Версия для печати
Вторник, 18 мая 2021 19:25

Пути беды неисповедимы

Автор Олег Носков
Оцените материал
(0 голосов)

Представьте человека, который испытывает панический ужас перед онкологией. Он постоянно пребывает в волнении по поводу своего здоровья, связывая все возможные напасти только с одним зловещим словом из трех букв – «рак». Он старается оценить свою симптоматику, сверяется со всякими теоретическими выкладками, внимательно себя осматривает и ощупывает. Он пытает вопросами специалистов. А вдруг? Вдруг коварный враг уже буравит его тело? Но проходят годы, и нашего паникера разбивает… инфаркт миокарда. Или инсульт…

То, что я сейчас сказал, образно представляет настроения российского предпринимательского класса, уже в течение двух десятилетий пребывающего в состоянии навязчивых страхов перед воображаемым красным реваншем. «Левые наступают! Есть повод для волнений. Надо сделать всё, чтобы остановить красную сволочь на подступах. Надо раскрыть людям глаза, иначе опять пожнем красный террор, экспроприацию, плановую экономику и ГУЛАГ» - примерно такие мысли роятся в голове у российского человека «правых» убеждений, когда он видит красные знамена, бюсты Сталина или слышит зажигательные выступления нынешних коммунистов и социалистов. И пока его взор остается прикованным к красному цвету, он почти не замечает, как на другом конце зарождается и растет реальный враг, который однажды явит себя в чудовищной силе. Но до поры его либо не будут принимать в расчет или же (что еще вероятнее) примут поначалу за «своего». Так, кстати, уже было. И очень жаль, что этот опыт до сих пор должным образом не осмыслен. 

«Не дай Бог!», или повторение пройденного 

Вы, конечно, помните газетку с таким названием. Ее бесплатно раскидывали по почтовым ящикам во время президентской избирательной кампании 1996 года. Я ничуть не сомневаюсь, что пиарщики Ельцина четко улавливали настрой «прогрессивной» части общества, не желавшей еще раз вернуться в совок. И не приходится сомневаться, насколько сильным было волнение среди народившегося предпринимательского сообщества накануне голосования. Красный реванш воспринимался как реальная угроза, а потому на «товарища Зю» смотрели как на потенциального диктатора. После перевыборов Ельцина напряжение в этих кругах немного спало, однако «коммунистическая зараза» продолжала гулять по стране, приобретая радикальные формы в среде молодых неформалов. Казалось бы, чем не повод для опасений?

Я помню, как моих знакомых предпринимателей нервировал сам факт существования лимоновцев и анпиловцев. Российская история уже показывала пример, когда из «искры возгоралось пламя», поэтому наши антикоммунисты резонно решили, что «заразу» лучше искоренять в зародыше. В самом деле, мало ли что могло произойти. Неровен час, когда эти красные активисты начнут агитацию среди рабочих… Кстати, подобные прецеденты реально происходили во время «нулевых». Однажды одна идейная коммунистическая барышня своей агитацией среди недовольных трудяг остановила работу целого предприятия, спровоцировав там забастовку.

В общем, любой российский предприниматель всегда мог рационализировать свои волнения насчет коммунистической опасности. Поэтому их совершенно искренне обрадовала кремлевская «рокировочка», когда утратившего популярность Ельцина сменил его «преемник» Путин, вышедший из среды питерских либералов. Угроза коммунистического реванша под руководством «товарища Зю» как будто отошла на задний план.

Как и положено настоящему российскому либералу, со своим коммунистическим партбилетом новоявленный президент распрощался заблаговременно, и вообще, не выказывал никаких симпатий в отношении красных и «красно-коричневых». Когда радикалов стали без особых церемоний «кидать на нары», стало понятно, что красный реванш обошел Россию стороной, и можно теперь смело смотреть в будущее. Во всяком случае, я помню лестные отзыве о Путине со стороны представителей того же предпринимательского сообщества. Они видели в нем технократа-европейца и сравнивали его со Штольцем. В коем-то веке, полагали они, России так повезло с первым лицом?

И вдруг долгожданный «Штольц» начал у них на глазах трансформироваться в исчадие ада. Казалось, что наш державный «европеец» свернул с прямого пути и опасно уклонился в «красно-коричневую» азиатчину. Короче, что-то опять пошло не так…

На мой взгляд, связывать с именем Путина – амбициозного, но беспринципного карьериста – красный реванш получается не очень. Хотя совершенно понятно, что выбранный им путь ничего хорошего нашему предпринимательскому сообществу не сулит. Но к красному реваншу это никакого отношение не имеет, даже если все наши города увешают портретами Сталина. И всё же, как я вижу, ограниченная логика российских правых вынуждает их выстраивать в своем сознании только «красную» перспективу, и никакой другой! Путин-де рано или поздно создаст настоящий сталинский ГУЛАГ. С каждым годом они ловят знаки наступления большевистского тоталитаризма, рассуждая об этом так, будто ИНЫХ негативных сценариев не существует вовсе. Вначале, дескать, в стране начинают открыто восхвалять чекистов, ставить им памятники, а дальше появятся черные воронки, и история вновь повторится в самом дурном виде.

Короче говоря, тема красного реванша продолжает занимать умы нашей «прогрессивной» общественности. Те мерзости, которые двадцать лет назад связывали с именами Зюганова и Анпилова, стали связывать с именем Путина. То есть навязчивый страх перед большевизмом никуда не делся. Вроде бы левых радикалов попрятали по тюрьмам, «дядя Зю» продолжает наслаждаться жизнью депутата ГД, Анпилов тихо почил, а национал-большевик Лимонов перед смертью даже успел потусить вместе с либералами… Тем не менее, «коммунистическая зараза» продолжает возбуждать воображение российских правых. И если на эту роль уже не подходят выше названные персоны, то на нее назначается вчерашний «европеец» Путин.

Пока я не буду забегать вперед и обсуждать перспективы путинской «вертикали власти». Будет там ГУЛАГ или не будет – вопрос отдельный. Главное, что нужно сейчас выяснить: почему его трансформация из Штольца в исчадие ада стала такой неожиданной для российских предпринимателей? Неужели с самого начала нельзя было понять, по какой траектории начнет развиваться политика при этом «преемнике» Ельцина? Что вы вообще ждали от команды беспринципных карьеристов, забравшихся во власть исключительно ради конвертации своих полномочий в огромные состояния? Грязные делишки питерских ребят не были тайной за семью печатями. В принципе, гнилой криминальный душок, исходящий от этой славной команды, можно было учуять загодя. Но наша «прогрессивная» общественность не придавала данному обстоятельству принципиального значения. Еще бы: в их картине мира самое страшное зло исходило только от красных. И на фоне «красных чертей» Путин и его товарищи воспринимались как ангелы. Во всяком случае, «прогрессивная» общественность давала им шанс на исправление, игнорируя реальные последствия… Кому, в таком случае, мы будем приписывать вину за случившийся «прокол» - самой истории или нашей политической наивности?

Я специально ставлю здесь эти вопросы, поскольку история перерождения Путина из «нашего отца» в «суку» не несет в себе ничего таинственного и непонятного. У нас в такой логике развивается любой руководитель, с именем которого связывали большие надежды. К примеру, нынешний мэр Новосибирска Анатолий Локоть шел на свой первый срок как лидер объединенной оппозиции. Теперь влиятельные представители этой оппозиции проклинают его самыми последними словами, приписывая ему все те мерзости, которые ранее приписывали его предшественнику. И даже более того.

Эти примеры наглядно показывают, что мерзость приходит оттуда, откуда ее меньше всего ожидаешь. И наоборот, то, что считалось страшным и опасным, со временем оказалось вообще ничем. Или вы всё еще опасаетесь Зюганова? Разве не видно, что жуткие черти оказались безобидными и забавными фиглярами? Я нисколько не сомневаюсь в том, что через несколько лет мы будем точно так же умиляться тому, что объявили абсолютным злом далеко не самого страшного и кровавого деспота в истории нашей страны. Но пока что наша «прогрессивная» общественность, затаив дыхание, ждет комбедов, коллективизации, черных воронков и лагерей, трактуя сие кошмарное нашествие как закономерное развитие «путинизма» (несмотря на то, что под репрессивную дубинку этого новоявленного «сталинского» режима попадают и представители несистемной коммунистической оппозиции).

В свете сказанного я совершенно не удивлюсь, если при столь упорном ожидании нового ГУЛАГА российское предпринимательское сообщество проморгает реальную и достаточно серьезную угрозу. Точнее, не успеет к ней подготовиться морально и физически.

Заграница играет по-взрослому 

Семь лет назад я удостоился награды от одного департамента Палаты экспертов ЕС за свою книгу о проблемах малоэтажного строительства в России. Награждение происходило в присутствии представителей пятидесяти европейских компаний, имеющих прямое или опосредованное отношение к девелоперскому бизнесу – от проектирования поселений до инженерного благоустройства территорий. Что их завело в далекий Новосибирск? Ответ ясен: их интересовал российский рынок, ибо на своих рынках им уже давно тесно. За девелоперами, как мы понимаем, тянется длинная цепочка самых разных производителей. Здесь и строительная индустрия, и различные инженерные решения в области энергетики и коммунального снабжения. Но главное, этот бизнес был неплохо подкреплен дешевыми кредитами от европейских банков (я уже не говорю об опыте по чисто организационной части, включая проектный менеджмент).

Глядя на этих людей, я на минуточку представил, каким «сюрпризом» для местных застройщиков оказался бы их приход на нашу девелоперскую поляну. Пока мне трудно представить, как в нынешних условиях будет выглядеть такая экспансия. Варианты обсуждались уже тогда, и некоторым нашим компаниям, не успевшим «застолбить поляну», могло что-то перепасть от такого сотрудничества. Самым привлекательным моментом было то, что зарубежные игроки, как я уже сказал, шли сюда с деньгами. По их словам, западные банки могли выдать на реализацию их проектов кредиты под один процент (один!). Не надо было никаких «дольщиков», никаких «серых схем», никаких сомнительных «инвестиций» от сомнительных товарищей. Не было никакой нужды продавать (как бы) жилье на этапе строительства. Схема предлагалась простая: берется участок, за два года (не больше) возводится поселение, жилье продается в готовом виде и не дороже рынка. Все делается по европейским стандартам: проектирование, управление, технологии, инфраструктура.

Главным препятствием для них на этом пути была наша политическая система. Изучив в течение двух лет ситуацию, «европейски десант» отбыл обратно (до лучших времен, похоже). В частных беседах проскальзывали утверждения насчет того, что в некоторых африканских странах ситуация была куда лучше, и там удалось реализовать несколько проектов строительства современных малоэтажных поселений экономического класса. Российская поляна оказалась довольно крепким орешком.

Для меня здесь ничего удивительного не было. Я с самого начала понимал бесперспективность всяких шашней с местными властями, давно уже скованными крепкими узами со славным сообществом региональных застройщиков (и с теми, кто по привычке возит кэш в чемоданах). Иностранцы, похоже, плохо понимали, в каком формате у нас «перетирают темы» по вопросам освоения территорий. Они предлагали строить «доступное и комфортное» жилье, используя всю сумму своих передовых технологии. Но кому они были здесь нужны, их передовые технологии? Российский застройщик шел к своей прибыли иным путем. Точнее, российский «девелопмент» - это не только про жилье для народа, которое (в теории) должно быть доступным и комфортным. Нет, наша жилищная политика преследовала другие цели, никак не связанные с решением жилищной проблемы. А значит, наши застройщики в гробу видели всю эту сумму передовых технологий.

В данном случае особенности российского девелоперского бизнеса я привожу исключительно в качестве иллюстрации к нашей теме. Еще раз говорю, я не знаю, как будет меняться ситуация в данном секторе. Но я знаю точно, что приход на нашу девелоперскую поляну дружной ватаги зарубежных игроков поставит крест на большом количестве региональных компаний, пасущихся сейчас на этой поляне. Не берусь предсказать, когда произойдет сие знаменательное событие. Однако не приходится сомневаться, что зарубежные деятели давно положили глаз на этот рынок. Какими путями пойдет зарубежная экспансия, гадать не будем. Строительная сфера в нашей стране – огромный бастион, насквозь пронизанный коррумпированными связями. Тем не менее, и вода камень точит. А у иностранных игроков, насколько я понял, планы серьезные. Пока что трудно вообразить их триумфальное шествие по нашим строительным площадкам, но чисто гипотетически такую ситуацию допустить все-таки можно.

Как-то один из больших чиновников в правительстве НСО во время совещания бросил застройщикам такую реплику: мол, будете артачиться, затягивать сроки и шантажировать власть – пошлем вас куда подальше и позовем китайцев. Конечно, он заявил это исключительно ради красного словца. На практике в любой крупной стройке замешаны интересы самых разных персонажей, включая и криминальных. Так что просто так поменять правила и условия вряд ли получится. В то же время нужно понимать, что у упомянутых китайцев реально «чешутся руки». Тут, как говорится, только свистни, и они появятся. Пока еще наши руководители не свистят. Но политические перемены, о которых вожделеет вся наша «прогрессивная» общественность, вполне способна привести к тому, что «свистеть» иностранцам начнут на разных уровнях власти.

Я говорю это не к тому, что переживаю за судьбу российского девелопмента. Мне – как потребителю – приход хоть китайцев, хоть европейцев, хоть турок, хоть американцев, хоть канадцев только на руку. Наши застройщики – неповоротливые и прожорливые динозавры. В мире новейших технологий и реальной рыночной конкуренции им ничего не светит. И чем быстрее их угробит техническая эволюция, тем лучше. Китайцы, например, за неделю способны возвести железобетонный монолитный каркас пятидесятиэтажного (!) здания. Канадцы за полгода возводят целый малоэтажный поселок. Нашим увальням такое и не снилось.

В общем, у меня особых переживаний по этому поводу нет. Но вы представьте душевное состояние руководителя российской строительной компании, который вдруг осознал неотвратимость такой конкуренции. Скажем, политическая ситуация поменялась, и теперь губернатор спокойно зазывает иностранных застройщиков, которые приходят сюда не только со своими деньгами, но и с целой когортой подрядчиков и субподрядчиков. Будут ли в такой ситуации иметь значение идеологические предпочтения нашего горе-девелопера? Насколько тут важно, как он относился к белым и красным, к правым и левым? Еще раз говорю: если на этом рынке освоятся иностранцы, нашим криворуким деятелям придет хана. Для самых ушлых, конечно, есть более щадящий вариант: как можно теснее сблизиться с иностранными партнерами. Но в любом случае немалая часть динозавров прикажет долго жить. Станет ли это ударом по «отечественному бизнесу»? Безусловно, по факту именно так и произойдет. Но обращаю внимание: отечественный бизнес пострадает здесь отнюдь не из-за красного реванша. Нет, по нему долбанут свои же собратья-капиталисты. Просто надо учитывать, что пропагандируемая в кругах российских правых и прогрессистов рыночная конкуренция подобна Фемиде с закрытыми глазами. Она бьет не только по любителям социализма, но также и по тем, кто искренне считает ее двигателем прогресса. Просто надо адекватно оценивать свою способность вписаться в этот самый прогресс. У нас такая способность есть не у всех, в чем я нисколько не сомневаюсь.

Участь российского девелопмента – всего лишь часть большой рыночной мозаики. Иностранная экспансия способна долбануть по самым разным секторам. И надо честно признать, что во многих областях деятельности мы выглядим откровенными «лохами» перед лидерами мирового уровня. Наши власти уже лет пять носятся с темой «импортозамещения», но, как всегда бывает в таких случаях, кроме бессмысленной говорильни и «освоения» бюджетных средств ничего серьезного не происходит. Возьмем, например, тему семеноводства, которую не так давно поднимали на уровне правительства. Однажды у меня состоялся откровенный разговор с владельцем небольшой семеноводческой компании. Он честно признался: если на наш рынок зайдет концерн «Байер» (в свое время поглотивший такого гиганта, как «Монсанто»), то мне, мол, ничего другого не останется, как стать его местным подразделением. Другой вариант – просто тихо исчезнуть, ибо конкурировать с «Байером» - то же самое, что бежать наперегонки с гоночным автомобилем.

Я специально обращаюсь к этому примеру. У нас часто жалуются на власть, что она намеренно давит малый и средний бизнес, в чем у нас усматривают некий пережиток социализма или даже возвращение совка. Однако крупняк в состоянии нанести нашему малому и среднему бизнесу не меньший урон. Да, между властью и крупным бизнесом всегда устанавливаются «доверительные» отношения, но для этого совсем не обязательно возрождать ГУЛАГ и проводить коллективизацию. Давать зеленый свет крупняку вполне можно и в рамках стопроцентно «буржуазного» курса, без всякой апелляции к коммунизму и советской символике.

Почему я считают этот момент особенно важным? Просто потому, что борьба за свободу и открытость страны, на которой сегодня сосредоточены противники путинизма, ещё не обещает процветания нашему малому и среднему бизнесу. Если бы все упиралось в политику Путина и в коррумпированность нашей бюрократии, то на этот счет можно было сохранять спокойствие. Но обольщаться не стоит: в условиях полной открытости и зарубежной инвестиционной активности наших предпринимателей ждут не менее серьезные испытания. Так что изменение политической ситуации (как о том мечтают прогрессисты) несет для бизнеса новые риски и угрозы. И коммунисты будут тут совсем не при делах. Например, у нас на районе приход «Магнита» и «Марии Ра» привел к снижению доходов у некоторых местных «лавочников». Кое-кому пришлось сократить персонал или вообще закрыться. Но ведь это вполне укладывается в логику рыночной конкуренции, не так ли? Такая же ситуация начнет складываться по всей стране после того, как российские борцы с совковой (якобы) тиранией снова сделают страну совершенно открытой и привлекательной для иностранцев. Нет, я не говорю о том, что это нанесет удар по бизнесу как таковому. Я говорю о конкретных бизнесменах, которые рискуют сильно пострадать, но отнюдь не от коммунистов.

Впрочем, приход иностранных конкурентов или расширение влияния крупняка – это еще цветочки. Проблема будет усугубляться тем, что мы вступаем в новую, цифровую эпоху, обещающую очень серьезную и довольно болезненную ломку уже сложившимся практикам. Закон выживания сильнейших (или умнейших – кому как нравится) здесь неумолим. К сожалению, наши прогрессисты все еще подходят к жизненным реалиям так, будто морально застряли в 1990-х годах. Дух тех времен всё еще витает в сознании отдельных россиян, однако мир всё равно меняется. И, возможно, меняется совсем не в ту сторону, куда до сих пор ещё смотрят наши борцы за свободу. Мы можем воспринимать эти перемены либо с тревогой, либо с надеждой. Но правда в том, что Путин и его команда здесь ничего не определяют.

«Дикие ягодки» против шопинга 

Исковерканное английское слово «валберис» в нашем поселке теперь уже знает каждая домохозяйка. Я намеренно выбрал слово «домохозяйка», поскольку ассортимент товаров здесь четко подходит под вывеску «для дома, для семьи». И это весьма символично. Объясню, почему.

Дело в том, что с начала «нулевых» наши граждане стали всё чаще и чаще «шопиться» в супермаркетах и крупных торговых центрах, периодически запасаясь бытовыми товарами прямо по образцу жителей развитых стран. Когда-то, в далеких 1980-х, мы проклинали советский сервис, мечтая о цивилизованном шопинге, как это было заграницей. Казалось бы, мечты сбылись, и теперь нормальная буржуазная цивилизация прочно вошла в нашу жизнь. Но прогресс не стоит на месте, и теперь уже «цифра» задает новый формат, превращая традиционный шопинг в архаику. Вам уже не надо куда-то ехать, чтобы обходить с коляской десятки прилавков. Вы «шопитесь» прямо из собственной квартиры, рассматривая товары через Интернет, тут же оформляя и оплачивая заказ. Так, время от времени по просьбе супруги я заглядываю в пункт доставки «Диких ягодок», называю код и забираю пару увесистых пакетов с теми вещами, для покупки которых раньше приходилось отправляться в «Ленту» или в «Гигант».

Недавно я подвел баланс и удивился тому, что сумма покупок через Интернет серьезно превысила сумму покупок в оффлайне. Причем, я замечаю тенденцию (не только в своей семье, но также у знакомых) приобретать в онлайне разную мелочевку - скопом, большим пакетом. Мой племянник, например, в последнее время заказывает через Интернет чай, макароны и прочие сыпучие продукты. Утверждает, что так дешевле и удобнее. Похоже на то, что традиционный магазин как «промежуточное звено» между оптовым складом и розничным покупателем начинает терять свое обаяние – примерно так же, как это произошло с телевидением после появления скоростного безлимитного Интернета или как это случилось с обычным телефоном после появления доступной мобильной связи. Нет, я не предрекаю скорой смерти супермаркетам и мелким лавочкам, но совершенно очевидно, что рост популярности Интернет-торговли приведет к оттоку покупателей с традиционных торговых площадей. Думаю, нет смысла объяснять, что кому-то придется закрыться, кому-то – сократить персонал. При желании это тоже можно рассматривать как удар по давно сложившемуся малому и среднему бизнесу (а больнее всего будет как раз мелким и средним).

Должен ли я испытывать чувство вины перед владельцами тех магазинов, куда я перестал заглядывать? Разумеется, нет. Я говорю это к тому, что положение нашего малого и среднего бизнеса не описывается такой простенькой формулой, где все проблемы объясняются просоветским курсом действующей власти. Повторяю еще раз: курс может поменяться хоть завтра. Если борцы за свободу добьются своего и вернут Россию в «цивилизованный мир», наши предприниматели (после легкой эйфории от «победы» над путинским авторитаризмом) обнаружат рядом с собой нового противника, который может оказаться куда серьезнее, чем нынешний бюрократический произвол.

Обращу внимание на такой факт. Не так давно мне попалась на глаза правительственная программа по развитию угольной промышленности до 2030 года. Вы спросите: причем здесь уголь? Дело в том, что при внимательном изучении данного документа начинаешь осознавать, что он создавался в интересах РЖД. Угольная промышленность как таковая там представлена неважно. Зато четко заявлено о расширении пропускной способности железнодорожных магистралей на восточном направлении. По сути, наша страна – под видом увеличения экспорта угля – создает инфраструктуру для масштабной «перекачки» китайских товаров. РЖД, конечно же, получит неплохой профит. Но главными выгода получателями окажутся китайские производители и торговцы.

Чтобы вы лучше ощутили суть момента, сошлюсь на собственный опыт: китайские интернет-магазины, на мой взгляд, – одни из лучших в мире. Конкретно для россиян – самые лучшие. Тот, кто пользовался их услугами, знает, что такой уровень лояльности к клиентам может показаться запредельным. Я заказываю много товаров в китайских интернет-магазинах, и меня не покидает уверенность, что на этом поприще они запросто «уделают» наших продавцов (про строительство я уже говорил). Единственная проблема, с которой сталкиваются китайские продавцы – необходимость переправлять свой товар через государственную границу. Как правило, это отнимает много времени. Кроме того, российская почта способна выстроить свою логистику так, что товар из Китая в Новосибирск будет идти через Москву.

А теперь представим, что китайцы начинают размещать свои оптовые склады на нашей территории, прямо возле железнодорожных магистралей. То есть начнут вести Интернет-торговлю с россиянами прямо с территорий российских регионов. Не исключено, что для этих целей будут созданы транспортные компании, курируемые китайцами.

Теперь вам понятна перспектива? Поскольку сегодня Поднебесная играет весомую роль в глобальном раскладе сил, приведем о ней еще несколько важных фактов. 

Дракон расправил крылья 

Примечательно то, что Китай рушил свой колхозный строй, не отказываясь от красной символики. На мой взгляд, это очень по-взрослому: ставить содержание выше формы. Как правило, народы с подростковым сознанием первым делом крушат ненавистные символы, наивно полагая, будто дальше последует чудесное преображение жизни. Пальцем показывать не будем, ибо и так понятно, о ком идет речь. Китайцы ведут себя по-другому: не раздувают скандалы из-за идей, не лезут открыто на рожон, не «кидают понты» перед всем миром. Просто методично и спокойно ДЕЙСТВУЮТ. Выражаясь по-русски, берут своё тихой сапой.

О китайцах я знаю не понаслышке, ибо более пятнадцати лет жил с ним бок о бок в секционной студенческой общаге. Среди моих студентов также были китайцы – из этой же общаги. Общался я и с китайскими аспирантами. А учитывая, что общага была настоящим интернационалом, у меня была возможность сравнивать китайцев с другими азиатскими народами – монголами, вьетнамцами, лаосцами, бирманцами. «Тихая сапа» – это, пожалуй, лучшее определение для представителя Поднебесной, когда он живет среди других народов. Монголы, например, полная противоположность китайцам – шумные, открытые, любители ночных гулянок, выпивки и песен. Иногда у меня создавалось впечатление, что «широкую русскую натуру» списали как раз с монголов, хотя по уровню раздолбайства монгольские студенты опережали русских на несколько шагов.

Другое дело – китайцы. Они всегда вели себя подчеркнуто вежливо, были пунктуальны, сдержанны, но в свой мир не пускали. Нация совершенно закрытая. «Себе на уме», как принято у нас говорить. Если судить о китайской политике, то она точь-в-точь реализуется в этом стиле закрытой китайской души: будь вежлив, всем улыбайся, но без шума и «понтов» гни свою линию, методично расширяй своё жизненное пространство.

Когда-то меня озадачивало, на кой китайское правительство отправляет в наши вузы такое количество людей? Неужто им у себя не хватает полезных знаний? Глаза на эти вопросы открыл мне один знакомый сотрудник Конторы. По его словам, китайская молодежь едет к нам не за знаниями: они едут осваивать… русский язык. Для чего? Всё просто: чтобы было легче налаживать коммуникации с нашими спецами. Скажем, если вы решили поработать в Китае, вам даже не надо будет учить китайский язык – вы попадете в русскоязычную среду. Точнее, будете общаться с китайцами, прекрасно говорящим на вашем родном языке. Понятно, что создав целую армию русскоговорящих технарей, проще с их помощью выуживать полезные знания там, где они реально могут быть: в наших НИИ, работавших на оборонку, среди вчерашних сотрудников «почтовых ящиков» и т.д. О том, что китайцы стараются «засунуть свой нос» в каждую лабораторию, хорошо известно руководителям академических институтов. И, в принципе, такая политика дает результаты, как бы некоторые из нас этому ни сопротивлялись.

В качестве показательного (я бы сказал – поучительного) примера выступает участие Китая в развитии и распространении так называемых «зеленых» технологий. Немногие, наверное, знают о том, что эта страна неплохо ЗАРАБАТЫВАЕТ на переходе западных стран на возобновляемую энергетику. Судя по всему, китайское руководство хорошо понимало современные технологические тенденции, целенаправленно «прибирая к рукам» производство редкоземельных металлов, принципиально важных для возобновляемой энергетики. Сегодня Китай очень выгодно использует свое – фактически монопольное - положение в этом сегменте экономики, оказывая давление на своих западных партнеров. На Западе, кстати, эту угрозу осознали слишком поздно. И нынешние геополитические баталии не в последнюю очередь связаны с вопросом по редким землям.

Совсем недавно на одном американском сайте вышел подробный аналитический доклад на эту животрепещущую тему (https://www.heartland.org/publications-resources/publications/the-role-of-rare-earth-elements-in-wind-energy-and-electric-mobility). По мере перехода на «зеленые» технологии стремительно растет спрос на некоторые сырьевые компоненты, играющие здесь ключевую роль. Европейская комиссия уже определила список таких компонентов в качестве критически важного сырья, поставки которого могут оказаться под угрозой срыва. В первом ряду списка как раз находятся редкоземельные металлы, необходимые, прежде всего, для производства постоянных магнитов, используемых в ветряных турбинах и в двигателях электромобилей. В настоящее время практически всё производство этих элементов сосредоточено в Китае, и при резком спросе на них может запросто пострадать надежность поставок, что особенно вероятно в условиях нарастающей геополитической напряженности.

Проблема обостряется именно тем, что китайская сторона, являясь основным поставщиком редких земель, откровенно использует это положение в качестве козырной карты при заключении международных торговых соглашений. Кроме того, Китай пытается сосредоточить в своих руках наиболее передовые звенья промышленных поставок. Например, руководство Китая целенаправленно развивает производство сплавов и магнитов, где применяются редкоземельные элементы. В результате чего эта страна начинает претендовать на глобальное лидерство во всех цепочках создания стоимости. На сегодняшний день в Китае производится 85% очищенных оксидов и порядка 90% чистых редкоземельных элементов.

Тут невольно возникает вопрос: как же им такое удалось? Думаю, ответ понятен: в течение многих лет китайцы собирали по миру всё самое лучшее, включая научные разработки. Меня особо заинтересовал факт по производству чистых редких земель. Полагаю, что здесь не обошлось без российских мозгов. Это ведь только наши либеральные светочи считают, будто у российской науки взять совсем нечего, поскольку вся страна населена-де одними неучами и идиотами (за исключением либералов, конечно же). Адекватному же человеку понятно, что если страна в свое время запускала в космос спутники и делала атомные субмарины, то наверняка этим занимались не идиоты.

Почему именно редкие земли привлекли мое внимание, точнее, их очистка? Дело вот в чем. Есть в Новосибирском Академгородке один академический институт, принимавший когда-то серьезное участие в создании водородной бомбы (за что сотрудники даже получили государственные премии). Так вот, этот институт специализируется как раз на технологиях получения химически чистых веществ и субстанций. Показательным моментом (специально это подчеркиваю) являются тесные контакты специалистов этого института с Китаем. Как откровенно говорил мне его директор, китайцы готовы принять у себя хоть весь состав сотрудников. Правда, из разговоров с сотрудниками я понял, что переезд в Поднебесную не вызывал у них особого энтузиазма. Типа, жить в Китае – совсем «не комильфо». Однако выезды на работу в эту страну были регулярными.

По поводу редких земель примечателен такой факт. Лет восемь назад ученые Новосибирского Академгородка поднимали тему освоения томторского месторождения редкоземельных металлов. Инициатором данного проекта вступал Институт генеалогии и минералогии СО РАН. В этом проекте именно упомянутому выше институту отводилась роль разработчика технологий для получения очищенного конечного продукта. В начале 2014 года казалось, что здесь уже всё «на мази». Было даже получено принципиальное согласие со стороны правительства РФ. Но потом начались эпохальные события, связанные с Украиной. В итоге проект «подвис». Короче, Россия «профукала» свой шанс закрепиться на этом рынке. Зато Китай выбился в лидеры (еще раз говорю – не без участия наших спецов, чьи знания на родине оказались невостребованными).

Отмечу еще один момент. Зарабатывая деньги на «зеленом» буме, Китай не спешит прощаться со своей угольной генерацией, как это делают западные политики (да еще пафосно о том заявляют). Совсем недавно на эту тему вышла любопытная заметка американского аналитика Дэвида Воджика (https://www.cfact.org/2021/01/11/china-loves-coal-far-more-than-wind/). Название публикации говорит само за себя: «Китай гораздо больше любит уголь, чем ветер». Автор напоминает о гигантском промышленном рывке, совершенном этой страной, в результате чего она превратилась в «мировую фабрику». Безусловно, столь внушительный рост промышленности потребовал пропорционального развития энергетического сектора. Причем, важно подчеркнуть, что китайские товары стали дешевыми не только благодаря дешевому труду, но также благодаря относительно дешевой электроэнергии, производимой, в свою очередь, из дешевого угля, запасов которого в Китае предостаточно.

На сегодняшний день, указывает автор, Китай производит электрической энергии в два раза больше, чем ее производится в США. Причем более половины этой электроэнергии приходится именно на уголь (то есть больше, чем в США приходится на все источники, вместе взятые). Конечно, китайцы также уделяют внимание строительству ветряных электростанций, но им не придается такого значения, как это происходит на Западе. Автор обращает внимание на то, что не так давно в США половина произведенной электроэнергии приходила на долю угля – примерно 2 тысячи ГВт-час. Нелепая, на его взгляд, война с углем сократила это количество чуть ли не в два раза. И это сокращение должно продолжиться впредь. Показательно, что с тех пор сократился и рост потребления электроэнергии, остановившись на отметке 4 тысячи ГВт-час. Не исключено, что это было связано с переносом энергоемких предприятий на территорию того же Китая. По словам автора, в США на промышленные нужды затрачивается только 25% электроэнергии, тогда как в Китае этот показатель достигает 70 процентов. Поэтому совсем не удивительно то, что Китай до сих пор остается «мировой фабрикой», производя продукцию, за которую выкладывают деньги американские потребители.

Как следует из текста, автор напрямую связывает промышленное доминирование Китая на глобальных рынках как раз с широким использованием дешевого угля в энергетике. На его взгляд, это совсем не случайное совпадение. Быстро развивающаяся китайская экономика серьезно завязана на угольную генерацию. Что касается ветрогенерации, то на ее долю в Китае приходится всего 5% в общем энергетическом балансе (на уголь, как мы сказали – больше половины). У ветроэнергетики есть один существенный изъян, который, возможно, объективно затрудняет развитие данного направления в этой стране. Работа ветрогенераторов – по понятным причинам – прерывиста, поскольку ветер дует непостоянно. Поэтому в Китае ветряки размещают только там, где их работа экономически оправдана. То есть они совсем не рассматриваются в качестве замены угольным электростанциям, в чем абсолютно уверен автор заметки. Отсюда следует, что все надежды на то, будто однажды Китай последует примеру западных стран и в угоду «зеленой» идеологии полностью откажется от угля – есть ни на чем не основанные мечты людей, свихнувшихся на «зеленой» тематике. Уголь – главный «хлеб» китайской экономики, и в ближайшей перспективе является важным условием дальнейшего сохранения промышленного процветания этой страны.

Но это еще не всё. Как недавно заметил один из сотрудников Курчатовского института, в настоящее время китайцы сосредоточились на том, чтобы войти в число лидеров по ядерным технологиям. То есть пока в Америке и в Европе играются с ветряками и солнечными панелями, а также балуются «зеленым» водородом, китайцы прибирают к рукам всю сумму энергетических технологий, включая те из них, на которых в той же Европе решили поставить крест. И пока еще нет никаких признаков того, что в Поднебесной решили полностью избавиться от угля и «мирного атома». В таких вопросах китайцы ведут себя подчеркнуто прагматично, тогда как на Западе (вопреки их хваленой рациональности) техническую политику откровенно подстраивают под идеологические догмы радикальных левых эко-активистов.

Получается, что китайское руководство, сохраняя верность коммунистическим символам, в меньшей степени подвержено влиянию левизны, нежели лидеры западных стран. Полагаю, данное обстоятельство должно дать серьезную пищу для размышлений российским борцам с левизной и пережитками совка. Впрочем, здесь я не намерен развивать эту тему. Ограничусь лишь одним неутешительным для нас замечанием.

Сравнивая политику Китая с тем, что происходит у нас, нетрудно понять, что российские руководители на фоне своих китайских коллег – просто безответственные инфантильные выскочки рядом со взрослыми и опытными делягами. Нравится нам это или нет, но в контексте глобальной конкуренции наши недалекие «пацанчики» рискуют вчистую проиграть Китаю. Конечно, мы мечтаем о том дне, когда путинский режим падет, и настанут светлые времена прогрессивной демократии. Однако откуда у нас уверенность в том, что новая «прогрессивная» власть будет в состоянии проводить более умную и более ответственную политику? Лично у меня такой уверенности нет. Глядя на главных представителей либеральной оппозиции, я вижу там таких же «пацанчиков», которые, получив реальную власть, первым делом возьмутся за назойливую демонстрацию своих идеологических постулатов. Например, попытаются встроиться в фарватер европейской «зеленой» политики, доказывая тем самым свою приверженность «цивилизованному» курсу. По сути, начнут проталкивать левацкую повестку, прикрываясь (как всегда) либеральной риторикой с ее «правами и свободами».

Я сейчас нисколько не фантазирую. Достаточно послушать выступления опального экономиста Гуриева, чтобы понять, как наши патентованные критики деспотизма воспринимают технический прогресс. Главным итогом их прогрессивной деятельности станет рост тарифов на электроэнергию, что дополнительно ударить по отечественным производителям. В довесок производителям еще накинут (в угоду «прогрессу», конечно же) углеродные налоги и тому подобные модные вещи. Если в чем и выразится наш новый «европейский путь», так в первую очередь, в надрывном стремлении продемонстрировать западным странам свою приверженность так называемым «климатическим целям» (а также расовому и гендерному «равноправию»). Прагматизм в этих делах будет нулевой (за исключением «распилов» на теме ВИЭ и тому подобного), зато мозги дорогих россиян подвергнутся новой массированной атаке в целях создания очередной иллюзии эпохальных свершений. Думаю, эйфория по поводу «краха путинизма» окажется недолгой. А вот выход из этого похмельного состояния для кого-то станет серьезным шоком. Свято место пусто не бывает. И эту пустоту оперативно заполнят китайские товары и услуги. И не только китайские, конечно же. Самая большая конкуренция, которая развернется на наших широких российских просторах, - это будет конкуренция иностранцев за российские рынки.

Не будем говорить о том, хорошо это или плохо. Кому-то явно станет лучше. Но не всем, однозначно. И в числе последних наверняка окажутся сегодняшние паникеры, переживающие по поводу путинского «красного реванша» и возвращения ГУЛАГа.

Прочитано 521 раз

Похожие материалы (по тегу)