Вторник, 02 мая 2017 13:51

Так ли оно нужно – понятие «служилый народ»?

Автор Павел Крупкин
Оцените материал
(1 Голосовать)

Сергей Сергеев, отмечая слабую ассоциированность людей в РФ, предлагает ввести понятие «служилый народ» в качестве универсально объясняющего данный наблюдаемый факт. При этом «служилость» народа он промысливает прежде всего как «государство накладывало на каждый социальный слой особое тягло, при этом никак не фиксируя его прав и не допуская к управлению государством», т.е. как положение подданства и бесправия.

Я не буду здесь приводить исторических примеров, плохо укладывающихся в заданную С. Сергеевым рамку – их много приведено в других репликах к данной дискуссии. Я остановлюсь лишь на логическом разборе целесообразности такого интеллектуального хода. Для этого сначала я определю «когнитивные реперы» своего видения проблемы.

Во-первых, я полностью разделяю когнитивную позицию С. Сергеева, и считаю вынесенную им на обсуждение проблему очень важной. Действительно, вполне научным фактом является то, что все развитые страны в современном мире являются национальными государствами, и более того, за одним исключением (Сингапур), они являются еще и демократиями. Потому перевод РФ по меньшей мере в национальное государство видится важной практической задачей – обеспечивающей достойность существования народу страны во времени.

Далее, в своем мышлении я отказался от понятия «общество» – по логическим основаниям – уж больно оно «прорезинено», мне не удалось ни встретить, ни создать самому удовлетворительной по четкости границы отличения общества от не-общества. Вместо данного понятия я использую понятие «антропокров» – людей в ландшафте со всем их социальным багажом: социальными структурами, опытом, культурой и институтами. Под институтами здесь я понимаю прежде всего поведенческие правила в независимости от степени формализации – от четко прописанных сводов законов и нормативных актов, до плохо вербализованных, а зачастую и совсем невербализованных, понятий уровня «у нас так принято / так нельзя».

Вопрос: А где они сидят – эти самые институты? – сразу же приводит нас к понятию «коллективные идентичности». Ведь синхронность возбуждения людей от девиантного поведения кого-то сразу задает нам и границы группы (те, кто возбуждаются, кто считают нарушение важным для своей вовлеченности в обсуждение / выдачу санкции), и показывает наличие общего контента в головах всех членов данной группы. Понятно, что каждый человек содержит в себе несколько коллективных идентичностей, по меньшей мере такие из них, как семья, родственники, друзья, коллеги по работе – точно есть у каждого.

Нацию я мыслю как социальную технологию, как коллективную идентичность, содержащую в себе набор институтов определенного качества, которые обеспечивают их носителям много чего хорошего в части общежития. Притом обязательными элементами институтов нации являются (1) установка на суверенитет над каким-то куском земли, и (2) установка на равноправие. Нации обладают и другими универсальными элементами / свойствами, вроде унифицированной мифологии о происхождении, пантеоном героев, общеразделяемым культурным каркасом, и т.п. но в качестве определяющих вполне работают именно выше отмеченные два, которые, однако, для задания адекватной временной рамки необходимо дополнить еще одним элементом: (3) воспроизводство / межпоколенческая передача социальными машинами Современности: СМИ, школой / университетами, etc.

Проблема, вынесенная С. Сергеевым на обсуждение тогда может быть переформулирована в виде: блокировка ассоциируемости людей с потенциалом политического действия. И сразу же возникают вопросы по предложенной им объяснительной схеме: Где граница служилого народа со стороны государства («сверху»)? Бюрократы государства – они служилый народ, или нет? Право начальника приказывать – это право, или нет? Учитывая необходимость нетривиальных квалификаций для «службы» – так ли уж бесправен подчиненный?

Следующие вопросы по границе служилого народа «снизу»: все ли жители страны включены в служилый народ? Какова разница между включенными и невключенными? Если служилый народ полностью бесправен – как обеспечивается полнота заполнения его социальных мест? – ведь человек всегда ищет «где лучше». И т.д.

Следует отметить, что введенное «тягло» С. Сергеева сильно перекликается с теоретическими наработками С. Кордонского, в видении которого при социальном анализе РФ и ее предшественников имеет смысл ограничиться лишь «сословиями», которые задаются государством как раз через наделение группы людей тяглом (т.е. обязанностью купировать какой-либо наличествующий вызов) и выделением им ресурсов для выполнения возложенной функции, включая права. Я буду называть сословия-по-Кордонскому статусными группами, или статусами. В части вычленения практических примеров при статусном анализе многих аспектов РФ / СССР хорошо преуспевает Р. Вахитов.

Притом сразу же можно увидеть, что действия «наделить статусом» и «блокировать ассоциирование» в общем-то разведены. И логически данные действия не особо смыкаются, и практически: статусные группы полицейских, судей, работников по найму, etc. в развитых странах / национальных государствах не дадут мне в том соврать.

А обращение внимание именно на «блокирование ассоциирования» сразу же задает и временную рамку – данное государственное действие особенно бросается в глаза своей тотальностью в советском и пост-советском периодах.

Прочитано 417 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.