – за неимением более весомой альтернативы – страну всё равно «прогнут». Именно этот «прогиб» мы сейчас и начинаем наблюдать.

Я не намерен вдаваться в правовые аспекты проблемы. Эксперты на этот счет уже всё разъяснили. Для нас здесь показателен другой момент: часть российского бизнеса отчетливо демонстрирует способность держать нос по ветру и выстраивать свои планы в русле ГЛОБАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ. Некоторые компании уже открыто декларируют свою приверженность климатической повестке, надеясь с пользой для себя включиться в зеленый тренд. Их расторопность лишний раз показывает, насколько просчитались скептики в своих ожиданиях на скорое «рассасывание» этой темы. Наоборот, последние законодательные инициативы недвусмысленно показывает единение определенной части политического истеблишмента и части бизнес-элит по вопросам декарбонизации и сопровождающих ее мероприятий.

Скажем, руководители нефтяных гигантов уже выражают свою готовность оказать поддержку лесоклиматическим и прочим «зеленым» проектам, направленным на депонирование углерода. «Росатом» демонстрирует интерес к возобновляемой энергетике. Одна из дочек «Газпрома» огласила программу масштабной газификации автомобильного транспорта (в целях снижения эмиссии СО2 от нестационарных объектов). Заметное оживление происходит и на региональном уровне. Так, в Санкт-Петербурге анонсировали программу полного перевода автомобилей на метан. Не забывают и про электрификацию автопарка. Не так давно компания «Новосибирскэнергосбыт» заявила о создании в Новосибирской области целой сети зарядных станций. Причем, расчет делается на то, чтобы владелец электромобиля мог осуществлять поездки и по соседним регионам. Доходит до забавных решений. Например, авиакомпания «S7» собирается избавить экипажи от использования бумажных носителей информации. Таким путем авиаперевозчик намерен поучаствовать в сокращении вырубок леса, идущего на изготовление бумаги. Об этом заявляется без всяких шуток и с подробностями – вплоть до подсчета количества «спасенных» таким путем деревьев.

Короче, самые ушлые воротилы российского бизнеса не стали испытывать судьбу и как примерные советские комсомольцы уже просигналили «партии» о своей готовности развернуться в сторону зеленого курса. Насколько я понимаю, большие надежды возлагаются ими на возможность российских биоценозов поглощать изрядное количество углекислого газа, создавая для западных партнеров общую благоприятную картинку по выбросам. Осталось только убедить европейцев, что картинка и в самом деле благоприятная. Для этих целей в стране инициировано создание так называемых климатических центров (в связи с чем у нас вдруг «вспомнили» о существовании российской науки).

В общем, процесс пошел. Пока я говорю об этом без малейшего упрека и иронии, поскольку на данном этапе подобные экологические инициативы еще как-то согласуются со здравым смыслом и некоторые из них даже можно назвать полезными и многообещающими. Некоторые направления деятельности вообще являются крайне необходимыми для осуществления технологической модернизации. Например, снижение эмиссии СО2 путем повышения энергоэффективности зданий или повышения КПД энергетических объектов можно только приветствовать. То же самое касается экологизации целого ряда отраслей, восстановления лесных угодий, восстановления плодородия почв, профилактики лесных пожаров, внедрения технологий замкнутого цикла, включая технологии переработки органических отходов. Здесь никаких вопросов нет. Помимо этого, зеленый курс открывает и такие впечатляющие направления, как агролесоводство, органическое и безотвальное земледелие. На данном этапе всё это приветствуется и включается в единую климатическую повестку.

Подчеркиваю, подобным начинаниям нельзя не радоваться, даже если они пропагандируются персонажами, чья репутация далеко не безупречна. Так, я являюсь давним критиком господина Чубайса, который в последнее время очень сильно оживился, выступая в роли возможного (как мне представляется) лоббиста «зеленых» проектов в нашей стране. Но некоторым вещам, высказанным им на недавних форумах, я готов аплодировать стоя. Как выяснилось, господин Чубайс выступает за развитие безотвального земледелия. Немногие у нас пока еще знают, что это такое. Я же на эту тему пишу не один год и лично знаком с людьми, экспериментирующими с такими агротехниками еще с тех времен, когда ни о какой климатической повестке не было и речи. И вдруг господин Чубайс призывает обратить внимание на это самое безотвальное земледелие, способствующее связыванию углерода в почве. Ну как тут не порадоваться столь неожиданным совпадением позиций?

Таким образом, если браться за реализацию «зеленого» курса в границах здравого смысла, то мы получим ощутимую пользу для нашей цивилизации, решив ряд самых злободневных проблем современности. Однако на практике здравый смысл начинает уступать место фанатизму, популизму, паническим настроениям, навязчивым страхам и тайным меркантильным соображениям игроков рынка. И тогда вместо пользы мы получаем мину замедленного действия. Причем заметьте, что главным источником неблагоприятных тенденций выступает отнюдь не Чубайс и не Россия в целом, а тот самый цивилизованный западным мир, на который мы пытаемся равняться. Кое-что я уже писал об этом ранее. Дальнейшее развитие событий лишний раз подтвердило мои опасения на этот счет.

Как мы знаем, западные страны запустили программы форсированной декарбонизации, надеясь на то, что таким путем удастся предотвратить рост глобальной температуры. И поскольку Запад до сих пор играет роль лидера мировой цивилизации, новый путь развития по умолчанию признается образцовым для всех остальных стран. Россия, о чем я упомянул выше, пыталась «нащупать» здесь свой особый путь, но в итоге ей также пришлось «прогнуться» под европейскую климатическую повестку. Кстати, уместно вспомнить, как господин Трамп публично открестился от Парижского соглашения по климату. Была даже надежда, что США (где весьма высока доля угольной генерации) предложит миру какой-то альтернативный вариант, который смог бы устроить и Россию. Иными словами, по этим вопросам намечался консенсус между США и РФ (и, возможно, – Китаем). Однако товарищ Байден всё переиграл и вновь утвердил «европейскую» линию развития (попутно запросив на «климатические цели» два триллиона долларов!).

Как процесс пойдет дальше? На данный момент есть все признаки того, что зеленый курс в европейской интерпретации предполагает всё более и более радикальные сценарии развития. То есть ожидания российских скептиков насчет того, что текущая климатическая повестка все-таки «рассосется», никак не оправдываются. Так, в преддверии ноябрьского климатического саммита в Глазго, от которого ждут каких-то новых кардинальных решений, в западной научной среде активно обсуждают необходимость пересмотра обязательств по Парижскому соглашению в сторону еще БОЛЕЕ РЕШИТЕЛЬНОГО ОТКАЗА от ископаемого топлива. Весьма показательно на этот счет недавнее исследование группы британских ученых, опубликованное на сайте Nature в сентябре этого года (https://www.nature.com/articles/s41586-021-03821-8?fbclid=IwAR2E_BYB4Ef-Fn2GYH7djieb9jvv4DdOUuQhEo4v4q7eCnHABLwedWni3gI). Данная публикация уже обратила на себя внимание со стороны ведущих зарубежных СМИ. Поэтому мы не можем обойти ее стороной, тем более что выводы, к которым приходят авторы исследования, напрямую затрагивают интересы нашей страны.

Исходный посыл авторов прост и до боли нам знаком: какие шаги должно предпринять человечество, чтобы рост глобальной температуры не превысил полтора градуса Цельсия по сравнению с доиндустриальными временами? Казалось бы, мировое сообщество определилось с этим вопросом еще в 2015 году на Парижском саммите, сформулировав обязательства по снижению выбросов парниковых газов. Тем не менее, - констатируют авторы исследования, - ископаемые виды топлива продолжают доминировать в мировой энергетической системе, обеспечивая более 80% спроса на первичную энергию. Поэтому в нынешних условиях якобы ничего другого не остается, как резко сократить их использование.

Для реализации указанной цели, считают авторы, необходимо обратить вспять темпы роста потребления ископаемого топлива. Ученых обнадеживает то обстоятельство, что мировая добыча угля достигла своего пика еще в 2013 году, и, по всей видимости, пару лет назад то же самое произошло и с добычей нефти. По их оценкам, мировая добыча нефти и газа должна СНИЖАТЬСЯ на три процента в год вплоть до 2050 года. Отсюда следует, что большинство регионов мира обязаны достигнуть ПИКА ДОБЫЧИ уже сейчас или (самое позднее) в текущем десятилетии. То есть ни о каком увеличении спроса на традиционные энергоносители не должно быть и речи. Поэтому инвесторов, вкладывающих деньги в традиционную энергетику, на этом пути может поджидать неудача. Как утверждают исследователи, ввиду планомерного снижения спроса на ископаемое топливо, многие запланированные проекты в этой сфере деятельности окажутся «нежизнеспособными» (unviable).

Теперь о самом важном моменте. По мнению исследователей, выход добычи ископаемого топлива на плато и последующий спад будут означать, что значительные объемы его запасов окажутся НЕ ИЗВЛЕЧЕНЫМИ. Авторы исследования открытым текстом заявляют о том, что ископаемому топливу лучше остаться в недрах Земли. Согласно расчетам, почти 60 процентов разведанных запасов нефти и природного газа, а также 90 процентов запасов угля не должны выйти на поверхность. Однако для достижения указанных показателей необходимо, дескать, проводить «ответственную» политику на уровне отдельно взятых государств. Исследователи сетуют на то, что до сих пор наблюдается разрыв между экономическими программами разных стран и инвестиционными проектами компаний, с одной стороны, и необходимостью реализации климатической политики – с другой. С этим-де надо РЕШИТЕЛЬНО ПОКОНЧИТЬ.

Понятно, что главный вывод, который следует из данного исследования, касается радикального пересмотра государственной экономической политики. По большому счету, правительствам, привыкшим получать прямую выгоду из разработки недр, следует проявить инициативу в вопросах перестройки своих экономик. При этом, каким бы мрачным ни казался предложенный здесь сценарий развития, государственным руководителям якобы необходимо пересмотреть свои оценки в отношении новых требований и принять во внимание, что отказ от привычного уклада должен произойти еще БЫСТРЕЕ, чем считалось ранее. То есть никакой раскачки не допускается в принципе. По мнению исследователей, в предложенном ими сценарии заложена 50-процентная вероятность ограничения потепления до упомянутого критического уровня (1,5 градуса Цельсия). Здесь приходится учитывать неопределенность, связанную с обратными связями в климатической системе Земли. Поэтому, чтобы быть уверенными в стабилизации температуры, необходимо добиться того, чтобы углерода осталось в земле КАК МОЖНО БОЛЬШЕ.

Важно подчеркнуть, что данное исследование прямо адресовано политическим деятелям. Как мы сказали, авторы открыто ратуют за национальную политику, направленную на неуклонное сокращение добычи ископаемого топлива. Исследователи выражают надежду, что их суровые оценки смогут ВДОХНОВИТЬ ПОЛИТИКОВ к принятию более быстрых изменений, способствующих преодолению нашей зависимости от ископаемого топлива.

Какой окажется ответная реакция политиков на такой «призыв» от лица науки, сказать пока сложно. Ясно одно: климатический алармизм находится на марше и из маленькой искры возгорается в бушующее пламя коллективного безумия. Да, я предвижу возражения со стороны адептов радикального зеленого курса, способных с умным видом накидать мне гору аргументов в пользу своей позиции. Меня, в данном случае, не интересуют котировки акций компаний, занимающихся возобновляемой энергетикой или «зеленые» инвестиционные портфели известных нефтегазовых гигантов. Я хочу обратить внимание на РЕАЛЬНУЮ ПРАКТИКУ, которая в подробностях описана как в зарубежных, так и в отечественных информационных источниках. Я говорю сейчас о той практике, которая отчетливо отражает утрату здравого смысла на поприще так называемой «борьбы с глобальным потеплением». В реальности вся эта «борьба» сделает нашу цивилизацию еще БОЛЕЕ УЯЗВИМОЙ к разгулу природных стихий, которые в этом году наглядно показали свою непредсказуемость и силу.

Хочу сразу внести ясность. Ответ на угрозу климатических изменений (а перестройка климата у вменяемых людей не вызывает сомнений) может происходить как минимум в виде двух непохожих стратегий. Первая стратегия – это как раз стратегия здравого смысла, нацеленная на защиту конкретных интересов конкретных людей. Вторая стратегия – это стратегия пафосных фантазеров, решивших поиграть в богов. В первом случае во главу угла ставится задача адаптации населения и национальных экономик к меняющимся климатическим условиям. Во втором случае ставится задача оказывать влияние на эти условия, а точнее - покорить природу и «спасти» саму планету. Так вот, зеленый курс отчетливо встраивается в русло второй стратегии. Как мы знаем, Всевышний жестоко наказывает тех, кто пытается перенести на себя Его атрибуты и функции. А наказание начинается с того, что Он лишает их разума. Именно этот процесс разворачивается сейчас в западном мире.

Чтобы не быть голословным, сошлюсь на американские примеры. Не секрет, что Америка воспринимается многими из нас как страна, образцовая в плане государственного менеджмента. И тем непонятнее кажутся нам трагические эксцессы, возникающие из-за откровенного головотяпства тамошних государевых мужей. Вроде бы, великая техническая держава должна в наши дни демонстрировать всему остальному миру ПРЕДЕЛЬНО РАЦИОНАЛЬНЫЙ подход к выстраиванию своей технической политики, дабы свести к минимуму потери от разгула природных стихий. И тут вдруг выясняется, что американская энергетическая инфраструктура не выдерживает ситуаций, которые для некоторых – не самых передовых - стран являются вполне ординарными.

Как мы помним, в феврале этого года штат Техас подвергся влиянию арктического шторма, в результате чего погибло несколько десятков человек и еще миллионы людей остались без света. Для российских климатических скептиков эта трагедия послужила хорошим поводом для критики возобновляемой энергетики, доля которой в этом штате за последнее десятилетие росла как на дрожжах. Понятно, что против них тут же ополчились борцы за технический прогресс (в их понимании), в чьих рядах, конечно же, оказался знаменитый российский инноватор Анатолий Чубайс. Так, на своей странице в «Фейсбук» он выступил в роли принципиального защитника «зеленой» энергетики от нападок со стороны консерваторов. Из его реплик следовало, что государственное российское ТВ воспроизводит «пропагандистские штампы», распространяемые-де американским информационным каналом Fox News, который, пользуясь моментом, включился в борьбу с ВИЭ.

Таким образом, господин Чубайс открыто выступил в роли убежденного прогрессиста и принципиального сторонника «энергетического перехода», даже несмотря на то, что по данному пункту он явно входит в противоречие с президентом России. По словам Чубайса, российская возобновляемая энергетика делает сейчас первые шаги, и в этой связи у него вызывают тревогу попытки наших консерваторов загубить «ребенка» прямо в колыбели. Естественно, в оценке техасской трагедии он разделяет позицию американских демократов, полностью принимая версию насчет замерзших газовых труб и общей неразберихе в энергосистеме Техаса.

Похоже на то, что для российских прогрессистов данная версия стала «канонической». А значит, среди этой публики вряд ли кто потрудится разобраться в проблеме досконально. Им уже всё ясно – «зеленая» энергетика здесь совсем не причем. Любые подозрения на этот счет моментально расцениваются как «пропагандистские штампы». Во всем виновата-де неумелая политика республиканских властей и крах газовой индустрии штата. Кто думает иначе, тот автоматически заносится в список врагов прогресса. «Аргумент» в стиле: «Что, хотите жить при лучине?», становится для них излюбленным полемическим приемом. Короче говоря, содержательная дискуссия у нас не получается, ибо проблема политизирована до предела.  

Отметим, что Америка не так уж едина в своем порыве реализовать «европейский путь» в энергетике. В обществе наблюдается какая-никакая, но всё же дискуссия по данному вопросу. Сразу же после февральского шторма рупор правых консерваторов – Институт Хартленда – оперативно опубликовал аналитический материал, в котором проблемы Техаса были увязаны с ненадежностью «зеленой» энергетики (https://www.heartland.org/news-opinion/news/texass-blackouts-are-the-result-of-unreliable-green-energy). По мнению автора статьи, причина трагедии в том, что власть пытается «класть яйца в одну корзину», то есть делает ставку на возобновляемые источники в противовес ископаемому топливу. Иными словами, проблема даже не в самой «зеленой» энергетике, а в ПЕРЕОЦЕНКЕ ее роли. По указанной причине растущий спрос на электроэнергию власти штата попытались восполнить как раз с помощью ВИЭ, совершенно не заботясь о развитии традиционной тепловой генерации. Так, с 2015 года Техас добавил 20 тысяч МВт новых мощностей, и все они приходились на солнечные и ветряные электростанции.

Автор указывает на то, что непредвзятые эксперты давно уже предрекали трагическую ситуацию. Правда, они ориентировались на летний период, когда пиковые нагрузки из-за жары достигают максимума. Аномальный холод стал, таким образом, НЕЗАПЛАНИРОВАННЫМ ИСПЫТАНИЕМ для энергосистемы штата, и этот экзамен был с треском провален! Напомним, что недавний блэкаут в Калифорнии случился из-за сильной жары. Консерваторы тогда также обвинили «зеленую» энергетику, что вызвало немало споров в СМИ. Интересно, что «консервативную» повестку активно подхватывают в нашей стране, где достаточно много климатических скептиков и защитников ископаемого топлива.

Впрочем, борцы за «зеленую» энергетику не сдаются и наносят довольно мощные пропагандистские контрудары. В свое время им уже удалось «отбиться» от нападок по поводу калифорнийского блэкаута. В этот раз их аргументация была чем-то похожей на предыдущую. Так, «Вашингтон пост» опубликовал статью, автор которой отверг все обвинения в адрес ВИЭ, заявив, что проблема – не в ветряках, а в общей неготовности энергосистемы штата Техас к подобным климатическим аномалиям (https://www.washingtonpost.com/politics/2021/02/17/energy-202-frozen-wind-turbines-arent-why-texas-cant-keep-lights/?fbclid=IwAR3a8fEuit6O-ztoe1E1eiE6YY3OAN_9S1YcxPQlv0CKn-TByo5G2qBeIXk). Он посетовал на то, что трагедия, постигшая миллионы человек, не остановила консерваторов от своих дежурных выпадов против «зеленой» энергетики. Однако на самом деле, указывает автор, обледеневшие лопасти ветряных турбин – лишь небольшая часть проблемы.

Как и следовало ожидать, акцент был перенесен на тепловую энергетику. По словам автора, традиционные тепловые электростанции Техаса не справились с ситуацией в условиях перегрузки, и не выдали требуемые от них мощности. Ведь именно на них, указывает автор, приходится основная часть вырабатываемой электроэнергии, а отнюдь не на ветряки. Он считает, что несправедливо заявлять о том, будто «зеленая» энергетика показала свою нежизнеспособность, поскольку штат погрузился во тьму из-за непредвиденного отключения тепловых электростанций. Значит, главный виновник, всё-таки, - тепловые электростанции, заключает автор. На долю ветряных электростанций Техаса, отмечается в статье, приходится не более десяти процентов вырабатываемой электроэнергии. И на больший объем штат никогда не рассчитывал. Так что виновников ищут не в том месте. Мало того, власти штата даже не подумали о том, чтобы простимулировать производителей электричества к тому, чтобы они были готовы к подобным обстоятельствам, когда энергосистема работает на пределе возможностей из-за резкого скачка потребления. То есть на практике никто совершенно НЕ ГОТОВИЛСЯ К ПОДОБНОЙ СИТУАЦИИ (запомним это!). Кроме того, обстановка усложнилась еще и тем, что энергосистема штата практически работает в автономном режиме, будучи в значительной степени отключенной от общей энергосистемы страны. Поэтому в критической ситуации возникли большие проблемы с получением электроэнергии из соседних штатов.

Говоря по-простому, и власти, и энергетики Техаса продемонстрировали ВОПИЮЩУЮ БЕСПЕЧНОСТЬ, на что им теперь пытаются указать оппоненты (еще раз запомним это, когда будем оценивать современное качество американского государственного менеджмента). Но этого понимания якобы нет ни у губернатора штата, ни у депутатов-республиканцев. В итоге начались-де коллективные нападки на манифест демократов, провозглашающий снижение эмиссии углекислого газа во имя достижения климатических целей.

В общем, по мысли американских прогрессистов, за возникший дефицит электроэнергии должна ответить традиционная энергетика. А все попытки консерваторов возложить вину на ВИЭ есть нечестный «перевод стрелок» ради лоббирования интересов нефтегазовых компаний. На самом же деле, указывают сторонники «зеленого» курса, ветряки в Техасе показали себя даже лучше, чем от них ожидалось. И наоборот, по словам некоторых специалистов (например, профессора Майкла Уэббера из университета Техаса в Остине), газовая промышленность штата прямо на наших глазах потерпела впечатляющий крах. Естественно, такая критика льется в адрес представителей республиканской партии. Иногда этот энергетический провал сравнивают с… развалом Советского Союза! То есть противники консерваторов переводят проблему в плоскость межпартийных разборок. Дескать, невменяемые консерваторы-республиканцы из-за своей недалекости довели энергосистему штата до ручки (напомним, что Техас считается чуть ли не цитаделью республиканцев).

Впрочем, консерваторы не принимают выдвинутой против них аргументации. По их словам, публикуемые отчеты, согласно которым отключение потребителей произошло из-за прекращения работы тепловых электростанций и замерзания трубопроводов, намеренно вводят людей в заблуждение. На самом деле, утверждают они, объекты традиционной энергетики способны работать даже в намного более суровых условиях - что наглядно показывает опыт северных штатов и опыт холодных стран, где лютые морозы не приводят ни к каким отключениям. Почему тепловые электростанции отключились в Техасе? Как сказано в упомянутой выше статье на сайте Института Хартленда, в результате резкой остановки ветряных турбин в системе энергоснабжения стали происходить операционные ошибки, которые и привели к массовым отключениям. Иными словами, тепловые электростанции отключились не из-за холода, а в целях защиты оборудования, поскольку из-за перебоев частота тока в сети упала до опасно низкого уровня.

Разумеется, такое положение вещей, отмечает автор, стало итогом НЕПРОДУМАННОЙ ПОЛИТИКИ, когда в условиях РАСТУЩЕГО СПРОСА на электроэнергию власть – ПУТЕМ СУБСИДИЙ (!) - стимулирует переход на ненадежные «зеленые» источники энергии. В качестве иллюстрации приводится такой пример: пик потребления во время похолодания приходился на ночные часы. Но именно в ночное время солнечные электростанции перестают вырабатывать электричество. Окажись на их месте нормальная тепловая электростанция, ситуация с энергоснабжением выглядела бы иначе. Власти штата, указывает автор, не придавали таким ПОНЯТНЫМ ВЕЩАМ серьезного значения. И они просчитались.

По мнению автора, глубоко порочная сама практика материального стимулирования перехода на ВИЭ, поскольку именно таким путем с рынка «выдавливаются» надежные поставщики электроэнергии, и растет число ненадежных поставщиков, зависящих от капризов погоды. Так, государством уже было потрачено порядка 80 миллиардов долларов на субсидирование «зеленой» энергетики. Из них 1,5 миллиарда пришлось на долю Техаса. Конечно, субсидии выделяются и на традиционную энергетику. Однако пропорции здесь несоизмеримы, отмечается в статье. Так, ветроэнергетика получает в 17 раз больше субсидий на единицу произведенной мощности, чем энергетика тепловая! Отсюда следует, что выбор инвесторов в пользу «зеленой» энергетики определяется отнюдь не рыночной конкуренцией, а «чистой» политикой – чего бы на этот счет ни говорили прогрессисты из числа сторонников демократической партии.

Подчеркиваем, «разбор полетов» по поводу техасской трагедии нам важен не ради утоления простого любопытства. Речь идет о том, какие решения, в конечном итоге, будут приняты у нас на самом верху применительно к вопросам развития отечественной энергосистемы. Поэтому важно уже сейчас досконально разобраться с тем, способна ли «зеленая» энергетика стать триггером трагической ситуации в случае экстремальных погодных явлений (от которых россияне совершенно не застрахованы).

Для начала проясним вопрос относительно самого погодного явления. Сторонники прогрессистской версии делают акцент на том, что для Техаса восемнадцатиградусные морозы – явление настолько невероятное, что его невозможно было предугадать. Это не совсем так: за историю метеорологических наблюдений в Техасе отмечались морозы до – 23 градуса Цельсия (https://www.wunderground.com/article/safety/winter/news/2021-02-09-record-all-time-coldest-temperatures-united-states). Вообще, как отмечают американские метеорологи, на континентальной части США нет ни одного штата, где бы не случалось отрицательных температур. Даже во Флориде в 1899 году температура опускалась до двух градусов ниже нуля. Только Гавайи – единственное место, где никогда не было морозов и заморозков. Иначе говоря, энергосистема Техаса, в теории, должна быть готова к подобным погодным сюрпризам.

Наши апологеты ВИЭ (вместе с господином Чубайсом) напирают на то, что техасский арктический шторм оказался настолько невиданной, настолько непредсказуемой аномалией, что ее якобы невозможно было учесть даже в теории. Отсюда следует вывод, что речь не может идти о головотяпстве, о беспечности, об отсутствии грамотной стратегии в плане развития региональной энергосистемы. Мол, кто же мог предусмотреть, что такое случится в таком теплом штате? Может, сто-двести лет назад что-подобное и случалось, так ведь даже наука не способна-де дать на этот счет хоть какой-то внятный прогноз. Что-то подобное, кстати, как раз и заявил господин Чубайс, парируя нападки оппонентов.

Показательно, что по этому пункту («даже наука ничего не могла спрогнозировать») наши прогрессисты талдычат в унисон с консерваторами, которые публично высмеивают современную климатологию за ее «неспособность» правильно спрогнозировать будущее. Дескать, климатологи не предполагали подобных зимних сюрпризов, а потому прошляпили техасский арктический шторм, якобы никак не согласующийся с теорией глобального потепления.

Честно говоря, меня немного настораживает то обстоятельство, что некоторые российские эксперты до сих пор путают климатологию с метеорологией, не делая разницы между климатом и погодой. Но суть даже не в этом. Суть в том, что с легкостью выводя «глобальное похолодание» из любой суровой зимы, они никак не удосужатся ознакомиться с исследованиями тех же климатологов, объясняющих динамику современных атмосферных процессов. Собственно, всё уже достаточно хорошо объяснено, в том числе и влияние глобального потепления на экстремальные погодные явления вроде суровых зим.

Начнем с научной публикации 2015 года (https://iopscience.iop.org/article/10.1088/1748-9326/10/5/054020), в которой представлены результаты совместного исследования российских (Институт географии РАН и Институт океанологии РАН) и немецких (Университет Киля) ученых. Разумеется, данная публикация рассчитана на специалистов, однако некоторые важные моменты здесь понятны даже дилетанту. Так, исследователи обращают внимание на то, что начало XXI века в Центральной Евразии ознаменовалось несколькими суровыми зимами, которые были вызваны блокирующими антициклонами, сосредоточенными к югу от Баренцева моря. Данное обстоятельство кажется парадоксальным в том смысле, что первое десятилетие наступившего столетия (2001 – 2010 годы) характеризовалось САМОЙ ВЫСОКОЙ ГЛОБАЛЬНОЙ ТЕМПЕРАТУРОЙ приземного слоя воздуха за всю историю наблюдений (как минимум с 1850 года).

Отсюда неизбежно следует вывод, что рост глобальной температуры совсем не гарантирует исчезновения сильных зимних морозов, которые, в свою очередь, обусловлены особенностью перемещения воздушных потоков в условиях сокращения площади арктических льдов. Исследователи не скрывают того, что атмосферные явления не находятся в жесткой линейной зависимости от сокращения ледяного покрова. Иными словами, события могут развиваться по самым разным сценариям. Например, ситуация в Северной Атлантике не всегда напрямую «коррелирует» с аномально холодными зимами на континенте. По этой причине необычно холодные зимы последних лет кажутся нам неожиданными. В то же время, подчеркивают исследователи, в сравнении с зимами 1950-70-х годов они могут считаться вполне «нормальными». Дело в том, что «пограничный» период - 1988-2002 годов – отличался довольно мягкими зимами. За это время произошло ЛИШЬ ОДНО «аномально холодное» событие. Тогда как за период 2003-2012 годов произошло ЧЕТЫРЕ таких события.

Что самое интересное: с той же частотой, что и в нынешнем столетии, «аномально холодные» события происходили в 1950-1970-е годы. Правда, о глобальном потеплении тогда речь не шла. Наоборот, указанный период принято связывать с нисходящим трендом, а площадь арктических льдов в ту пору в два раза превышала нынешние показатели. В этой связи исследователи констатируют «парадоксальную» картину наших дней: отрицательные аномалии приземных слоев воздуха над Центральной Евразией в последние годы сопровождались ПОЛОЖИТЕЛЬНЫМИ АНОМАЛИЯМИ приземных слоев воздуха в Арктике и СИЛЬНЕЙШИМ ПОТЕПЛЕНИЕМ в районе Баренцева моря. Анализ данных наблюдений, утверждают ученые, показал существование связи между снижением концентрации морского льда и похолоданием в Евразии. Впрочем, они допускают, что данная корреляция может иметь случайный характер по причине слишком короткой истории таких наблюдений.

Тем не менее, три года спустя – в 2018 году – были опубликованы результаты аналогичного исследования АМЕРИКАНСКИХ УЧЕНЫХ (https://www.nature.com/articles/s41467-018-02992-9), где прямо утверждалось, что случаи потепления в Арктике связаны С УЧАЩЕНИЕМ экстремально холодных зим на территории США. Исследователи отмечают, что в последние годы необычное потепление в районе Арктики сопровождается заметными зимними холодами в северной континентальной части. По мере того, как Арктика переходит в более теплое состояние, в средних широтах возрастает частота суровых погодных явлений в зимний период. В первую очередь это справедливо для Восточной части США, в то время как для Западной части картинка выглядит несколько по-другому.

Причем, что самое характерное: за последние десятилетия с середины до конца зимы, когда над Арктикой тенденция к потеплению переходит до верхней границы тропосферы и нижних слоев стратосферы, в восточной части США отмечается ТЕНДЕНЦИЯ К СУРОВЫМ МОРОЗАМ и СИЛЬНЫМ СНЕГОПАДАМ. Исследователи полагают, что подобная картина напрямую связана с ускоренным потеплением Арктики. Точнее, именно арктические широты являются в данном случае главным фактором, влияющим на частоту случаев суровой зимней погоды на американском континенте.

Отсюда следует принципиально важное замечание насчет того, что глобальное потепление в целом увеличивает частоту экстремальных погодных явлений. Как правило, многие из нас сосредоточены на аномальной жаре и засухе. Однако последние исследования показывают, что экстремальные погодные явлению включают в себя и внезапные волны холода, накрывающие зимой значительные части континентов северного полушария. Американские исследователи прямо утверждают, что низкие температуры и сильные снегопады чаще всего случаются именно тогда, когда в Арктике наблюдается серьезное потепление, нежели тогда, когда там сильно холодно. Ученые утверждают, что такая корреляция выявлена ими весьма отчетливо. Указанная связь, по их словам, передается всеми станциями наблюдений к востоку от Скалистых гор. Говоря по-простому, на востоке США теплая Арктика способствует холодной зиме, и наоборот. В западной части континента наблюдается, как мы заметили выше, несколько другая картина. Здесь теплая Арктика чаще способствует довольно мягкой зиме. Подобный механизм, если верить исследователям, разобран ими детально.

По понятным причинам мы не будем вникать в тонкости этой исследовательской работы, поскольку они адресованы исключительно специалистам. Тем не менее, мы в состоянии сделать для себя очень важные выводы.

Во-первых, предъявлять претензию в адрес климатологии на основании собственных субъективных впечатлений – так же нелепо, как высказываться в адрес физики, не имея о ней ни малейшего представления. Как правило, наши климатические скептики чаше всего демонстрируют в таких вопросах воинствующий дилетантизм, чем стремление к истине. Хотите вы того или нет, но необходимо понять, что климатология является точной наукой, а потому требует соответствующего рационального подхода. Осуждать ее на основании неких идеологических и политических мотивов – значит впадать в банальное мракобесие.

Во-вторых, представленные здесь исследования убеждают нас в том, что климатологи уже не первый год предсказывают ВЫСОКУЮ ВЕРОЯТНОСТЬ суровой зимней погоды - как для стран Европы, так и для США. Этот факт делает досужими все заявления скептиков относительно того, будто суровые зимы не вписываются в теорию глобального потепления и тем самым вводят климатологов в ступор. Как мы показали, ничего подобного нет и в помине.

Таким образом, в свете представленных исследований слишком наивно выглядят оправдания недавней техасской «заморозки» ссылками на то, что такие явления выглядят-де настолько невероятными, что их совсем не учитывали при реализации региональных энергетических программ. Как мы только что показали, такую вероятность американские исследователи «разобрали по полочкам» еще три года назад. Поэтому данное обстоятельство лишний раз убеждает нас в том, что политики до сих пор недостаточно внимательно прислушиваются к ученым. Я бы даже сказал: откровенно игнорируют НАСТОЯЩИЕ НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. Ведь если в ближайшей перспективе ожидается повышение частоты аномально суровых зим и сильных снегопадов, необходимо под указанное обстоятельство приспосабливать и региональные энергосистемы. Соответственно, этот момент должны учитывать и составители национальных программ развития.

Как власти США реагируют на упомянутое предупреждение со стороны американских же климатологов? По большому счету, региональные энергетические стратегии выстраиваются так, будто их создатели живут в каком-то особом мире. Красноречивым примером на этот счет являются недавние победные реляции о беспрецедентном росте на территории Техаса «зеленых» мощностей. Так, еще в первой половине января сообщалось, что по итогам прошлого года техасская ветроэнергетика уверенно обогнала угольную генерацию, заняв второе (!) место после газовых ТЭС. В энергобалансе штата на долю ветра приходится до 25% вырабатываемой энергии. Примерно с 2010 года ветроэнергетика штата росла как на дрожжах, продемонстрировав за это время трехкратный рост! Для США именно этот штат оказался в авангарде «энергетического перехода» и по этой причине выставлялся апологетами ВИЭ в качестве «образцово-показательного» примера.

К сожалению, даже после февральской трагедии апологеты «зеленого» курса не желают обсуждать ЗАВИСИМОСТЬ ВИЭ ОТ ПОГОДНЫХ УСЛОВИЙ, считая, что сама эта тема отражает мировоззрение консерваторов. Однако рациональное зерно вполне может содержаться и в «консервативной» точке зрения. Как указывает «The Wall Street Journal» (https://www.wsj.com/articles/a-deep-green-freeze-11613411002?mod=e2fb&fbclid=IwAR0dQAaneQs6GnCWRbJZ4G5niavqrkfERINlMorOjhYpaNgI74g4CCUN7NM), арктический шторм наблюдался и ДВА ГОДА НАЗАД, однако в то время энергосистема страны показывала БОЛЕЕ ВЫСОКУЮ НАДЕЖНОСТЬ, чем сейчас! Тем временем Техас, несмотря на реальность такой зимней угрозы, сократил свою надежную угольную генерацию до 18%, заменив ее модными ныне ветряками. Издание, ссылаясь на главу Комиссии по коммунальным службам, указывает на то, что половина ветряков из-за морозов оказалась в неработающем состоянии. Однако, отмечается в статье, буквально за неделю до заморозки за счет ветра было выработано 42% электроэнергии! А затем – неожиданный стремительный спад, который пришелся на пик спроса! Для сетевых операторов, конечно же, такое развитие ситуации стало сущим кошмаром. Показательно, что многие техасцы отапливают свои дома с помощью тепловых насосов, а тепловые насосы, как мы знаем, работают от электричества. Причем, чем ниже наружные температуры, тем больше электроэнергии они потребляют. Получается, что после резкого снижения выработки электричества (из-за остановки ветряков), стало неизбежно - и столь же резко - расти потребление.

Что касается газовой генерации, которая будто бы оказалась неготовой к такому сценарию из-за заморозки трубопроводов, то издание напоминает, что производители газа были не в состоянии насытить быстро растущий спрос, поскольку треть скважин прекратила работу из-за затянувшейся пандемии, когда спрос оказался на минимуме. В штатах Мичиган и Иллинойс ситуация с газом оказалась намного лучше благодаря наличию большого количества хранилищ (по причине экспортной направленности добычи).

Впрочем, для нас не столь уж принципиален вопрос по поводу заморозки ветряков. Технические неисправности здесь не столько важны именно в силу зависимости объектов ВИЭ от погодных условий. Ведь ветряки могут остановиться из-за банального штиля. Перенесите эту ситуацию в наши условия, и вы осознаете (даже ощутите), в чем конкретно выражается ненадежность возобновляемой энергетики. Например, этой зимой в Новосибирской области кратковременные снежные метели чередовались с морозными днями, когда ветер утихал чуть ли не неделю. Теперь представьте, что ветроэнергетика в вашем регионе находится на втором месте, а во время метелей выдает почти половину мощностей. А затем - буквально за считанные часы - выработка падает почти до нуля из-за штиля. При этом происходит резкий скачок спроса на электроэнергию. Как мы сказали выше, такое развитие ситуации является сущим кошмаром для сетевых операторов. В отличие от тепловой электростанции, ветряк не запустишь на полную мощность по необходимости. И, как мы понимаем, именно в такие часы потребности людей резко расходятся с капризами погоды, от которой зависит «зеленая» энергетика. Учтем еще и то, что солнечные панели с приходом морозов могут оказаться засыпанными снегом. То есть «зеленая» энергетика резко снижает выработку электроэнергии как раз в тот момент, когда происходит столь же резкий скачок спроса на электричество.

Вроде бы, я воспроизвожу сейчас совершенно банальные истины. Однако их откровенное игнорирование со стороны борцов с традиционной генерацией красноречиво свидетельствует о полном подчинении текущей технической политики идеологическим постулатам, напрочь игнорирующим такие «прозаические» вещи, как интересы людей и их безопасность в экстремальных условиях. Климатические изменения, заявляют апологеты зеленого курса, как раз чреваты многочисленными экстремальными ситуациями. И тут же – под предлогом «борьбы» с глобальным потеплением – нам предлагают планомерно снижать долю надежных источников электрической энергии, заменяя их системами, полностью зависимыми от погодных капризов!

Про холодные зимние аномалии мы уже говорили. Для полноты картины поговорим теперь об аномальной летней жаре, и о том, как на эту угрозу реагируют региональные власти США.

Самый впечатляющий пример на этот счет дает нам штат Калифорния, успевший печально «прославиться» на весь мир неспособностью своей энергосистемы справиться с летними пиковыми нагрузками. В этом году власти штата уже обратились к жителям с настоятельной просьбой ОГРАНИЧИТЬ ПОТРЕБЛЕНИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА во избежание веерных отключений (вот он – технический «прогресс»!). Мало того, специалисты, оценивая ситуацию с аномальной жарой, уже объявили необходимость экономии электроэнергии «новой реальностью» (вдумайтесь!), с которой людям теперь ПРИДЕТСЯ СМИРИТЬСЯ (да, смириться!).

В общем, перспективы с энергоснабжением вырисовываются совсем не радужные, и вряд такое будущее можно назвать «прекрасным». Наибольшее изумление вызывает как раз то обстоятельство, что происходящая в этом штате техническая «модернизация» превращает электроэнергию в дефицитный ресурс! И не где-то, а в одной из самых передовых стран мира! Несмотря на это, региональное руководство намерено и впредь ударными темпами избавляться от ископаемого топлива, ставя отвлеченные показатели по снижению выбросов СО2 выше текущих материальных нужд. Эта политика уже вызвала дискуссию на американских информационных ресурсах, где как раз пример Калифорнии призван показать всю абсурдность проводимой ныне «климатической» политики, направленной на достижение нулевых выбросов любой ценой - даже ценой привычных цивилизованных удобств (https://climaterealism.com/2021/06/california-dreamin-meets-reality-dont-charge-your-electric-vehicle-during-heat-waves/).

Как мы уже сказали, власти Калифорнии (а также сетевые операторы) во время жары призывают граждан сократить потребление электроэнергии. Напомним, что пик нагрузок возникает из-за работы кондиционеров. Иначе говоря, если следовать призывам властей и энергетических компаний, людям придется либо сидеть в духоте, либо отказаться от чего-то другого. Если называть вещи своими именами, то проблему пиковых нагрузок в этом штате пытаются решить не путем развития энергетической инфраструктуры, а путем повышения «сознательности» граждан.

Тем не менее, по части инфраструктурного обновления Калифорния числится в списке мировых лидеров. Правда, на решении текущих проблем, связанных с пиковыми нагрузками, такое лидерство вряд ли скажется благоприятно. Скорее, проблемы только возрастут. Судите сами. В прошлом году губернатор штата провозгласил амбициозную цель: к 2035 году полностью отказаться от продаж автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. То есть перейти к повальной электрификации автомобильного транспорта (включая и грузовые автомобили!). В общем, война с ископаемым топливом идет полным ходом. Как это решение отразится на росте глобальной температуры, непонятно. Зато совершенно ясно, какие неудобства поджидают потребителей электроэнергии и владельцев тех же электромобилей. В условиях «новой реальности», когда система энергоснабжения и без того не справляется с пиковыми нагрузками во время жары, власть всеми силами содействует дополнительному росту спроса на электричество, целенаправленно наращивая парк электромобилей!  

Показательно то, что в этом году не только сетевые операторы призвали граждан к экономии. Также и представители компании Tesla обратились к владельцам электромобилей с просьбой снизить нагрузку на электросети, уменьшив дополнительную зарядку аккумуляторов в разгар дня (https://electrek.co/2020/08/17/tesla-asks-owners-to-help-relieve-stress-on-grid-during-heat-wave-in-california-charge-off-peak/). Теперь вообразите, как будет выглядеть ситуация при стопроцентном переходе на электромобили (к чему так откровенно стремятся власти штата).

Для специалистов нет никакого секрета в том, откуда возникает дефицит электроэнергии во время тепловой волны. Связь с «зеленой» энергетикой здесь выражена весьма отчетливо. В условиях теплового купола скорость ветра стихает, что ведет к остановке ветряков. Кроме того, у солнечных панелей на сильной жаре может снизиться КПД. Иначе говоря, работа «чистой» генерации вступает в явный диссонанс со спросом, резко ПОВЫШАЮЩИМСЯ как раз с приходом жары! Как справедливо заявляют критики «климатической» политики, Калифорния отказалась от энергетической безопасности ради того, чтобы преклонить колена перед лжепророками «зеленой энергии». Понятно, что во всех проблемах власти штата привычно обвинят глобальное потепление, продолжив, как ни в чем не бывало, всё ту же политику.

Как видим, «новая» энергосистема одинаково уязвима как по отношению к сильной жаре, так и по отношению к сильному холоду. То есть любая погодная аномалия (хоть зимой, хоть летом) делает людей МЕНЕЕ ЗАЩИЩЕННЫМИ перед наступлением экстремальных температур (хоть низких, хоть высоких). Вроде бы, здравый смысл подсказывает делать акцент на надежных источниках энергоснабжения. Но, как я говорил, текущая климатическая политика, выстроенная на идеологических постулатах, менее всего апеллирует именно к здравому смыслу. Тем же путем, кстати, шагает ныне целая когорта экспертов, встроившихся в дружные ряды «спасителей» планеты.

Показательно, что февральская трагедия в Техасе ничуть не охладила пыл борцов с глобальным потеплением, которые сегодня заявляют о своих намерениях тотально «озеленить» энергосистему даже тех штатов, где морозные и снежные зимы являются нормой. Так, в июле этого года появилось сообщение об одном примечательном исследовании американских ученых из Мичигана, предложивших снизить углеродную эмиссию путем масштабного перехода на тепловые насосы (https://phys.org/news/2021-07-residential-climate-solution.html). Авторов исследования, судя по всему, сильно огорчает то обстоятельство, что большинство домов в США всё еще обогревается путем сжигания «углесодержащего» топлива (что в контексте «климатической» идеологии приравнивается к греху). То есть сразу же обозначается проблема номер один – проклятые парниковые газы, выделяемые традиционными обогревательными системами, работающими на природном газе, угле или дизеле. Тепловые насосы, работающие на электричестве, сами ничего не выделяют. Чтобы максимально сократить так называемый «углеродный след» от их использования, необходимо «всего-то» пропорционально повысить долю «зеленой» электроэнергии в общем энергетическом балансе. Выражаясь научно, осуществить «декарбонизацию сети» в течение срока службы теплового насоса.

Короче, переводим работу отопительных систем на электроэнергию, а само электричество последовательно «озеленяем». Пути такого «озеленения» наглядно продемонстрировал тот же Техас, где целенаправленно снижали долю угольной генерации и увеличивали долю ВИЭ. При этом параллельно отопление домов переводили на тепловые насосы. То есть бескомпромиссно создавали прекрасное «безуглеродное» будущее в отдельно взятом штате. Как я уже сказал, февральский арктический шторм не произвел должного впечатления на борцов с глобальным потеплением. Поэтому они не придумали ничего лучшего, как распространить схожую практику на бОльшую часть страны. Коль речь идет о «спасении» планеты, то цена вопроса подобного «энергоперехода» отходит на задний план.

Разумеется, авторы упомянутого исследования дают себе отчет в том, в какую копеечку влетит данная инициатива. Да, отмечают они, тепловые насосы могут повысить затраты на отопление некоторой части домов (“heat pumps would raise heating costs for some houses”), особенно в том случае (внимание!) если бы мы не облагали ископаемые виды топлива НАЛОГОМ за тот вред, который они причиняют здоровью людей и окружающей среде (“if we did not tax fossil fuels for the harm that they do to human health and the environment”). Я не случайно обратил внимание на этот момент, ибо в конечном итоге вся «финансовая выгода» от установки подобного оборудования будет достигаться путем нещадного третирования традиционных энергосистем.

Понятно, что исследователи заостряют внимание на упомянутых «выгодах» для потребителей, если те откажутся от газовых обогревателей и перейдут на тепловые насосы. Главная выгода, судя по всему, здесь в том, что с помощью такого оборудования можно решать как проблему отопления, так и проблему кондиционирования. Дескать, со временем лето будет жарче (глобальное потепление всё же), а потому одна-единственная установка сразу даст вам «два в одном». Лето, конечно, вполне может стать «жарче». А вот что происходит с экологически «продвинутой» энергосистемой на сильной жаре, нам уже сейчас показывает пример Калифорнии. Здесь не так уж важно, в какую сторону работают тепловые насосы – на охлаждение или на обогрев. Принципиально то, что авторы данного исследования надеются «запитать» их от «зеленой» энергетики. Если следовать модной ныне тенденции, то речь идет о ветряках и солнечных панелях. Учитывая тот факт, что «зеленый» бум в знойной Калифорнии сопровождается призывами к населению экономить на электричестве во время сильной жары, мы уже сейчас можем понять, насколько двусмысленно выглядят перспективы для жителей того же Мичигана и Среднего Запада, если власти начнут «экологизировать» энергетическую сферу по указанному сценарию.

Как и следовало ожидать, авторов исследования очень сильно «напрягает» то обстоятельство, что система энергоснабжения Среднего Запада всё еще сильно зависит от угля и природного газа. То есть надо делать так, как делают в Техасе и в Калифорнии, где весьма «успешно» избавляются от традиционной генерации на ископаемом топливе. Наглядным подтверждением этого «успеха», очевидно, выступают такие впечатляющие события, как февральский блэкаут или летние веерные отключения электроэнергии. Возможно, борцам с глобальным потеплением этого еще недостаточно, и они желали бы видеть подобные прецеденты по всей территории США.

Допускаю, что кому-то все эти американские заморочки покажутся далекими и неактуальными для нас. Действительно, где мы, а где – Америка? Но это совсем не так. Образно говоря, этот колокол уже звонит и по нам. Страсти по поводу энергетического курса не на шутку разгораются и в нашей стране. И очень важно сейчас хорошенько научиться на чужих ошибках, чтобы не очутиться в той ситуации, в которой оказались жители Техаса. В этой связи меня больше всего беспокоит не историческая безграмотность руководителей страны, а высокая вероятность нашего скатывания на «европейский путь» в рамках климатической повестки. Причем, я вполне допускаю, что этот «возврат в Европу» будет осуществляться под флагом преодоления пережитков «тоталитаризма», «путинизма», «ордынства», «ватничества» и т.д.

Не так давно я чисто случайно наткнулся на канале Ютьюб на «проповедь» нашего опального светоча либерализма - господина Гуриева. Подобно прилежному студенту, господин Гуриев спокойным и уверенным голосом выдал ряд дежурных догм о западной рыночной конкуренции, и в этом контексте выдал свою оценку «зеленому» энергопереходу. Из его слов следовало, что увеличение доли возобновляемых источников в общем энергетическом балансе западных стран есть прямой результат конкурентных преимуществ «зеленой» энергетики. Государство же (по его убеждению) здесь совсем не при чем. Рынок и только рынок!

Очевидно, экономист-рыночник Гуриев не придает значения таким вещам, как официальные планы по планомерному сокращению доли генерации на ископаемом топливе, планы по закрытию угольных станций, и, конечно же, планы по финансовой поддержке возобновляемой энергетики в свете перехода к «безуглеродной» экономике. Наверное, в понимании нашего светоча инвесторам глубоко наплевать на такие «мелочи». Например, 500 млрд евро, выделяемых правительством Германии на реализацию климатической повестки, не оказывают никакого влияния на экономические реалии? Или два триллиона долларов, запрашиваемых Байденом на те же цели, - сущий пустяк, не дающий «зеленой» энергетике никаких преимуществ перед традиционной генерацией. А может, рыночник Гуриев полагает, что «штрафные санкции» в отношении «углеродосодержащего» топлива никак не сказываются на конкурентоспособности энергетических объектов, работающих на таком топливе? Или так называемый углеродный налог никак не отражается на экономических показателях?

Конечно, я не экономист, поэтому мне трудно оценить глубину высказываний нашего либерального светоча. Несомненно одно: на данном этапе хваленый проевропейский курс, о котором надрывно вещают наши прогрессисты, готовит российскому малому и среднему бизнесу целый набор доселе невиданных удавок и ограничений. Пока у нас рассуждают о засилье силовиков в социально-экономической сфере, наша бюрократия получает дополнительный и весьма «оригинальный» инструмент, пригодный для того, чтобы вполне легально кошмарить наших предпринимателей. Что бы там ни воображал себе господин Гуриев по поводу конкурентных преимуществ «зеленой» энергетики, сам переход к «низкоуглеродной» экономике осуществляется вполне себе по-социалистически. И здесь не надо строить никаких иллюзий, особенно в отношении улучшения качества нашей жизни. Когда «зеленые» прогрессисты полностью возьмут в свои руки бразды правления, мы первым делом получим рост тарифов на тепло и электроэнергию. Естественно, удорожание привычных благ нам объяснят необходимостью экономии во имя «спасения» планеты.

Я вполне допускаю, что на первых этапах будет достаточное количество «сознательных» граждан (во всяком случае, в Европе и в США), готовых откликнуться на призыв «прогрессивных» правителей слегка затянуть пояса. Я намеренно обращаю на это внимание, поскольку новый дивный мир, который готовят нам под видом глобального «энергоперехода», ознаменуется планомерным и целенаправленным урезанием наших потребительских запросов. В контексте климатической политики вопрос о практической целесообразности принимаемых решений перестанет играть основополагающую роль. Если жителям частных домов «впарят» налог на угольные и газовые котлы, даже не пытайтесь апеллировать к своему праву на достойную жизнь – «экологическая» сознательность и борьба за «спасение» планеты от перегрева в любом случае окажутся в приоритете. Те же приоритеты, без сомнений, навяжут и бизнесу. В руках слетевшей с катушек бюрократии углеродный налог станет прекрасным поводом для «дойки» предпринимательского класса. Здесь никаких иллюзий быть не может.

Короче, наши устремления войти в прекрасный европейский мир вполне могут состояться. Не мешайте, например, господину Чубайсу осуществлять свою «зеленую» миссию, и он сделает для этого всё возможное. Правда, это будет уже совсем не та Европа, которую мы знали и о которой любили читать в книжках. Получится всё как в известной поэме Пушкина:

И вдруг сидит передо мной
Старушка дряхлая, седая,
Глазами впалыми сверкая,
С горбом, с трясучей головой,
Печальной ветхости картина.
Ах, витязь, то была Наина!..

И напоследок, чтобы окончательно избавиться от иллюзий, напомню такой факт. Примерно четырнадцать лет назад в Бельгии был введен налог на… барбекю! Хочешь пожарить мяса на гриле – заплати 20 евро. Как мы понимаем, правительство бельгийского региона, где реализовали столь оригинальную (на тот момент) законодательную инициативу, обосновали данный шаг необходимостью борьбы с глобальным потеплением. Дескать, приготовление на гриле выбрасывает в атмосферу от 50 до 100 граммов углекислого газа. Казалось бы, прецедент не такой уж масштабный, зато показательный, а по нашим временам еще и заразительный.

Забавно, что поиск нарушителей должен вестись с… вертолета. Да-да, с вертолета! Очевидно, это какие-то особые, «безуглеродные» вертолеты. Но это так, для полноты картины. Важность таких прецедентов в том, что они дают повод нынешней бюрократии выставлять нам счета за что угодно. Причем, некоторые экологически «сознательные» граждане предпочитают бежать впереди паровоза, рапортуя «партии» о своем вкладе в борьбу с глобальным потеплением. Так, одна немецкая пивоваренная компания внедрила технологию улавливания углекислого газа, образуемого в ходе ферментации пивного сусла. Это, кстати, тоже очень показательный прецедент. Углекислый газ образуется в огромном перечне технологических процессов. Если таким прецедентам дать ход, то не ровен час, когда всю пивоваренную и винодельческую промышленность обложат «углеродным налогом» (равняйтесь, мол, на «сознательных» производителей). Затем возьмутся за производителей кваса, сыров и йогуртов. А потом нам придется платить налог на изготовление квашеной капусты (там тоже идет ферментация с выделением углекислого газа).

Вам смешно? Вы в такую возможность не верите? А кто из нас каких-то двадцать-тридцать лет назад вообще мог поверить в углеродный налог? Безумие, как и страх, способно расширяться и усиливаться подобно пожару. Я не удивлюсь, если однажды группа каких-нибудь европейских умников, привыкших вести скрупулезный подсчет всех источников парниковых газов, обратят внимание на двуногих особей из рода гомо сапиенс, которые, на свою беду, также извергают парниковые газы в силу естественных физиологических процессов. В отношении коров такой подсчет, как мы знаем, уже провели. И кто вам сказал, что на этом остановятся и не обратят внимания на человека? Скажем, подсчитают, какое среднее количество углекислого газа и сероводорода вылетает в день из нашего рта и кишечника. Затем полученную цифру умножат на семь миллиардов – и вот вам ужасающая картина нашего совокупного вклада в парниковый эффект. Затем эти умники составят перечень продуктов, ответственных за сильную отрыжку и газообразование. Ну а дальше, как мы понимаем, по всему этому перечню ударят углеродным налогом.

В данном случае я совсем не шучу. После претензий к коровам и налога на барбекю мы можем ожидать чего угодно. Поэтому, если на наших правых возлагается сейчас какая-либо благородная миссия, то она будет иметь прямое отношение к возвращению стратегии развития в русло здравого смысла. К сожалению (о чем я уже неоднократно писал), наши правые бездарно и беспечно теряют инициативу по экологической тематике, позволяя своим безумным оппонентам трактовать климатическую повестку на свой манер. Я не совсем уверен, что в этом отношении в ближайшее время что-то сдвинется с места. Но я не вижу другого пути, кроме того, чтобы нашим правым переключиться с русской литературной классики на актуальные проблемы современности. Выражаясь по-другому, переключить свой взор с прошлого - на настоящее и будущее.

Ну а теперь вишенка на торте. Как говорится, пока верстался номер… Вот вам самая свежая информация (https://www.economist.com/the-economist-explains/2021/09/15/why-has-the-price-of-electricity-in-europe-reached-record-highs?utm_campaign=editorial-social&utm_medium=social-organic&utm_source=facebook&fbclid=IwAR3C1008uCbBx2IgkFJFcQAN0jQzm0PnK-PSTuJ9hFzhF9XvrwLWaF13TDM). В Европе стремительно растет стоимость электричества. Резкий скачок наблюдается в течение нескольких последних недель. С начала сентября оптовые цены на электроэнергию в Германии подскочили на 36%, во Франции – на 48 процентов. Сейчас они находятся в диапазоне 160 – 189 долларов за МВт/час, что является РЕКОРДНЫМ УРОВНЕМ. В Великобритании цена составляет 385 фунтов стерлингов (532 доллара США). Несколько недель назад цена была на уровне 147 фунтов стерлингов.

Обращу внимание, что этот рекордный скачок произошел после многомиллиардных инвестиций в возобновляемую энергетику, которая призвана была продемонстрировать БОЛЕЕ ВЫСОКИЙ технический уровень генерации электроэнергии в сравнении с традиционной тепловой энергетикой. Очевидно, рекордный рост цены на электричество наглядно подтверждает это техническое «превосходство». Конечно, аналитики могут сослаться на форс-мажорные обстоятельства, связанные со скачком цен на газ. Однако позвольте, разве апологеты зеленого курса не настаивали на планомерном отказе от ископаемого топлива и даже на решительном и бесповоротном сокращении добычи угля и газа? В таком случае, в чем выражается прогресс затеянного энергоперехода? Пока мы можем гордиться только снижением эмиссии парниковых газов (если таковое действительно зафиксировано). Только у меня вопрос: а какую проблему мы решили? Остановили рост глобальной температуры? Не факт. Снизили частоту погодных аномалий и экстремальных явлений? Тоже не факт. Зато фактом стал рекордный рост цен на электроэнергию. Впрочем, исчерпывающий ответ на столь досадное обстоятельство уже подсказали нам власти штата Калифорния: «Граждане, ограничивайте потребление электричества в жару!». Теперь, напомню, это называется «новой реальностью».

Прочитано 274 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.